Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№31 (398) 18 августа 2003 г. Тема недели

НАСЛЕДИЕ - ОТ СЛОВА «НАСЛЕДИЛИ»

18.08.2003
Виктор МАРТИНОВИЧ

12 августа информагентства сообщили, что в райцентре Лоев Гомельской области местные власти разрушают уникальный памятник архитектуры - здание XIX века, с которого отсчитывается история каменного Лоева. Поскольку в последнее время подобные случаи не редкость (к примеру, неделю назад из Глубокского района Витебской области пришло сообщение о разрушении старинной мельницы), мы направились в Лоев - чтобы на месте выяснить, как обстоят дела с архитектурным наследием города и почему в Беларуси в последнее время так массово уничтожаются древние постройки.

КРАЕВЕД ПОШЕЛ «В ОТКАЗ»

В этой истории сразу же вырисовались две противоборствующие стороны: местные краеведы, которые, по сообщениям агентств, вовсю защищают старину, и исполнительная «вертикаль», занимавшаяся, как следовало из сообщений, целенаправленным уничтожением памятника архитектуры. Основным фигурантом первых назывался местный учитель, руководитель общественного объединения «Каранi» Николай Анисовец. Главным же врагом постройки являлся местный райисполком, во главе с председателем Сергеем Метлицким.

Анисовец обескуражил тем, что в телефонном разговоре накануне поездки отказался встречаться с журналистами «Белорусской газеты». Беседа с краеведом длилась долго, Анисовец успел сослаться на то, что он «устал» от этой истории, что у него отпуск и вообще собирается поехать на велосипеде в деревню. Прозвучал и такой пассаж: вы напишете и уедете, а нам здесь жить… Вместо себя Анисовец порекомендовал нам Анатолия Ковальчука, лоевского кочегара. Тот, выслушав предложение встретиться, предупредил: недавно к нему приезжали представители с областного телевидения, так их вроде с работы уволили. Анатолий Иванович спросил, не боимся ли мы местной власти. Услышав, что не боимся, сообщил, что тоже никого не боится, и назначил встречу: на следующий день в 10 утра в центре поселка.

АУТЕНТИЧНАЯ ГЛУБИНКА

Райцентра, который удален от географического и политического центра республики больше, чем Лоев, во всей Беларуси, поди, не сыщешь. Расположенный на самой границе с Украиной (от соседнего государства город отделяет лишь Днепр), он отстоит от Минска на 360 километров. Если добавить сюда приличное расстояние до областного центра, полное отсутствие сотовой связи от Речицы до Лоева и в самом Лоеве (зато украинские операторы дают здесь уверенный прием), а также совершенно неразвитую придорожную инфраструктуру, четырехчасовое путешествие в Лоев может порадовать любого иностранца - искателя советской экзотики.

В 9.15, проезжая Речицу, мы попытались позавтракать в каком-нибудь местном кафе. Изучив меню, поняли, что определенно не попадаем в target-group, на которую ориентируются маркетологи речицких fast-food. Напрасно мы искали омлет либо яичницу с ветчиной - учреждения питания настойчиво предлагали нам дешевую выпивку и нехитрую холодную закуску к ней. Заедать иссохшими бутербродами и лежалыми беляшами предлагалось белорусские плодово-ягодные вина с экзотичными и зовущими названиями. Раньше мы думали, что ввиду дешевизны бутылка «чернил» является величиной неделимой и подлежит потреблению за один раз, в компании или индивидуальными пользователями. Здесь, в Речице, мы впервые увидели в продаже белорусские «чернила» на разлив. Завтракать пришлось йогуртом и вафлями, купленными в одном из продмагов.

