Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№35 (402) 15 сентября 2003 г. Контекст

«ПОСЛЕДНЯЯ ИНСТАНЦИЯ - ВАШ ПРЕЗИДЕНТ»

15.09.2003
Виктор МАРТИНОВИЧ

Было бы даже странно, если бы, получив обескураживающее письмо из «Газпрома», белорусская власть не попыталась свалить вину за произошедшее на мифические козни мифической белорусской оппозиции. Пропагандисты и агитаторы вновь обратились к конференции трехнедельной давности, состоявшейся в Москве под эгидой Совета по внешней и оборонной политике («Белорусская газета» писала об этом подробно еще 25 августа) и уже успела обрасти достаточным количеством пикантных подробностей (например, про то, что нашей оппозиции все равно кому продаваться - Западу или России, где враг, туда и ковыляет, подлая!).

«Советская Белоруссия» и местные телеканалы не нашли ничего умнее, чем процитировать слова, якобы сказанные участником конференции, зампредом ОГП Ярославом Романчуком: «Я считаю, если вы увеличите цену на газ, наше население не пострадает». Идеологических работников не смутило, что в предлагаемой читателю и зрителю интерпретации Романчук комментировал увеличение цен на газ за несколько недель до того, как эту идею озвучил «Газпром». Авторы неистовствовали, изобретая все новые подробности. Оказывается, «даже г-н Кожокин замахал руками и попытался усовестить Романчука!».

Так, в очередной раз пнув негодяя из ОГП, который вращается в «политических кругах» исключительно потому, что население «вдвое-втрое раскошеливается за газ», известный любитель псевдонимов не заметил, как прокололся: ему-то надо было убедить читателей, что «Газпром» нас «прессует» исключительно из-за оппозиции. Но коль скоро участник конференции Евгений Кожокин «замахал руками», стало быть, идея Романчука не прошла, и газ подорожает исключительно по прихоти самого «Газпрома». Как воспринимают происходящее в Минске вокруг конференции СВОП ее московские участники? Действительно ли перспектива удорожания российских энергоносителей обусловлена заявлениями нашей оппозицией в Москве? Наконец, что думают о нынешнем состоянии белорусско-российских отношений члены Совета по внешней и оборонной политике? Об этом обозреватель «Белорусской газеты» беседует с директором Российского института стратегических исследований при правительстве РФ Евгением КОЖОКИНЫМ.

ОПЕРАЦИЯ СВОП

CПРАВКА «БГ». Евгений Кожокин родился в 1954г. В 1977г. закончил истфак МГУ. Доктор исторических наук. В 1980-90гг. работал в системе АН СССР. В 1990-92гг. - народный депутат РФ. В 1991г. - руководитель группы наблюдателей от РФ в Нагорном Карабахе. С июня 1992г. по октябрь 1993г. - председатель подкомитета по международной безопасности и разведке Комитета по обороне и безопасности ВС РФ. С октября 1993г. по апрель 1994г. - заместитель председателя Госкомитета по делам национальностей и региональной политике. С апреля 1994г. - директор Российского института стратегических исследований.

- Как вы прокомментируете реакцию официальных белорусских СМИ на тему состоявшейся конференции СВОП? Правда ли, что вы «махали руками» на нашу оппозицию?

- Не имеет смысла комментировать эти публикации. Как неправильно и придавать большое политическое значение конференции. Это была сугубо информационная, ознакомительная встреча, которая не может повлиять на существенные политические решения, принимаемые в Москве. У нас принимают решения, ориентируясь на реальную политическую власть. На сегодняшний день реальная политическая власть в Беларуси представлена одним человеком - президентом Лукашенко Александром Григорьевичем.

А комментировать то, что говорилось на встрече и то, что писалось о ней, - бестактно с моей стороны. У нас была договоренность о сохранении принципа «не для печати». Мы оговорили: если какая-то информация о встрече и будет где-то фигурировать, ничего из сказанного не должно приписываться конкретному человеку. Этот принцип был нарушен.

- В потоках пропагандистской информации о конференции звучат самые различные интерпретации роли самого Совета по внешней и оборонной политике в политической системе РФ. Его называют едва ли не центром антибелорусского заговора и чуть ли не структурным подразделением Кремля. Что собой представляет Совет, насколько он близок к Кремлю и почему вдруг заинтересовался Беларусью?

- СВОП - общественная организация, существующая более 10 лет, создана частными лицами и является неправительственной организацией. Да, эта организация активна. Да, она влиятельна. Да, в нее входят действующие политики разной политической ориентации: левых и правых взглядов. Также в СВОП входят представители структур исполнительной власти: МИДа, Минобороны, ряда других ведомств. И наконец, в Совете - большое количество экспертов, ученых, журналистов и предпринимателей. Чтобы понять, что такое СВОП, нужно просто осознать: в России гражданское общество - не фикция, а реальность. При всех наших недостатках у нас демократическая страна, в которой могут действовать самые разные организации. Доклады Совета всегда привлекали внимание не только СМИ, но и властных структур, поскольку готовят их эксперты очень высокого класса с использованием большого объема информации. Но структуры исполнительной власти и администрация президента никогда не заказывают эти доклады. Темы предлагают сами члены СВОП, причем интересует как проблема наркотиков в России, так и темы более общего характера - стратегия для России, например.

