Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№29 (396) 04 августа 2003 г. Тема недели

ОДНО ЛИЦО НА ВСЕХ

04.08.2003
Максим ЖБАНКОВ, Константин МИХЕЕВ

Белорусское ТВ как административная машина

Максим: Кинематограф некогда начинался как «живая картинка». Восторг первых кинозрителей был чист, как слеза ребенка: «Смотрите, вот поезд пришел! А вот газон поливают!» Телевидение создало иную культуру: в каждом доме появились говорящие головы. Первых дикторов знали по именам и трогательно спрашивали друг друга: «Скажите, кто сегодня читает - Катя или Машенька?» Кино зачаровывало масштабным действием, голубой экран чаще всего воспитывает словом. Чего стоят одни только новогодние обращения вождей к народу! Но вот странность: говорящих голов на ТВ в избытке, а личностей - наперечет.

 Константин: Если воспринимать личность как самостоятельную творческую единицу - безусловно. А вот броских масок хватает. И это совершенно естественно. Вот характерный россий-ский опыт: приводят со стороны уже состоявшегося персонажа, скажем, Макаревича, и ставят его меж трех сковородок. Или Минаева садят меж двух роялей. Развлекательное ТВ не выращивает личностей, а нанимает их со стороны. Это с ходу дает эффект: человек уже популярен. Он поет, а к тому же еще и готовит! Важен яркий образ и быстрый результат. А потому мне кажется, что слишком яркие личности ТВ противопоказаны: отвлекают от ключевой идеи, мешают программированию зрителя. Личностный фактор на ТВ возможен лишь в очень узких пределах, включающих администрирование.

 М.: Я бы сравнил личность на ТВ с актером, работающим в составе театральной труппы. Важно не «забить» партнера, не выпячивать себя, четко чувствовать рамки творческого задания и режиссерской концепции. «Главной» личностью в театре оказывается режиссер: именно он управляет движением всей команды. На нашем запредельно централизованном телевидении главными закономерно становятся не творцы, а администраторы - «центр управления полетом». И от степени их таланта зависит очень многое. Самые яркие телеперсоны российского ТВ последнего десятилетия - Парфенов, Киселев, Сванидзе, Караулов, Доренко. Все это личности, реализовавшие себя как талантливые управленцы, создававшие программы и телеканалы под себя.

 К.: Заметь, все это люди с хорошим образованием, на телевидение пришли со стороны. И при этом - на руководящие позиции, отстраивая лицо канала. Вот такого лица у нашего ТВ, увы, не заметно. Я вспоминаю, как в разгар битв олигархов Сергей Доренко декламировал с телеэкрана Игоря Северянина. У нас это невозможно. Никто не вспомнит ни Северянина, ни Кондрата Крапиву, ни группу «Тату». Потому что все боятся оторваться от листка с утвержденным текстом.

 М.: Медиа-виртуозы типа саркастичного умника Максима Соколова нам действительно не грозят. Наше ТВ жестко зависимо от властных структур, а потому буквально отражает все их основные черты: предельную заорганизованность, недостаток общей культуры, страх перед независимым мышлением и неуклюжие попытки новаций в рамках дозволенного свыше.

 К.: Вообще-то, в пропагандистских целях следовало бы воспитывать не зажатых дядек с оловянными глазами, испуганно-агрессивно озвучивающих очередную директиву, а Михаилов Леонтьевых - небритых «своих мужиков», способных войти в студию, пнуть ногой табуретку и профессионально грубо сказать: «Ну что?» Ехидная, ершистая личность привлекает, интригует зрителя. А то что она при этом отстаивает государственную идеологию, оказывается, по большому счету, на втором плане.

 М.: Мне кажется, что все названные яркие персонажи российского ТВ (можно добавить Невзорова, Молчанова, парней из «Взгляда») появились примерно в одно время. Горбачевская «оттепель» лишила телевидение жесткого идеологического контроля и одновременно запустила механизмы конкуренции, борьбы за зрителя. Пошла приватизация телепространства, начались игры с большими деньгами и информационные войны «карманных» телеканалов различных группировок. Рискну предположить, что на российском ТВ эпоха личностей началась с демонополизации.

