Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№33 (400) 01 сентября 2003 г. Sexus

РЕВОЛЮЦИЯ СВЕРХУ

01.09.2003
Маша АРСЕНЬЕВА

Разговор между врачом-сексологом и женщиной, пришедшей на консультацию: "Что значит для вас хотеть мужчину?" - "Ну, это хозяин в доме, чтобы гвоздь мог вбить". - "Нет, вы не поняли. Что значит для вас хотеть мужчину?" Когда пациентка наконец понимает, о чем ее спрашивают, заливается краской и от стыда закрывает лицо руками. Ей 40 лет, у нее двое детей.

Недавно в России проводился масштабный опрос среди школьников 10-11-х классов. Выяснилось, что только 15% матерей и 4% отцов говорили с детьми на сексуальные темы и то между делом. Школу как важный источник сексуальной информации назвали лишь 7% опрошенных. Большую часть информации о сексуальной жизни подростки получают из книг и журналов (53%). 42% девушек при первом половом акте не пользовались средствами контрацепции. Для сравнения, в Германии только 11% (!) девушек не применяли контрацептивы. Как сказал известный голландский сексолог Эверт Кеттинг, сексуальное поведение российских подростков принадлежит к XXI веку, а их сексуальное сознание и знание остаются на уровне середины прошлого столетия.

В Беларуси никаких подобных исследований не проводилось, и потому мы не можем делать каких-либо выводов о сексуальной культуре молодежи и более взрослого поколения. Как будто бы секса и проблем, с ним связанных, у нас по-прежнему нет. И для 40-летней пациентки сексологической консультации мужчина нужен только для того, чтобы забить гвоздь.

Культуролог, историк Вацлав ОРЕШКО предлагает в новом телесезоне запустить несколько эротических каналов или хотя бы издать журнал семейного секса. «Зажатому, закомплексованному человеку, - говорит Орешко, - гораздо сложнее добиться успеха в жизни... Если человек не свободен дома, в собственной постели, он не свободен ни в чем».

- Наше общество очень негармоничное, и путь к этой гармонии лежит не только в плоскости экономических и политических преобразований - нужно менять и отношение к сексу. Если люди начнут себя уверенно чувствовать хотя бы со своими женами, они будут увереннее и в других сферах жизни.

- А что, собственно, нуждается в переменах? Сексуальная революция уже давно отгремела...

- В Беларуси не было сексуальной революции, она до нас не дошла. Думаю, что для значительной части белорусов секс остается не только запретной, но и, я бы даже сказал, неприличной темой. В блиц-опросе среди известных людей, проведенном как-то одной газетой, на тему, что они думают о сексе, Зенон Позняк сказал: «У беларусаў сэкса няма». Ну откуда он может быть в самом деле, если человек работает с утра до вечера? Секса нет, есть размножение.

Я регулярно читаю польские журналы на эту тему и могу сказать, что у них тоже немало проблем: по исследованиям, больше половины взрослых поляков сексу предпочитают онанизм - так проще. И дешевле. Думаю, что в Беларуси даже онанизмом меньше занимаются, чем в Польше. У нашего среднего человека секс отделен от жизни - если им и занимаются, то делают это тайком, наспех и не очень интересно.

- На основании чего вы делаете такие выводы?

- К сожалению, я не располагаю результатами каких-либо исследований - их нет, во всяком случае, я их не видел, и, по-моему, они никогда не проводились. Почему не проводились? Потому что не принято считать секс важной темой в жизни белорусского общества. Но даже если бы проводились исследования на тему, к примеру, как часто в Беларуси люди занимаются сексом, то реальной картины мы бы не получили: процент искренности был бы невысокий, что характерно для любых социсследований в нашей стране - белорус очень часто отвечает так, как он не думает.

Но и без исследований все понятно: достаточно оценить наше информационное пространство: по телевидению, в газетах секса нет. Как-то в юности меня поразил один югославский серьезный политический журнал: внутри издания были опубликованы большие цветные фотографии обнаженных женщин.

- Вы считаете это уместным?

- Вот видите, - вы сразу задаете вопросы «уместно ли?», «а насколько это соответствует формату издания?»... На мой взгляд, такие вопросы в принципе неуместны, особенно в нашем обществе. Ведь публикация таких фотографий разбивает определенные барьеры в сознании и вообще с чисто рекламных позиций расширяет читательскую аудиторию. Но вы можете себе представить белорусский вариант журнала «Плейбой» или «Хастлер»? И совместить его с белорусской ментальностью? «Плейбой» - еще как-то можно, но «Хастлер» - однозначно нет, это журнал-провокация. И не потому, что у нас нет красивых женщин - как раз с этим у нас все в порядке.

Как мне кажется, проблема в том, что большая часть белорусского общества или делает вид, или действительно так считает, что сексуальных отношений и проблем, с ними связанных, нет - разве это нормально? Секса нет в информационном пространстве, нет в обыденном общении. Лет десять назад мне довелось побывать в Бельгии, и там семья за столом абсолютно естественно обсуждала проблемы с яичком одного из сыновей - на нас этот разговор произвел, мягко говоря, большое впечатление, потому что у нас такая ситуация в принципе невозможна.