КОЧЕГАР АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ

В Лоев мы приехали на большой православный праздник - Спас. В честь этого Анатолий Иванович подступил к нам с сумкой, набитой яблоками. «Вы не подумайте только, что это я прогнулся, - обмолвился он, угощая «белым наливом». - Я ни перед кем не прогибаюсь». После этого кочегар и краевед Ковальчук повел нас от площади к Днепру, над которым и возвышалось злополучное здание. Подойдя ближе, мы увидели небольшую, крашенную в серый цвет постройку без крыши, стоящую в нескольких десятках метров от набережной. Наш герой рассказал, что совсем еще недавно крыша на здании была, причем не какая-нибудь, а из оцинкованной жести, которая ржавеет плохо и стоит долго. И что крышу снял исполком, который недавно начал разбирать дом.

Внутри постройки обнаружилось четыре комнаты: одна большая и три поменьше. Штукатурка с потолка уже начала осыпаться, сквозь дыры в ней проглядывала «дранка». На полу обнаружились большие кучи мусора, кое-где стояла темная вода.

Краевед рассказал, что на месте древнего сооружения власти зачем-то хотят сделать фонтан. К фонтанам местные жители относятся недоверчиво. Лет 20 назад в Лоеве уже построили фонтан, но потом, столкнувшись с дороговизной его содержания, его закрыли. В 1985г. на месте фонтана разбили демонстрационную площадку с техникой времен войны, которая дополняет экспозицию местного краеведческого музея.

Про само здание Анатолий Иванович поведал следующее: документальных свидетельств, подтверждающих дату его постройки, нет. Однако опросы местных жителей говорят о том, что дом появился на берегу Днепра в 1818г. и является самым старым в Лоеве. Если здание разрушат, в городском поселке останется всего шесть дореволюционных построек. До 1917г. в доме по улице Шевелева, 2 размещался телеграф, после - ресторан «Якорь», речной вокзал и диспетчерская.

Местная общественность твердо решила дореволюционный дом не сдавать, написала телеграмму президенту, поставила вопрос перед депутатом ПП НС от Хойникского округа Виталием Куликом. Однако все эти действия желаемого результата не принесли. Тогда краеведы начали сбор подписей в защиту речного вокзала, в котором участвовал и наш собеседник. Анатолий Иванович признался, что ему удалось получить лишь около 20 автографов местных жителей. На вопрос, сложно ли было получать поддержку горожан, признался, что примерно каждый четвертый соглашался подписаться. 12 августа сбор подписей закончился, и прошение занесли в местный райисполком.

Заканчивая свой краткий рассказ про борьбу за дом, Ковальчук признался: он лично разочаровался и уверен, что здание все-таки будет разрушено. Краевед вспомнил историю, когда в 1932г., протестуя против идеи Сталина уничтожить храм Василия Блаженного, русский подвижник Петр Дмитриевич Барановский заперся в нем и длительной голодовкой убедил власть отказаться от разрушения реликвии. «Надо было и здесь так», - заключил Анатолий Иванович. Нам почему-то вспомнились слова Николая Анисовца про то, что он «устал» и его же сентенция про то, что мы напишем и уедем, а ему здесь - жить. Осужденный по 58-й статье Барановский, отправляясь в лагерь, вряд ли задумывался о собственной «усталости» от борьбы за Храм Василия Блаженного, тем более что, вернувшись после отсидки, смело ринулся спасать уже наполовину разобранный Казанский собор, нарываясь на очередной срок (жить в Москве ему было запрещено). Мы спросили у Анатолия Ивановича: не кажется ли ему, что в Лоеве просто нет своего Барановского. Подумав, тот согласился: пожалуй, что и нет.

ФЕНОМЕН МЕСТНОГО ЭНТУЗИАСТА

Узнав, что мы никуда не спешим, наш собеседник вызвался показать нам исторические достопримечательности Лоева и подсел в редакционную машину. Анатолий Иванович признался, что всего образования у него - только школа. Работает оператором котельной, получает за это 95 тыс. рублей. «Я тут недавно немецкого генерала нашел», - внезапно заявил он и достал из кармана заранее приготовленный конверт. В нем оказались фотография генерал-лейтенанта 137-й дивизии Ганса Камеке и затертые снимки его похорон в одной из окрестных деревень (одетые в длинные шинели немецкие солдаты, несущие простой деревянный гроб). Ковальчук сказал, что Камеке погиб под Лоевом 15 октября 1943г. Выехал осмотреть позиции и попал под огонь совет-ского самолета. Благодаря беседам с местными жителями Ковальчуку удалось точно установить место захоронения высокопоставленного офицера.

