Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№37 (404) 29 сентября 2003 г. Экономика

МОЗЫРСКИЕ РАБОЧИЕ ПРОСЯТСЯ В АКЦИОНЕРЫ «СЛАВНЕФТИ»

29.09.2003
Наталья ГРИБ

26 сентября Гомельский областной хозяйственный суд отклонил кассационную жалобу российской нефтекомпании «Славнефть» и оставил без изменений решение об аресте принадлежащих ей 15% акций Мозырского нефтеперерабатывающего завода. Судя по всему, суд встал на сторону мозырских рабочих, разыскивающих свои акции. 10 октября истец и ответчик предстанут перед судом.

3 сентября 2003г. Гомельский хозсуд вынес решение об аресте пакета акций «МНПЗ-плюс», принадлежащих компании «Славнефть», до начала судебных слушаний в качестве гарантии сохранности ценных бумаг, что и послужило поводом для подачи кассационной жалобы. По просьбе представителей «Славнефти» заседание кассационной инстанции было закрытым. Представители компании сослались на то, что в их выступлениях прозвучит слишком много конфиденциальной информации, а комментарии журналистов на эту тему вредят всем участникам процесса. Выслушав доводы сторон, суд принял решение отказать «Славнефти» в жалобе и сохранить акции под арестом.

В 1997г. «МНПЗ-плюс» обменяло 15% акций Мозырского НПЗ на 6,24% акций «Славнефти», а потом, по всей вероятности, необдуманно продало акции нефтекомпании малоизвестному ООО «Кондор». Спустя пару недель мозыряне попытались вернуть свои активы, но в ответ «Кондор» заявил, что акции перепродал и акционером «Славнефти» больше не является. Позже эти акции обнаружились у компании, аффилированной с Тюменской нефтяной компанией. Еще позже один из судов в России признал сделку незаконной, однако действующего владельца «утраченных» акций не нашли - и белорусам их собственность никто не вернул. А речь идет об акциях 3,7 тыс. работников Мозырского нефтеперерабатывающего завода, которые требуют восстановить их в реестре акционеров «Славнефти».

Сегодня этот конфликт имеет ярко выраженную политическую подоплеку. Нынешние акционеры «Славнефти» оформляют сделки по слиянию активов с более мощными игроками на мировых нефтерынках (ТНК с BP и «Сибнефть» с ЮКОСом). Этот процесс неминуемо приведет к разделу добывающих и перерабатывающих мощностей «Славнефти» (вероятно, уже в 2004г.). Если допустить, что «МНПЗ-плюс» включат в реестр акционеров «Славнефти», мозырские рабочие смогут претендовать на обмен своих акций на ценные бумаги одного из крупнейших российских нефтетрейдеров. Что само по себе сулит большие дивиденды.

Сегодня представители «Славнефти» и «МНПЗ-плюс» стоят по разные стороны барьера. Один из мозырских акционеров, владеющий приличной долей акций завода, убежден: «То, что было сделано, было сделано преступным путем. Собственность должна быть возвращена законным владельцам». Однако Мозырский НПЗ по-прежнему входит в состав «Славнефти», поэтому этот влиятельный топ-менеджер не решился выступать от своего имени, дабы не навредить заводу. Все-таки «Славнефть» является одним из двух крупнейших поставщиков сырья - за 9 месяцев 2003г. эта компания поставит 3,1 млн. тонн из общего объема в 12,5 млн. тонн.

МОРАЛЬ И ШОКОЛАДКИ

Мы решили выяснить позиции сторон накануне суда. Начальник департамента по связям с общественностью ОАО «Славнефть» Илья Медведев в эксклюзивном интервью «Белорусской газете» недоумевал.

- Совершенно непонятно, почему бывший акционер компании, оспаривающий сделку по продаже принадлежащих ему акций «Славнефти» третьей стороне, подает иск к самой «Славнефти». В определении Гомельского суда говорится, что, приняв акции истца, ответчик («Славнефть») признал своим учредителем трудовой коллектив Мозырского НПЗ, следовательно, взял на себя обязанности перед ним, которые в дальнейшем не выполнил. Наша компания открыта, мы регулярно информируем общественность о своей деятельности, проводим общие собрания акционеров, платим дивиденды. О какой еще ответственности компании перед акционерами идет речь? Мы исходим из того, что наши акционеры обладают безусловным правом распоряжаться акциями, которые им принадлежат, по своему усмотрению. После того как «МНПЗ-плюс» приняло решение о продаже 6,24% акций «Славнефти» , они перестали быть акционером компании, а значит, с этого момента обязательства «Славнефти» перед ним как акционером, прекратились. 

