Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№27 (394) 21 июля 2003 г. Тема недели

ДВА ВЗГЛЯДА НА ВЗГЛЯДЫ КРЕМЛЯ

21.07.2003
Вадим ДОВНАР

Накануне возможного объявления референдума о продлении полномочий президента Беларуси актуальным становится вопрос реакции на данную инициативу со стороны Кремля. О том, какой она может быть и какие последствия будет иметь референдум, корреспондент «Белорусской газеты» выяснял у президента российского фонда «Политика» Вячеслава НИКОНОВА и директора российского Института политических исследований Сергея МАРКОВА.

Представляя различные срезы политологической науки, интервьюируемые делают отличные друг от друга выводы и прогнозы о рейтинге белорусского президента, вероятности его очередной «элегантной победы» и реакции Кремля на возможный третий президентский срок Александра Лукашенко.

Вячеслав НИКОНОВ: «РОССИЯ МОЖЕТ НЕ ПРИЗНАТЬ ПРЕЗИДЕНТА ЛУКАШЕНКО»

- В интервью Стране.ru вы сказали, что влияние Лукашенко сужается, как шагреневая кожа. Мол, он не может манипулировать Путиным и не может «уйти» на Запад. Так ли уж изменилась ситуация?


- Безусловно, ситуация меняется в том смысле, что Лукашенко не увеличивает свои ресурсы воздействия на Путина. Напротив. Со стороны российского президента больше нет желания идти на уступки, на которые ранее шел его предшественник. Более того, изменения коснулись и самого Лукашенко, который чаще, нежели прежде, стал нервничать.

 - Как вы считаете, референдум о продолжении полномочий Лукашенко неотвратим?

- Мне кажется, что Лукашенко пойдет на проведение референдума.

 - Может ли Кремль реально воспрепятствовать его проведению?

- У Кремля, я думаю, не такие уж большие возможности, чтобы серьезно этому препятствовать. Собственно, как сложно ему влиять на принятие любых решений белорусским руководством. Если бы кремлевское влияние было столь велико, как его порой описывают СМИ, то характер взаимоотношений наших стран и президентов был бы несколько иным.

 - Если референдум состоится, участие Кремля будет ограничено только заявлениями, либо он может чем-то помочь оппонентам президента?

- Я не могу отвечать за поведение Кремля. Могу лишь однозначно заявить, что Кремлю идея третьего срока (каким бы путем он ни был получен) не нравится абсолютно.

 - В том же интервью вы сказали, что у вас нет уверенности в получении Лукашенко третьего срока. При этом не подвергается сомнению наличие безграничного административного ресурса, возможностей для фальсификаций результатов. Что же тогда может помешать Лукашенко в третий раз стать президентом?

- Я действительно не уверен, что ваш президент сможет остаться на третий срок. Не приходится сомневаться, что против него будут работать внешние политические силы. Во-вторых, его личный рейтинг доверия как за рубежом, так и внутри Беларуси невелик. В таких условиях придется идти на серьезную фальсификацию итогов голосования, что само по себе будет воспринято окружающим миром сложно и неоднозначно. К тому же непонятно, как само население Беларуси отреагирует на такую инициативу Лукашенко. Правда, у него уже есть определенный опыт получения именно таких «элегантных побед». Однако есть разница между своеобразным проведением законной избирательной кампании (а прошлые выборы были проведены в соответствии с Конституцией) и в проведении откровенно подзаконного мероприятия. Разница в восприятии окружающими результатов таких кампаний может быть разительной. Ведь однократным продлением полномочий дело вряд ли обойдется. Дальше - больше. Если после проведения референдума 1996г., окончания полномочий в 1999г. и выборов в 2001г. легитимность Лукашенко была поставлена под сомнение только Западом, то сейчас президентом его может не признать и Россия.

 - Яркого оппозиционного лидера по-прежнему не видно. Как бы то ни было, Лукашенко остается самым популярным политиком в стране. Не является ли его популярность гарантией очередной победы?

- Опросы, результаты которых мне известны, не говорят о высоком уровне поддержки нынешнего белорусского президента. Тот факт, что, кроме Натальи Машеровой, у вас нет политика, сопоставимого по популярности с Лукашенко, еще не означает горячего одобрения идеи проведения референдума. Чтобы его отвергнуть, отнюдь не обязательно представлять того, кто может прийти вслед за Лукашенко.