Поскольку Беларусь - исключительно важная для России страна, поэтому СВОП предпринимал очень большие усилия для снятия противоречий в российско-белорусских отношениях. Сейчас, например, Совет озабочен тем, что впервые за все время здесь появились столь серьезные кризисные моменты. В поиске преодоления кризиса Совет провел две встречи. Одна состоялась в июне с участием аналитиков института при администрации президента Беларуси, независимых экспертов и депутатов парламента Беларуси. А в августе состоялась вторая встреча с участием представителей оппозиции. Мы даже можем критиковать самих себя - за то, что обратились к организации таких диалогов слишком поздно. Наверное, слишком поздно.

РУБЛЬ НЕ УВЯЗЫВАЕТСЯ

- Вы упомянули о серьезных кризисных моментах в отношениях между двумя странами. Не могли бы их перечислить?


- Наиболее очевидные проблемы связаны с перспективой интеграции двух стран. На сегодняшний день ключевым вопросом интеграции (прежде всего экономической) стал вопрос о единой монетарной зоне, переходе на российский рубль. Появление единой рублевой зоны будет способствовать увеличению инвестиционной привлекательности России и Беларуси. Но, учитывая разницу и в масштабах экономики, и в типе экономики двух стран, инвестиционная привлекательность Беларуси в результате объединения возрастет в большей степени, чем у России. С этой точки зрения Беларусь выиграет больше, чем мы. Тем более что создание этой зоны привлечет внимание не только российского капитала, но и инвесторов из других стран. Беларусь станет более интересна и для капитала ЕС. То, что европейский бизнес в небольших масштабах и сейчас присутствует в Беларуси, доказывает, что никаких юридических преград европейским инвесторам со стороны ЕС для работы в Беларуси нет. Есть лишь проблема инвестиционной привлекательности вашей страны.

Да, белорусская промышленность перспективная (в т.ч. для нас). Но она требует глубокой модернизации, а потому вопрос об инвестициях очень существенный. Мы здесь заинтересованы, поскольку между российскими и белорусскими предприятиями тесная технологическая кооперация, часть белорусской продукции имеет российские компоненты. А потому ситуация, когда в Беларусь придет инвестор, который скупит предприятия и их закроет, ударит и по нашим стратегическим интересам. Но ведь обязательным условием модернизации является улучшение инвестиционной привлекательности, т.е. переход к российскому рублю.

- Из ваших слов следует, что Беларусь экономически и политически больше заинтересована во введении российского рубля, чем Россия…

- Скажем так: если рубль не будет введен в качестве национальной валюты, у нас возникнут серьезные потери в результате т.н. «упущенных выгод». Потому как результатом объединения систем в конечном счете станет увеличение емкости единого российско-белорусского рынка. Кроме того, введение российского рубля - очень серьезная предпосылка к дальнейшей экономической интеграции. Мы не преувеличиваем собственное величие, мы знаем, что наш ВВП по сравнению с ВВП не только США, но целого ряда других стран несопоставимо меньший. И в той жесткой экономической ситуации интеграция с Беларусью приведет к совместному усилению и, как результат, - усилению России.

- Как вы оцениваете степень взаимной готовности к объединению денежных систем?

- Проделана очень большая подготовительная работа, выработана гибкая модель перехода к рублю. Причем то, что эта модель соответствует белорусским интересам, считает целый ряд экономистов из белорусской оппозиции. Документы по введению рубля подготовлены и завизированы в правительстве Беларуси. Осталась единственная инстанция, от которой зависит - сделать шаг вперед или в очередной раз заблокировать. Эта инстанция - президент Беларуси. С этой точки зрения огромное значение имеет предстоящая встреча наших президентов.

- Говоря о предстоящей встрече президентов, вы имеете в виду двустороннюю встречу, предваряющую саммит СНГ? Но пока в заявленных темах нет темы российского рубля...

- Эта проблема не требует сейчас глубокого изучения. Она отработана до мельчайших деталей. Требуется просто политическое решение, слово «да» или «нет». Причем ни о каком диктате, оказании давления на Беларусь со стороны России и речи быть не может - это решение проработано совместно. Одно дело, если бы соглашение по рублю было подготовлено в одностороннем порядке в Москве. Но ведь оно согласовано с двух сторон!

- Белорусская точка зрения на этот вопрос совершенно иная. Александр Лукашенко полагает, что Россия пытается нарушить последовательность интеграционных шагов. По его мнению, сначала нужно создать единое экономическое пространство, потом - утвердить соглашение о единой валюте на союзном Совмине и ВГС, затем - принять Конституционный акт и лишь после подписывать соглашение президентами. Получается, Беларусь не замечает этих самых двусторонних договоренностей, или их в финальном виде просто не существует?

- Есть пакет документов, связанный с введением российского рубля. Никаких увязок с другими вопросами, которые обсуждаются и готовятся, здесь не предусмотрено - они не связаны с этими вопросами напрямую. Есть целый ряд экономических программ в рамках союзного государства. Одни выполняются лучше, другие хуже. Есть определенные срывы со стороны России, есть - со стороны Беларуси. Это нормальный процесс. Да, возможно, он требует ужесточения контроля. Но это - просто другая область. Кроме того, есть конституционный процесс. Это особая работа, которая продолжается и, кстати, весьма успешно. Да, там есть вопросы, которые нужно согласовать. Но если заниматься постоянной увязкой всех «корзин», которые составляют интеграционный процесс, объединение будет просто заблокировано. Мы считаем, что нужно двигаться по всем тем направлениям, которые были намечены, и стараться соблюдать графики. В данном случае ни о каком ускорении, ни о какой спешке речи не идет, это согласованные сроки.
Добавить комментарий
Проверочный код