Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№33 (400) 01 сентября 2003 г. Экономика

ВОЗЬМИ, НЕ БОЙСЯ

01.09.2003
Сергей ЖБАНОВ

Пребывая на минувшей неделе с визитом в Орше, Александр Лукашенко вдруг признался, что боится последствий надвигающейся замены белорусского рубля на российский: «Введение другой валюты, в данном случае российской, - это фактически объединение государства с Россией. Более того, если мы вводим чужую валюту, как бы мы соглашение ни заключали, мы фактически можем оказаться в роли второстепенного государства, подчиненного. Может так произойти. Я как глава государства боюсь этого и делаю всё, чтобы этого не произошло». Поэтому Лукашенко призвал не торопиться с введением единой валюты в рамках союза России и Беларуси. «У нас сегодня неоднозначное толкование по поводу введения в виде нашей валюты российского рубля, - сказал Лукашенко. - Население уже разобралось. Если раньше кричали: давай нам российский рубль, нам это выгоднее, сегодня уже мозгами раскинули и говорят: а вы знаете, пусть слабее наша валюта, но это своя».

Некоторые СМИ поспешили назвать прозвучавшее заявление белорусского президента жестким. Но сомнения, озвученные Александром Лукашенко, свидетельствуют скорее об отсутствии твердой и осмысленной позиции белорусского лидера по поводу преимуществ, получаемых Беларусью от введения российского рубля: «Ведь может оказаться так, что мы пойдем на валюту другого государства, деньги будут там печататься и мы оттуда будем их получать. Но это уже не я и не вы, и не правительство будет основные вопросы решать. Эти вопросы будут решать другие. Чтобы нам не оказаться перед фактом, что у нас нет денег или будет их недостаток. И тогда что, опять, как в советские времена, на коленях ползать там где-то в российском Центробанке и просить на зарплату деньги?»

Поэтому на предложение Владимира Путина (поступившее, по словам Лукашенко, неделю назад) подписать соглашение об использовании российского рубля в качестве платежного средства на территории Беларуси белорусский лидер ответил следующим образом: «Это не проблема. Соглашение мы можем подписать о введении в виде платежного средства российского рубля. Но как мы будем его вводить, в какое время и когда - это отдельный вопрос».

Эта позиция не только расходится с известным стремлением российского президента окончательно решить проблему единого рубля, но и явно не соответствует проявляемой в последнее время активности Нацбанка по соблюдению оговоренных соглашением сроков замены белорусской валюты. Буквально в этот же день, когда Лукашенко советовал «свои рубли белорусские держите в кармане», потому что «их мало, но это свои», Нацбанк заявил, что рассчитывает на оперативное рассмотрение белорусским правительством парафированного соглашения об использовании российского рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории республики с 1 января 2005г.

Дело в том, что проект данного соглашения был парафирован

25 августа в Москве на заседании белорусско-российской рабочей группы под сопредседательством вице-премьера, министра финансов России Алексея Кудрина и председателя правления Нацбанка Петра Прокоповича.

Свои надежды на ускоренное рассмотрение правительством парафированного проекта соглашения директор департамента секретариата правления Нацбанка Сергей Дубков объяснил в интервью «Интерфаксу» тем, что такие ожидания вызваны проведением 1 сентября 2003г. очередного заседания рабочей группы. В рамках заседания планируется детально проработать проект соглашения о порядке урегулирования взаимных требований и обязательств в случае прекращения действия базового соглашения об использовании российского рубля в качестве единственного платежного средства на территории Беларуси.

Между тем более мотивированной наблюдаемую суету в действиях Нацбанка делает заявление российского Департамента правительственной информации, извещающее о том, что «такое соглашение может быть подписано в первой половине сентября», хотя, по существующему в Беларуси регламенту, правительство могло бы не спешить до конца сентября, поскольку обязано принять решение в течение одного месяца с даты внесения документа. Очевидно, что Нацбанк идет навстречу московским пожеланиям.

Поэтому в комментариях содержания парафированного соглашения директор департамента Нацбанка Сергей Дубков, в отличие от белорусского президента, сделал акцент на получаемых Беларусью равных правах. По его оценкам, все произойдет по справедливости: безналичные деньги Беларусь будет эмитировать в пределах пропорций ВВП (4,1-4,2%), а «сохранение института Межбанковского валютного совета создает условия для функционирования единого эмиссионного центра как системы». При этом полномочия единого эмиссионного центра, в т.ч. в части прироста активных операций Нацбанка, регламентируются не Банком России, а двусторонним соглашением.

Далее Дубков пояснил: «Система единого эмиссионного центра предполагает вхождение в состав совета директоров Банка России, двух представителей Нацбанка РБ и еще одного представителя Беларуси в наблюдательный совет Банка России». Таким образом, в Беларуси единый эмиссионный центр трактуют как коллегиальный орган, в состав которого входят представители Нацбанка и Банка России. По словам Дубкова, в парафированном соглашении «заложена именно такая идеология, и она понимается сторонами однозначно».