«Как вы, человек без специального образования, работающий в котельной, пришли к увлечению историей края?» - спросили мы у него. Тот признался, что началось все 10 лет назад, когда бывший председатель сельсовета деревни Михалевка, родной деревни Ковальчука, передвинул ограду воинского кладбища, чтобы уменьшить площадь, за которой нужно ухаживать. Тогда за оградой оказались могилы многих солдат. Наш собеседник взялся с этим бороться и добился своего. Теперь вот хочет найти деньги, чтобы поставить обелиск на втором крупном воинском захоронении в Михалевке. Потом воевал против уничтожения самого древнего дуба в Лоевском районе, но дуб все равно срубили.

Рассказывая все это, Анатолий Иванович уводил нас вглубь леска, окружающего Лоев. Внезапно остановился и, указав на несколько холмов, поросших соснами и елями, объяснил, что это - остатки оборонительных насыпей, которые в 1649г. были сооружены по приказу Януша Радзивилла, чтобы противостоять наступающим войскам повстанцев под предводительством Михаила Кричевского. Ковальчук объяснил, что местные краеведы вели раскопки холмов и убедились, что они имеют искусственное происхождение.

Дав нам полюбоваться холмами, Анатолий Иванович предложил следовать за ним и снова взялся вспоминать этапы своей «борьбы». Вспомнил о том, как в 1994г. нашел большое немецкое захоронение времен Второй мировой войны и поставил там крест. И про то, как местные власти заставили ветеранов войны этот крест с захоронения вытащить. И про то, как он все-таки договорился с ветеранами и крест на могиле немцев восстановили.

Слушая Ковальчука, мы не заметили, как оказались на большом открытом пространстве. «Это место, где в 1649г. состоялась Лоевская битва, - сказал кочегар. - Называется оно Гладким Полем и через пару лет перестанет существовать: из-за низкой урожайности его засеяли сосной и елью». Анатолий Иванович подвел нас к добротному деревянному кресту с табличкой, сообщавшей о том, что это - место большой битвы и взывавшей к упокоению душ усопших. «В 1649г. здесь полегло 10 тысяч человек, - рассказывал краевед, - Но захоронены они в Лоеве, возле краскоцеха, здесь останков нету». Лишь после долгих расспросов Ковальчук признался, что крест смастерил самостоятельно и установил с помощью друзей, а табличку сделали мастера в Гомеле за деньги, которые он сам под это дело нашел. Государство же для увековечения места Лоевской битвы не приложило никаких усилий.

«ПУСТЬ БЫ ЛУЧШЕ ДЕНЬГИ СОБИРАЛИ»

За «второй правдой» о старинном доме по улице Шевелева, 2 мы пошли в Лоевский исполком. Здесь, в кабинете, на стене которого красуется герб райцентра, нас принял архитектор города Петр Станиславович Хомутовский. Услышав про то, что местная общественность собрала подписи против сноса старинного дома, Хомутовский отрезал: «Пусть бы лучше деньги собирали». И пояснил: если бы местным энтузиастам удалось собрать 500 млн. рублей, дом бы восстановили, разместили бы в нем кафе или ресторан. Столь большую смету архитектор объяснил тем, что реставрация всегда дороже строительства. Кроме того, к старому зданию не подведено вообще никаких коммуникаций, и чтобы провести туда водопровод и канализацию, пришлось бы взрывать асфальт под центральной площадью, а это - процесс недешевый.

