Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№31 (398) 18 августа 2003 г. Общество

И.О. LED ZEPPELIN

18.08.2003
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

12 августа в Минске выступил Роберт Плант. Вокалист легендарных Led Zeppelin, успешный соло-исполнитель и просто колоритная личность. Сдается, это событие могло бы переплюнуть лишь приезд на белорусскую землю Пола Маккартни или Rolling Stones.

На состоявшейся за день до концерта пресс-конференции, начавшейся с трехкратных аплодисментов, Плант был мил и добродушен. «Я очень средний теннисист», - ответил он на просьбу охарактеризовать себя и тем самым задал домашний тон всему мероприятию. Впрочем, нашлось место и для более серьезных размышлений. «Иногда в нашем мире есть своего рода евангелисты, которые дают нам альтернативный взгляд на общество. Такие люди, как Дилан, Леннон, - философствовал Плант, - способны сочетать радость, красоту и даже чему-то учат в четырехминутной песне. Я считаю себя просто одним из тех парней, которые делают свое маленькое дело».

В Минск музыкант приехал во главе своей новой группы Strange Sensation, вместе с которой он записал свой последний диск Dreamland (2002). В ее составе музыканты, работавшие в совершенно разных стилях и направлениях. Они принимали участие в записи альбомов Portishead, Massive Attack, Наташи Атлас, Шинед О’Коннор, Джеффа Бека, Тома Джонса и многих других. «Роберт нас многому учит, но вообще скорее мы все учим друг друга, - рассказывали они на пресс-конференции. - Потому что мы все из разных музыкальных направлений и результат представляет собой их сочетание».

«ЭТО НЕ DEEP PURPLE, НЕ СТИНГ, НЕ КАКОЕ-ТО ДЕРЬМО»

Посещение Беларуси в определенной степени не случайно: Плант и его музыканты ныне ищут вдохновение в тех местах, где еще никогда не были. «Если мы поедем во Франкфурт, то это все равно что попрощаться со своей душой. Потому что в подобных местах играют все, и в результате постоянные повторные концерты там же превращаются в некоторую имитацию полового акта», - сказал Плант. Его поддержал гитарист Джастин Адамс, по словам которого, на Западе рок-н-ролл стал цирком, где каждый пытается сделать то, что уже когда-то было сделано: «Нового очень мало, так что энергии и любви к музыке становится все меньше, зато все большее место занимает индустрия». Из современной западной музыки герои пресс-конференции выделили лишь волну пятилетней давности во главе с Massive Attack, Portishead, Трики, Бьорк и Radiohead.

Поиски вдохновения порой заносят Планта и его музыкантов в экзотические места. Например, в январе этого года они ездили в Сахару. «Мы ездили в город Тимбукту в Мали, где играли на фестивале с музыкантами из племени туарегов. У них своя музыка. И музыкальная форма там - она девственно чистая, она ни с чем не смешана, - рассказывал экс-вокалист «цеппелинов». - Это не Deep Purple, не Стинг, не какое-то дерьмо. Это самодостаточная музыка. Вот она на нас влияет». О белорусской же музыке, как выяснилось, музыканты ничего не слышали (впрочем, мы это постарались исправить, передав им на следующий день несколько CD с записями отечественных исполнителей).

Тем не менее основой для Планта остаются 60-е. «Наверное, все дело в сильном мелодизме той музыки и ее прекрасной наивности. Когда я впервые делал запись, я не чувствовал какого-то желания или необходимости стать популярным, - объяснил музыкант причины своей любви к тем годам. - Тогда все было очень разнообразным. По радио одновременно звучали Рави Шанкар, Шостакович, Джими Хендрикс. Сейчас же мы имеем дело с целой глобальной индустрией, мейджорами, рекламой и прочей ерундой».

«Я - ПРЕЛЮБОДЕЙ»

…Саму пресс-конференцию почему-то хотелось сравнить с аналогичным мероприятием Земфиры. Команду «журналистов» во многом представляли те же восторженные фанаты, ценой связей или формального отношения к каким-либо изданиям получившие доступ к «телу». Разве что по понятным причинам 16-18-летних поклонниц г-жи Рамазановой заменили 40-50-летние дяденьки и тетеньки (некоторые пришли с полной коллекцией «цеппелинов» на виниловых пластинках).

Впрочем, вопросы о Led Zeppelin, согласно оглашенному регламенту, задавать было нельзя, но так или иначе разговор касался и этой темы. «До Led Zeppelin, во время существования этой группы и после нее для меня сутью был не рок-н-ролл, а музыка. Когда-то это действительно было еще и подростковым бунтом, альтернативной молодежной культурой, но сейчас я просто занимаюсь музыкой», - говорил Плант об отношении к сфере своего творчества. Чуть позже речь зашла об их отношениях с бас-гитаристом «цеппелинов», и тут Роберт поиронизировал: «Нет, он не обижается на меня. Он просто жалкий старый ублюдок (смеется). Я, конечно же, шучу. Это не так, ведь теперь у меня есть его номер телефона (смеется). У него просто был кризис среднего возраста, и я думаю, что скоро мы услышим первую шутку Джона Пола Джонса. Но дыхание лучше не задерживать (смеется)».