Во многом это объясняется наследием советского прошлого, когда секс игнорировался. Кроме того, значительная часть городского населения имеет деревенское происхождение с характерной для него консервативностью. В деревне женщина вообще не рассматривается как сексуальный партнер, это что-то вроде рабочей скотины. Вот эти два фактора - советское прошлое и крестьянская ментальность - оказывают очень большое влияние на сознание. Человек не свободен дома, в своей семье, а значит, он не свободен нигде. И поэтому, если человека научить быть свободным хотя бы в своей собственной постели, это уже очень большой шаг.

Зажатому, закомплексованному человеку гораздо сложнее добиться успеха в карьере и вообще в жизни, потому что существует абсолютно конкретная связь между внутренней свободой, умением выражать желания своего тела и успехом в жизни. В обществе несвободных людей мы не ничего не сможем достичь - ни демократии, ни процветания. Если бы я был миллионером, то действительно попробовал бы издавать, может быть, не белорусский «Плейбой», а что-то вроде журнала семейного секса. Люди бы читали и понимали, что сексом можно заниматься с собственным мужем и женой и что это может быть хорошо.

- А пока семейного секса нет?

- Я думаю, что семейный секс практически отсутствует как явление. Семейные пары 40 лет и старше ведут или нерегулярную половую жизнь, или не имеют ее вообще. Если человек больше 10 лет прожил со своей женой и они любят друг друга в постели - это явление достаточно редкое сегодня. У нас как-то не принято гордиться тем, что ты любишь свою жену, у нас даже отдыхать не принято ездить вместе.

- Простите, а у вас все в порядке?

- Я лично не жалуюсь. Но думаю, что таких, как я, немного.

- Мораль общества пишут женщины - довольно распространенная точка зрения среди мужчин. В том, что семейный секс практически отсутствует, кто виноват - мужчина или женщина?

- Я склонен критично оценивать белорусского мужчину и в первую очередь потому, что его не отличают решительность и самостоятельность в принятии решений. Это объясняется в т.ч. историческими причинами. Ведь долгое время происходил отрицательный отбор - уничтожались генетически лучшие представители общества, их расстреливали, они погибали в лагерях, эмигрировали. Потом, эта т.н. белорусская толерантность и «лагоднасць», на которых так много и часто спекулируют. Толерантность как умение общаться и понимать друг друга - это одно, это у нас когда-то было. Но толерантность как «абыякавасць» к происходящему, сформировавшаяся за столетия подавления и уничтожения национального самосознания, - совсем другое. И как мне кажется, сегодня под белорусской толерантностью нужно понимать именно второе. Эта крестьянская консервативная пассивная ментальность культивировалась веками и до сих пор лежит в основе национального характера. В итоге белорусский мужчина сегодня именно такой - тихий, покорный крестьянин, который может хорошо, долго, старательно работать, но он не способен на поступок. А секс - это вообще-то поступок, завязанный на проблеме выбора. Нужно быть способным выбрать человека, который тебе нравится, завоевать его - т.е. что-то представлять собой. Когда человек не способен на поступок в своей интимной жизни, он не способен на это в жизни общественной.

- Пассивный мужчина, но активная женщина - это нормально?

- Все должно быть гармонично. Мне не раз приходилось быть наблюдателем на выборах, и я видел, как жена показывает мужу, куда поставить «птичку». Что это за мужчина, если он не знает, за кого голосует? Что он тогда представляет собой в постели? Женщина все чаще выполняет мужские функции - не в смысле того, что она пилит дрова, но она принимает решения, которые должен принимать мужчина. Но эта инициатива должна принадлежать мужчине. Ведь в той белорусской ментальности, которая формировалась в XV-XVII столетиях, белорусский мужчина был совсем другим, я имею в виду представителя высшего общества, шляхтича. И насколько жестко то общество делилось на социальные слои, настолько разным был секс.

На самом деле сексуальная революция - это та свобода, которая приходит сверху. Ведь именно высшее общество всех времен и народов могло позволить себе предаваться любовным утехам. Это, наверное, единственная революция, которая происходит наоборот. Но у нас эта модель воспитания чувств не закрепилась, не научились мы любить друг друга по-настоящему в постели и в жизни. Нас научили только работать.

- А сегодня возможна сексуальная революция сверху?

- В нынешнем обществе, думаю, нет.

- Поколение 16-17-летних другое, нежели их отцы?

- У меня есть сомнения, что они сильно отличаются от своих родителей. Откуда у них может быть стимул к изменениям? Из американского кино и российской «чернухи»? Общество ведь не изменилось, оно осталось прежним. Ни в политике, ни в экономике мы не сделали шагов, которые должны были сделать. Наиболее активные стремятся уехать, и в итоге мы опять получаем отрицательный отбор.

- Сегодня активно обсуждается идеология белорусского общества - может, необходимо среди ее приоритетных направлений поставить развитие сексуальной культуры и сексуального воспитания?

- Что значит «обсуждается»? Курс идеологии начинают преподавать в вузах, но в этой новой идеологии белорусского государства не нашлось места для отношений между мужчиной и женщиной. А плакаты и листовки с призывами использовать презервативы, чтобы не заразиться СПИДом, - это не есть сексуальное воспитание. Должна быть некая государственная политика в этом отношении. Пока же все происходит наоборот. Взяли и закрыли единственные на всю страну два секс-шопа. Свободный, раскованный человек, способный принимать решения, не нужен. А это именно тот человек, который разнообразно и с удовольствием занимается сексом.
Добавить комментарий
Проверочный код