Но однозначно гремит, как известно, только позвоночник. Поэтому хотелось бы обратить внимание на следующую деталь парафированного соглашения. Коллегиальность в решениях якобы «единого эмиссионного центра» будет обеспечена не за счет вхождения белорусских представителей в руководящий орган единого эмиссионного центра в виде Межбанковского валютного совета, а в состав директоров и наблюдательного совета Банка России. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Но Сергей Дубков, видимо, ее не замечает или делает вид, что не видит разницы, а потому и предлагает нам воспринимать данный пункт соглашения как гарантию равноправия и коллегиальности в принятии будущих решений для Беларуси. Если принять на веру предложенную позицию Нацбанка, становится совершенно непонятно, отчего так растревожился белорусский президент.

Но эту тревогу представитель Нацбанка не прокомментировал. Наверное, не предвидел? Хотя некоторые робкие сомнения по поводу «неприятных» для Беларуси положений соглашения, касающихся дополнительных обязательств по ограничению денежно-кредитной политики, высказал.

По мнению Сергея Дубкова, «в самих ограничениях ничего плохого нет, так как в стране и в настоящее время существует жесткая регламентация денежно-кредитной политики». Но комментировать уровень жесткости и налаженную процедуру финансирования дефицита республиканского бюджета за счет эмиссии представитель Нацбанка не стал, а лишь высказал некоторую обеспокоенность неудобствами, которую несет в себе сам факт использования валюты другого государства при проведении денежно-кредитной политики. В частности, было обращено внимание на регламентацию процентных ставок и процесса курсообразования со стороны главного банка другого государства. Отчего даже интеллигентный представитель Нацбанка был вынужден признать намечаемое «сужение полномочий» главного банка республики.

Не это ли имел в виду Александр Григорьевич, когда говорил по-простому, что придется «на коленях ползать там где-то в российском Центробанке и просить на зарплату деньги»?

ОТВЕТОМ НА ОТВЕТ

Ответ на вопрос, поставленный несгибаемым Лукашенко в Орше, на этот раз пришел скоро. Но не от граждан республики, а из Кремля - в виде послания президента России. В послании подчеркнуто, что для выхода на качественно новый уровень интеграционного взаимодействия необходимы новые шаги: «Ключевое значение в этом плане имеет реализация нашей договоренности о переходе на рубль Российской Федерации в качестве единой валюты Российской Федерации и Республики Беларусь. Подготовка проекта Соглашения об использовании рубля Российской Федерации в качестве единственного законного платежного средства на территории Республики Беларусь фактически завершена». Поэтому Владимир Путин в очередной раз предложил Александру Лукашенко осуществить подписание этого соглашения «в ближайшее время».

Реакция со стороны белорусского президента на экстренное кремлевское послание тоже не заставила себя ждать. Принимая с отчетом председателя правления Нацбанка, Лукашенко не стал возводить новых препятствий на пути единого рубля. Для этой цели ему вполне хватило воспроизведения припева на тему создания единого экономического пространства и равных условий для субъектов хозяйствования, принятия Конституционного акта союзного государства и осуществления других мероприятий, которые до сих пор якобы не выполнены Россией.

Состоявшийся обмен «любезностями» и возвращение интеграционных настроений в исходное положение ничуть не смущает Лукашенко, как, впрочем, не мешает и Нацбанку в его переговорном процессе с Центробанком и правительством России. Нацбанк уже подготовил к подписанию проект соглашения о косвенном налогообложении во взаимной торговле Беларуси и России, являющемся прямым продолжением соглашения об использовании российского рубля в качестве единственного законного платежного средства на территории республики с 1 января 2005г.

Таким образом, технически осталось преодолеть «отдельные разногласия по механизму и размеру компенсации», и обмен можно начинать хоть завтра.

Тут самое время вспомнить о том, что Нацбанк независим от кого угодно, только не от Лукашенко, который до сих пор не получил от Кремля необходимых политических гарантий и желаемого размера экономической компенсации. И если Москва не расщедрится и не пойдет навстречу белорусскому президенту, то нам еще долго не придется вынимать руки из карманов с «зайчиками» для обмена на российские рубли. В Беларуси это давно поняли, а вот Кремль пока не утратил веру в своего самого надежного союзника. Поэтому любой конец истории с единым рублем станет поворотным моментом для дальнейших межгосударственных отношений Беларуси и России.

Ну а если кто-то ждет санкций со стороны России во имя единого рубля, то совершенно напрасно. Не тот случай. Конечно, в Кремле понимают, что глубокий финансовый кризис мог бы освежить интеграционные настроения белорусского президента. Но организовывать его из Москвы во имя «выхода на качественно новый уровень интеграционного взаимодействия» было бы опасной затеей.

Насильно ведь мил не будешь. А последний кураж Лукашенко вполне объясним: это Владимиру Путину надо к выборам отрапортовать о реальных достижениях на пути строительства союзного государства. Поэтому Кремлю для укрепления братских уз к назначенной дате придется поискать не кнут, а вкусный пряник.
Добавить комментарий
Проверочный код