 К.: Военный переводчик с фарси Киселев, знаток португальского, испанского и французского Доренко, поклонник Гарсиа Маркеса и Камю, утонченный московский денди Парфенов, барственно вписанный в поп-культурный контекст Троицкий, разухабистый Шендерович… Это все были люди со стороны, востребованные временем. Которое, кстати, уже кончилось. Полуночник Гордон с НТВ, умник, пожизненно сосланный в мертвое для рейтинга время, - то самое исключение, которое лишь подтверждает правило. Телефабрика нынче способна производить лишь говорящие головы.

 М.: Но при этом российское ТВ постоянно мутирует, меняется, пробует новые формы и лица. Оно активно борется за зрителя и достаточно открыто. Наше ТВ абсолютно закрыто, предельно четко построено под линию руководства и очень настороженно относится к любым движениям в сторону. В лучших лагерных традициях.

 К.: Да, и робкие попытки руководства телевещания что-то изменить постоянно тонут не в чьих-то кознях, а в самой громоздкости его структуры, в его неизменной советскости и непонимании того, что первый национальный канал и канал-монополист - это разные вещи.

 М.: Вот поэтому мне и кажется, что на белорусском ТВ сегодня существуют только две реальные зоны личностного присутствия: административные структуры и развлекательное вещание. Условно говоря, «король и шут». Грозный начальник Егор Рыбаков и уличный клоун Лариса Грибалева. Беспартийная «развлекалка» - хорошая стартовая площадка для одних и тихое убежище для других, кого не прельщает сомнительная слава политического аналитика. Лучшая иллюстрация здесь - две безусловно яркие личности: Егор Хрусталев - вдохновенный администратор, по-прежнему работающий на манеже ток-шоу, и Владимир Максимков - серый кардинал белорусской поп-культуры, создатель лихой программы «Всё нормально, мама».

 К.: У нас действительно есть определенное число приятных персонажей, сопоставимых с людьми нового российского ТВ. Но даже они работают в жестких административных рамках. Вспомни эстета Олега Лукашевича, в свое время волевым решением брошенного на укрепление дневного новостного вещания! И, на мой взгляд, абсолютно бессмысленно оценивать телеканал по принципу: «А у нас Хрусталев ведет ток-шоу!» Белорусское ТВ - это телевещание четких проработанных схем. Система работает независимо от человеческого материала. Так ли грозен Рыбаков? Меня всегда смешили кулуарные пересуды в ходе очередной смены руководства: «А кто он? А откуда?» Ведь это по существу не играет никакой роли. Процентов на 80 все определяется старинными, еще советских времен административными механизмами, а не Рыбаковым или Киселем.

 М.: Машина перемалывает людские ресурсы и озабочена лишь собственным благополучием, предпочитая творческим экспериментам ровный гул своего мотора. Понятно, что для такой системы личности не просто не нужны. Они опасны.

 К.: К сожалению, турникет с проходной в здание БТ на Макаенка, 9 оказывается гораздо более значимым, чем все креативные усилия сотрудников, вместе взятые. Ситуация турникета, барьера между обществом и телевидением порождает дефицит личностей по обе его стороны. Серые пастыри вещают для столь же серой паствы.

 М.: И не потому, что личностей нет. А потому, что в такую сеть они принципиально не ловятся.

 К.: Вот во Франции есть специальные сети для ловли лягушек…

 М.: Ну да, вот и здесь ловят не рыбу-личность, а лягушек - шустрых администраторов и бездумных телевещателей.

 К.: А после очередного идеологического совещания у президента вдруг объявляют крутой поворот и всем лягушкам предлагают считать себя рыбами. Более того, дают разнарядку: ты будешь налимом, ты - красноперкой, а вот ты - барракудой-аналитиком. Поскольку все делается наугад, не получается ничего.

 М.: Свобода по разнарядке смешна и абсурдна. До тех пор пока все будет оставаться так, как есть, личностей на нашем ТВ не предвидится.

ЧТО МОЖНО СМОТРЕТЬ В БЕЛОРУССКОМ ЭФИРЕ

Топ-5 в версии «Белорусской газеты»

1.
«Выбор». Да, вот такое у нас ток-шоу. Не совсем «ток» и часто совсем не «шоу». Достоинства: 1) это первая, косноязычная, по-детски наивная попытка воспроизвести глас безъязыкого белорусского общества в эфире; 2) Егор Хрусталев, которому часто приходится высказываться за всю аудиторию, мычащую, блеющую или городящую невесть что.