 - Почему Лукашенко перестал устраивать Кремль?

- Он перестал устраивать не только Кремль, но и большинство российской элиты по целому ряду причин. Например, очевидная психологическая несовместимость Путина и Лукашенко. Кроме того, он делает множество вещей, которые в приличном обществе не приняты и которые не позволяет себе никто другой. Естественно, российское руководство не может оставить равнодушным и его риторика. Такого, повторюсь, не позволяет себе никто. Может быть, только Шеварднадзе. В мире нет примеров, когда власти закрывали корпункты российских СМИ. К тому же этот человек нарушает достигнутые ранее договоренности. Нет такого, чтобы опровергали собственные слова. Как иметь дело с таким партнером?

 - Накануне президентских выборов 2001г. Лукашенко обещал пустить в Беларусь крупный российский бизнес, чем во многом обеспечил себе поддержку Москвы. Обещание так и осталось невыполненным. Может ли официальный Минск и на этот раз прибегнуть к такому приему?

- Он, конечно, может попытаться. Однако ему никто уже не поверит. Кроме того, у российского бизнеса есть более интересные проекты, кроме поднятия неподъемной белорусской экономики. Этот фактор вообще не очень значим для россиян, ибо в Беларуси не так много осталось предприятий, способных заинтересовать серьезный бизнес.

 - В октябре прошлого года в интервью нашей газете вы предположили, что в Кремле рассматриваются на место Лукашенко «запасные варианты». Сейчас Путин явно намекает на неоднозначное восприятие идеи продления полномочий. Означает ли это, что «запасной вариант» найден?

- Мне об этом неизвестно.

 - Как вы прогнозируете развитие событий на ближайший год?

- Я ожидаю паузы в белорусско-российских отношениях. Не думаю, что с нашей стороны будут делаться какие-то серьезные жесты. Собственно, как не ожидаю, что Лукашенко решит отыграть назад. Даже если будут какие-то референдумы по Конституционному акту, выборы в союзный парламент и т.д. - они никак не изменят ситуацию в деле сближения двух стран. Все это будет фикцией, декларацией. Если же Лукашенко попытается таким образом продлить себе полномочия, он лишь обострит уже существующую напряженность в отношениях с Москвой.

Сергей МАРКОВ: «НЕПРИЗНАНИЕ ЛУКАШЕНКО МАЛОВЕРОЯТНО»

- Есть ли возможность предотвратить проведение референдума?


- На сегодняшний день у Лукашенко достаточно возможностей, чтобы такой референдум провести. С одной стороны, он использует авторитарные методы правления. С другой - по-прежнему пользуется поддержкой большинства населения. Другими словами, он будет менять Конституцию, опираясь на волю большинства. В таких условиях внутри страны он может себе позволить все что угодно. Ограничить его можно только извне - это прежде всего россий-ское влияние и лишь во вторую очередь - влияние европейского сообщества. Лучше, конечно, чтобы влияние это было совместным. Однако пока, к сожалению, Россия, Евросоюз и США по вопросу взаимодействия с Беларусью не сотрудничают.

 - Если референдум будет объявлен, какую позицию займет Кремль?

- Кремль займет позицию косвенного неодобрения с одобрением официальным. Связано это с тем, что Кремль заинтересован в хороших взаимоотношениях с американцами и европейцами, которые изменения в белорусской Конституции не одобрят. Собственно, Путин решительно отвергает и для себя возможность баллотироваться в третий раз. Считает, что закон есть закон. В то же время Кремль будет вынужден считаться с тем, что в Беларуси реальной властью обладает только Лукашенко. Несмотря на все противоречия, официальная Россия все же сотрудничает с вашим президентом.

 - Ваш коллега Вячеслав Никонов утверждает, что Кремль может не признать легитимность Лукашенко...

- Маловероятно. Связано это прежде всего не с отношениями России и Беларуси, а с отношениями России с Западом. Пока США и отчасти европейские структуры относятся отрицательно к российскому влиянию на постсоветском пространстве. Они стремятся нас выдавить, в т.ч. из Беларуси. Сейчас это, в частности, выражается в том, что их фонды своими деньгами поддерживают прежде всего антироссийские, а не продемократические силы. Часто, правда, это одно и то же, но далеко не всегда. К примеру, украинец Ющенко (экс-премьер Украины, один из лидеров местной оппозиции. - В.Д.) рассматривается Западом как светоч демократии. Однако по ряду принципиальнейших позиций - в частности, о статусе русского языка, отношениях государства и церкви, свободе распространения информации - он придерживается недемократических взглядов.