Вообще, как у нормального англичанина, у Планта с юмором все в порядке. На вопрос, видит ли он в XXI веке что-либо сравнимое по значению с изобретением рок-музыки в XX, он незамедлительно ответил: «Размножение человека путем деления, мобильные телефоны, множественные оргазмы у мужчин». Когда же после серии вопросов о самочувствии, погоде, его гениальности и любви к футболу, радийный интервьюер спросил, считает ли музыкант себя романтиком, Плант со смехом принялся за самоиронию: «Да, я вообще романтичный музыкант, футболист, теннисист, прелюбодей и еще страдаю преждевременным семяизвержением».

Переводчица (этакая важная 40-летняя дама) донесла его мысль весьма приблизительно (она часто этим грешила), хотя есть мнение, что она просто ничего не поняла, поскольку порой казалось, что уровень ее знаний английского значительно ниже школьного преподавателя. В один момент с ее подачи Small Faces стали группой из Скандинавии (на деле Плант сказал, что современная шведская группа The Hives играет музыку, похожую на ранних Small Faces). В другом случае, когда гитарист Джастин Адамс рассказывал о прелестях приезда в Беларусь в контексте того, что на Западе саму музыку постепенно подменяют шоу-бизнес и индустрия, переводчица вставила самосочиненный пассаж а-ля времена падения железного занавеса: «Мы рады, что приехали сюда и понимаем, что раньше вы не могли слушать такую музыку, поэтому зрители, которые приходят на наш концерт с искренним желанием - это очень многое нам дает».

«СОВРЕМЕННЫЙ» LED ZEPPELIN

Концертное действие начиналось на следующий день в половине девятого. Ощущение непредвиденных проблем для всех сидевших на трибунах появилось сразу после того, как заиграл «разогревавший» публику коллектив барабанщиков Drum XTC. Слышно их, конечно, было, но рок-концерту мощность доходившего до трибун звука никак не соответствовала. Причем проблема была во многом в большом расстоянии между сценой и сидячими местами. В результате те, кто купил «стоячие» билеты, оказались в более выигрышном положении, чем те, кто отдал за вход по $20-50. Ко всему прочему подобное размещение сцены лишало сидевших на трибунах еще и возможности нормально видеть происходившее на сцене (за исключением счастливых обладателей бинокля или серьезной дальнозоркости), поскольку никаких экранов установлено не было.

Несмотря на подобное начало мероприятия, была надежда, что все выправится: практика, когда разогревающие группы играют на уменьшенной громкости, распространена на просторах бывшего СССР широко. Действительно, с выходом на сцену Планта и его группы что-то, судя по всему, слегка изменилось, но, к сожалению, явно недостаточно. До трибуны звук долетал с непонятными хрипами и перегрузками на низких частотах, а на танцполе зашкаливали высокие частоты и, когда Плант своим мощным голосом брал высокие ноты, уши просто закладывало от искажений.

Но зато музыка была действительно хороша. Начав с мистического рока с индийскими мотивами, музыканты постепенно перешли к протяжным и неспешным приблюзованным композициям. А Плант - слегка обрюзгший дядечка со вчерашней пресс-конференции - на сцене преобразился. Размеренно покачивался в такт преимущественно неспешного медитативного материала, иногда застывая у микрофона, словно колдуя и вникая в атмосферу песен. Каждый раз, когда он начинал петь, не верилось, что его голос столь же великолепен и мощен, а магия все так же сильна.

Ближе к началу прозвучала пронзительная Win My Train Fare Home, одна из четырех песен Dreamland (2002), написанная Плантом с его нынешней группой (остальной материал диска - версии чужих песен). Через некоторое время зрители встряхнулись на динамичной и прекрасно знакомой Gallows Pole (Led Zeppelin II, 1970), чтобы затем перейти в очередной транс под композицию Hey Joe (Dreamland) с характерным звучанием нынешней группы Планта: сложные аранжировки, в которых сочетаются блюз, фолк, тяжелые гитары, восточные этнические мотивы и даже элегантные электронные клавишные подкладки. В общем, если хотите, современный Led Zeppelin. Гитарист Джастин Адамс еще успевал иногда подыгрывать на дарбуке (арабская перкуссия) и гимбри (североафриканская лютня), а то, что они на пару с его коллегой Скином на гитарах вытворяли, лучше не описывать.

В программе было и несколько каверов, исполнявшихся Плантом и Strange Sensation только на концертах. Среди них A House Is Not A Mote легендарной группы Love (альбом Forever Changes, 1967) - прямолинейная композиция, сохранив свои заводные припевы, превратилась в опус со сложнейшими инструментальными вставками. Из репертуара Led Zeppelin прозвучало всего около пяти песен, среди которых, помимо упоминавшейся Gallows Pole, - Baby I’m Gonna Leave You (Led Zeppelin I, 1969) и завершившая выход на «бис» искрящая Whole Lotta Love (Led Zeppelin II, 1969), после которой, еще раз попрощавшись, Плант покинул минскую сцену.
Добавить комментарий
Проверочный код