- Вы рассчитываете на то, что суд примет решение в вашу пользу?

- Мы надеемся, что суд примет во внимание наши аргументы.

- Что предпримет компания, если суд удовлетворит требования истца?

- Мы продолжим отстаивать свою позицию.

- «МНПЗ-плюс» аргументирует тем, что «Славнефть» выступила инициатором продажи 6,24% акций и потом выступила гарантом при оформлении сделки.

- Эта сделка была проведена несколько лет назад - эти вопросы логичнее было бы задать прежнему менеджменту.

- С точки зрения экономической логики и, если хотите, морали - эти акции можно считать украденными, или они перепроданы по закону, и белорусская сторона не имеет никаких шансов?

- Причем здесь мораль? «МНПЗ-плюс» никто не заставлял продавать акции «Кондору». Два акционера заключили договор, исполнили свои обязательства по этому договору, закрыли сделку. Потом бывший собственник акций передумал - решил получить акции обратно. Покупатель этот пакет продал кому-то еще. Этот «кто-то» является добропорядочным приобретателем. Бывший собственник обратился в суд. В течение 6 лет суд не может принять решение о возврате акций, потому что в этом случае он должен указать конкретный круг лиц и количество ценных бумаг, подлежащих изъятию в пользу истца. Сделать это невозможно, потому что акции являются бездокументарными и их нельзя идентифицировать. Иными словами, установить владельцев спорного пакета акций невозможно.

После этого происходит вообще уже странная вещь: «МНПЗ-плюс» решает вернуться к событиям восьмилетней давности, когда он обменял часть принадлежащих ему акций Мозырского завода на акции «Славнефти» и требует вернуть ему 15-процентный пакет акций завода, который был обменян на 6,2 % акций «Славнефти» на том основании, что эти пакеты фактически идентичны.

Проведем аналогию: у меня есть 15 шоколадок, я продаю их вам, а потом неожиданно отказываюсь. Вы шоколад перепродали кому-то еще. В конечном счете, я, бывший владелец, добровольно расставшийся со своим шоколадом, иду к производителю - фабрике «Красный Октябрь», у которой есть 42 шоколадки, и требую вернуть 15 шоколадок. Но причем же здесь фабрика?

Позиция «Славнефти» прозрачна и понятна: «конфетная фабрика» не несет ответственности за «съеденный шоколад». Другая сторона выражает свои позиции менее образно, однако не менее доходчиво. Исполнительный директор «МНПЗ-плюс» Виктор Мельников в минувшую пятницу прокомментировал для «Белорусской газеты» решение суда как абсолютно оправданное. Относительно предстоящего разбирательства в суде наш собеседник уверен, что «наше дело правое и победа будет за нами». «Если бы мы не считали, что можем выиграть, не подавали бы в суд. Вопрос очень непростой. И решение по нему было не спонтанным. Это давно затянувшийся спор, который надо было решать», - пояснил Мельников. Он опроверг предположения, что в данном судебном разбирательстве есть политическая подоплека: «Это обычный спор субъектов хозяйствования. Компания «Славнефть» выступила эмитентом и должна сказать, куда ушли акции, когда нас вывели из состава акционеров».

В данном случае у мозырских рабочих мало шансов, если они вообще есть, вернуться в число акционеров «Славнефти». Однако суд вполне может наложить арест на 15% акций завода, принадлежащих компании. И тогда нынешние акционеры - Тюменская нефтекомпания - задумаются, стоит ли менять купленные ранее акции на нынешний пакет, что грозит длительной бумажной волокитой.

Возможно, ответ и так очевиден. Основным акционерам ТНК - Михаилу Фридману и Виктору Вексельбергу - важно продекларировать прозрачность слияния с British Petroleum, им будет явно не до миноритарных акционеров «Славнефти».

Предполагаемый сценарий развития событий таков. Новые акционеры (предположительно BP-ТНК) сохраняют за собой 42% акций Мозырского НПЗ. А белорусской стороне достанется контрольный пакет - 57%. Из которых 42% процента будут по-прежнему принадлежать правительству, а 15% - трудовому коллективу МНПЗ. Тем самым формально все вернется на круги своя, и некая «высшая справедливость» будет восстановлена. Если, конечно, белорусской стороне удастся реализовать столь виртуозный замысел.
Добавить комментарий
Проверочный код