 2. «Всё нормально, мама!» Действительно, нормально. Самая рейтинговая белорусская развлекательная программа. Есть, правда, опасение, что без каких-либо изменений через год-другой она исчерпает свой потенциал, к тому же Лариса Грибалева потихоньку перерастает собственный имидж. Однако пока это самый впечатляющий показатель того, что мы «могем, если захочем».

 3. «Новая коллекция». Программа для эстетов и культур-трегеров. Хотите - Венеция, хотите - Канны. Ведущий Олег Лукашевич не просто обременен хорошим вкусом и развитым интеллектом, что выгодно отличает его от коллег по каналу, но и даже отчасти избалован этими качествами. Многие искренне удивляются, узнав, что «это» идет на БТ.

 4. «Путешествие дилетанта». Очень полезная культурно-образовательная программа, отмеченная сценарно-постановочным лиризмом и довольно изысканной операторской работой. Для тех, кто хочет знать историю Беларуси, ее достопримечательности, а также для тех, кто просто любит хорошо сделанное видео.

 5. «Соло для дебютанта». Дебютанты солируют в белорусском эфире, демонстрируя владение тем инструментом, игре на котором их учили. Дебютов не бывает без накладок, но порою приятно просто увидеть и услышать, скажем, хорошую игру на кларнете. Да и сама идея телеплощадки для дебюта очень плодотворна.

ЧТО МОЖНО НЕ СМОТРЕТЬ В БЕЛОРУССКОМ ЭФИРЕ

Топ-5 в версии «Белорусской газеты»

1. «Пой, душа!»
и др. псевдоэтнографическая кустарщина. Зная богатство белорусского фольклора, всякий раз изумляешься, почему так скучно, мрачно и однообразно он преподносится. Хотя… Мабыць, так i трэба?

 2. «Зона Х». Программа для тех, кто на ней окажется. Т.е. не для дебютантов и дилетантов, а для правонарушителей и правоохранителей. Белорусский криминал - мелкотравчатый, бессмысленный и беспощадный. Гораздо страшнее российского: у них могут «пописать» за пакет с героином, у нас - за мешок с гнилой картошкой.

 3. «Калыханка». Стилистика передачи не менялась долгие годы. Несмотря на высокую концентрацию сусальщины, многие дети попросту боятся восседающих в студии кукольных персонажей. Есть опасность, что программа со временем эволюционирует куда-то поближе к «Зоне Х»: архаика порою пугает сильнее, чем криминал.

 4. «На перекрестках Европы». Нет в этом музыкальном телефестивале никакой Европы. Музыки хорошей тоже практически нет. Есть Сергей Кузин, на него и смотрите, если любите. Перекресток вообще - место, чреватое ДТП. Осторожнее!

 5. «Контуры». Информационно-аналитическая программа, в которой информация и аналитика сведены к минимуму. Единственное достоинство - телегеничный Александр Аверков. Остальное - попытка развлечь обывателя нехитрыми манипуляциями в студии. Негатив - «кто-то кое-где у нас порой», позитив - «и слава Богу, что горячую воду отключили, зато холодная пошла».

КАК УЗНАТЬ НОВОСТИ ИЗ БЕЛОРУССКОГО ЭФИРА

Руководство для владельцев телевизоров

1. «Панорама».
Официоз N1, полезный именно в качестве официоза. Местами мрачновато, местами скучновато, местами комично. Многих оппозиционеров доводит до инфаркта одно выражение лиц ведущих. Идеологический надрыв слишком велик, поэтому не рекомендуется людям со слабым здоровьем.

 2. «Наши новости». Та же «Панорама», но в специальной редакции для сердечников, неврастеников и гипертоников. Отличается более жизнерадостными интонациями, мягкой стилистикой и утрированным вниманием к нуждам «маленького человека».

 P.S. Если хотите узнать, что происходит не только в Беларуси, но и в мире, или что происходит на самом деле, переключайтесь на российские каналы.
Добавить комментарий
Проверочный код