Естественно, в Кремле взращивание антироссийских сил в Беларуси видят. Само собой, там боятся, что в случае неуправляемого распада власти Лукашенко эта самая власть может быть захвачена антироссийскими политиками. Большинство же граждан Беларуси считает взаимоотношения с Россией приоритетными.

 - В ситуации «косвенного неодобрения» референдума может ли Кремль оказывать помощь противникам Лукашенко?

- Такая поддержка оппонентам Александра Григорьевича напрямую уже оказывается. Оппозиционерам предоставляется возможность высказываться в российских СМИ, в т.ч. на телевидении. Они приглашаются для работы «круглых столов», участвуют в дискуссиях и т.д. Кремль сегодня пытается уйти от линии противостояния с Лукашенко, к которой подталкивают американцы, но и взаимодействует не только с действующей властью. Хоть и минимальная, но помощь оппозиции оказывается сейчас и будет оказываться впредь.

 - Если референдум будет проведен и без поддержки Запада и Москвы, какое будущее ожидает Лукашенко?

- Это будущее мне представляется отличным от будущего Саддама Хусейна или Слободана Милошевича. Скорее его ждет судьба словака Мечияра.

 - Кремль еще не присмотрел того, кто должен сменить Лукашенко, либо держит до поры его имя в секрете?

- Я думаю, что существует ряд кандидатов, которые в случае дальнейшего своего развития могут получить поддержку Кремля. Пока же прямой поддержки никто не получил. Причина: никто из белорусских политиков не заявил себя как пророссийски настроенный, способный серьезно противостоять Лукашенко. Когда такой человек появится, поддержка Москвы ему обеспечена. На самом деле именно на такой сценарий было рассчитано знаменитое предложение Владимира Путина о радикальной интеграции с Беларусью (вплоть до вхождения РБ в состав РФ). Полагаю, что именно радикальные модели объединения имеют наибольшую поддержку народов. Однако никто публично не исповедует таких взглядов. Место остается вакантным.

 - Есть ли, по-вашему, принципиальная разница между ситуацией 2001г. (время проведения вторых президентских выборов) и нынешней?

- Разница в том, что сейчас Лукашенко в еще большей изоляции в мире и заметно ухудшились его отношения с Москвой.

 - Есть ли вероятность того, что, стремясь получить поддержку Москвы, Лукашенко вновь сменит риторику защитника белорусской независимости на риторику радикального интегратора и поверит ли таким заявлениям Москва?

- Москва с достаточной степенью скептицизма относится к любым заявлениям Лукашенко, любой его идеологии. Считает, что смена идеологий во многом зависит от смены политической конъюнктуры. В то же время есть четкое понимание, что Лукашенко без Москвы никуда. Поэтому прислушиваться к его пророссийским заявлениям смысл есть. Однако раньше Лукашенко был лидером интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Сейчас очевидно, что таким лидером он не является. Лидирует в этом отныне Москва. Из этого мы и будем исходить.

 - Нынешняя ситуация, когда для Лукашенко закрыты двери на Запад и потеряно влияние на Москву, - результат ошибок президента или просчитанный итог политики Кремля?

- Безусловно, это не итог политики Кремля, поскольку политика России на постсоветском пространстве не стратегическая, а «реактивная». Сейчас у нас лишь складываются условия для стратегической политики.

 - Возможно ли окончательное «замирение» Путина и Лукашенко?

- Конечно, вполне возможно, что в конце концов президенты найдут общий язык. Однако это может произойти только в двух случаях. Либо Александр Григорьевич примет стратегию Москвы, либо ослабнет Владимир Путин.

 - Чего ожидать дальше?

- В течение ближайшего года между Россией и Беларусью сохранятся нынешние тенденции. Александр Григорьевич будет совершенствоваться в использовании авторитарных методов управления. Будет укрепляться в идеологии белорусской независимости. Россия, в свою очередь, продолжит давление. К тому же не стоит забывать, что наша страна вступила в предвыборный период, поэтому Беларусь первоочередной проблемой не станет.
Добавить комментарий
Проверочный код