Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№29 (396) 04 августа 2003 г. Тема недели

СЕКРЕТЫ ВАЖНЕЙШЕГО ИЗ ИСКУССТВ, или Рецепт новостей по-белорусски

04.08.2003
Максим ЖБАНКОВ

Для начала перефразируем Ильича: «Важнейшим из искусств для нас является телевидение». Именно оно формирует определенный ракурс мировоззрения, воспитывает свой подход к вещам. Хотим мы этого или нет, любая телепрограмма осуществляет своеобразный сеанс коллективного гипноза, создавая, в сравнении с печатным текстом, гораздо большую информационную зависимость. Ее нельзя перечитать, а значит - еще раз продумать, внимательно всмотреться или вслушаться в информационный поток. Мы можем выбирать канал, но не скорость и форму сообщения, не можем регулировать темп подачи информации, не можем даже остановить поток телеобразов и сопоставить их с фактами.

Анализ того, как «делаются» новости, лучше всего позволяет понять законы телевизионного информационного пространства. Для рядового зрителя новостные программы - окно в мир. Но хозяин этого «окна», автор сообщения одновременно и очевиден, и хорошо спрятан: нам предлагают поверить, что кинокамера не может лгать. Однако она всегда фиксирует лишь избранные фрагменты реальности и только под определенным углом зрения. Поэтому любой телесюжет - одна из возможных версий описываемых событий. Простодушный зритель склонен принять «картинку» за реальность, привычно доверяя собственным глазам. Вообще-то у ТВ две составляющие - словесная и зрительная. Как показывают исследования, 69% информации считывается зрителем с экрана телевизора визуально. Иными словами, телезритель прежде всего смотрит, а уж потом слушает. И телевидение представляет ему адаптированную к политике телеканала картину реальности, подкладывая под нее пояснительный текст. Оно не фальсифицирует события, а лишь односторонне их истолковывает.

Диссидентская шутка: «В «Правде» нет правды, а в «Известиях» - известий!» имеет продолжение: «В новостных программах БТ практически нет новостей». Пустота и случайность видеоряда снижает эффект воздействия, поэтому основной смысловой груз перекладывается на текст. Получается стихийное слайд-шоу, подложенное под идеологически выверенную текстовку. Практически отсутствует естественная разговорная речь: говорящие головы на БТ - представители органов власти (от президента до участкового милиционера) и дружественная им общественность. Условная схема сюжета проста: событие - комментарий чиновника - благодарность участника; действующие лица - активная власть и лояльные массы. Непомерное место занимают рыхлые трансляции бесконечных совещаний и официальных встреч, единственная задача которых - ежедневная демонстрация присутствия власти в нашей жизни. Внятные логические объяснения, как правило, отсутствуют, преобладает беллетристика: героические сказания о вождях, криминальные сюжеты, «страшилки» о заокеанских злодеях и сусальные «мыльные» истории.

Новостное политическое вещание БТ принципиально работает в режиме машины мифов, несущих на себе печать общей провинциальности и неразвитости. Это словеса на фоне случайных картинок. Единственная медиа-звезда БТ - президент, главный способ его демонстрации - «метод Кашпировского»: затяжные крупные планы «глаза в глаза» с некогда завороженным, а ныне все чаще скучающим электоратом.

Увы, любые телетехнологии, выходящие за рамки шустрого нареза старых комедий и мультфильмов, противоречат всей системе ценностей нашей политической элиты. Так что впереди у нас как минимум несколько лет незатейливых публичных аттракционов типа телевизионных селекторных совещаний и прямой трансляции летних забегов на лыжах.
Добавить комментарий
Проверочный код