Когда мы вслед за заметкой из информагентства назвали старое здание «памятником архитектуры», Хомутовский запротестовал. Архитектор показал нам заключение за подписью начальника областного управления культуры А.К.Прусова, из которого следовало, что дом не внесен «в Государственный список историко-культурных ценностей по Гомельской области и в Свод памятников истории и культуры Беларуси». Это же заключение признавало, что здание находится «в аварийном состоянии». Далее Хомутовский продемонстрировал нам «Акт обследования технического состояния здания по улице Шевелева, 2», из которого следовало, что оно имеет площадь 126 кв. метров и не эксплуатируется с 1999г. В «Акте» также констатировалось: «После реконструкции центральной площади городского поселка и благоустройства территории набережной, которые составляют единый комплекс, здание бывшей пристани оказалось расположено задним фасадом в сторону площади, на которой находится памятник советским солдатам». Архитектор пояснил: в XIX веке в Лоеве была одна планировка, сейчас, в XXI, - совершенно другая. Старое здание в нее не вписывается, а потому его нужно снести.

На вопрос о том, на кой Лоеву фонтан, Хомутовский возмутился: а никто, оказывается, и не планировал возводить в центре поселка фонтан. Были такие слухи среди населения, но ведь для фонтана тоже нужны водопровод и канализация, а их возле здания нет. В общем, отрезал Петр Станиславович, будет на месте старого дома большая красивая клумба. Со стороны Днепра откроется вид на райисполком и центральную площадь, станет видна стела - памятник советским солдатам, на реконструкцию которой исполкому выделено недавно 20 млн. рублей. «А памятники архитектуры мы здесь бережно охраняем», - сказал Хомутовский на прощание. И поведал про то, что, согласно положению Совмина «О вопросах сохранения историко-культурных ценностей» N579», в районе проведена перерегистрация объектов, находящихся под охраной государства. Из списка памятников не только не исчезла ни одна позиция, но и добавились две новые: здание редакции местной газеты и дом, который занимает отделение «Беларусбанка», оба - XIX века постройки.

Выходит, местным краеведам всего-то требовалось - добиться внесения дома в Свод памятников архитектуры, доказать его историческую и художественную ценность, значение для истории города... Почему это не сделано? Почему вместо этого раздули пустой и совершенно бесполезный скандал? Опять сказалась, видимо, чья-то «усталость»... Нет, определенно, свой Барановский Лоеву бы не помешал.

В ОЖИДАНИИ ТРЕТЬЕЙ СИЛЫ

Когда-то в Лоеве был большой и красивый замок, который изображен на его гербе. Теперь местные краеведы затрудняются даже показать место, где когда-то стояли его развалины. По словам кочегара Ковальчука, теперь на месте замка - «чисто поле».

Замкнутый круг, в котором оказалась судьба дома по улице Шевелева, 2, доказывает, что с таким же успехом через 300 лет может исчезнуть и сам Лоев, а жители окрестных деревень будут говорить, что он находился где-то «под Черниговом». Кажется, ситуацию способно изменить лишь одно: появление в этом противостоянии третьей силы - хорошего хозяина, обладающего деньгами и не боящегося их вкладывать в такие объекты, как бывший речной вокзал. Ведь, по сути, местные краеведы борются с властью старыми, еще советскими методами. Разразись это противостояние в Германии, оно бы закончилось тем, что местный бюргер, пивавший в молодости пиво в ресторане «Якорь», выкупил бы этот дом и сделал бы там ресторан «Якорь-2». Архитектор Петр Станиславович говорит, что прежде чем принять решение о сносе дома, исполком давал объявление о продаже объекта, искал нового собственника, который смог бы о нем позаботиться. Собственника не нашлось.

И уже не найдется, здание вот-вот пойдет под снос. Но кто знает, может, своих хозяев еще узнают замки в Несвиже, Гольшанах, Мире, Косово, Пружанах, Березе и других городах. Главное, чтобы они дожили до тех времен, когда в Беларуси появится класс хозяев.
Добавить комментарий
Проверочный код