Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№25 (392) 07 июля 2003 г. Визави

ЗЕНОН ЕЩЁ ОЦЕНИТ

07.07.2003
Ольга ТОМАШЕВСКАЯ, Вадим ДОВНАР

В телеинтервью по случаю Дня независимости Александр Лукашенко заявил, что Беларусь стала по-настоящему суверенной после введения инcтитута президентства. Похоже, речь идет о смене имиджа белорусского президента - если ранее он представал главным интегратором, то ныне стал ярым поборником и защитником независимости.В чем причины имиджевого дрейфа президента? Действительно ли он является гарантом независимости? Наконец, должна ли оппозиция поддержать Лукашенко - защитника Беларуси от российской экспансии? На эти темы рассуждают президент общественного объединения «Социальные технологии» Александр ФЕДУТА и редактор радио «Балтыйскiя хвалi» Сергей ДУБОВЕЦ.

Александр ФЕДУТА: «ЛУКАШЕНКО ПОДАЕТ ЗНАК ЭЛЕКТОРАТУ БНФ»

СПРАВКА «БГ». Александр Федута родился в 1964г. в Гродно. Закончил Гродненский государственный университет. Кандидат филологических наук (1997г.). Работал школьным учителем, секретарем и первым секретарем ЦК ЛКСМБ (с декабря 1991г. - Союза молодежи Беларуси). Член предвыборного штаба Александра Лукашенко (1994), после победы на выборах - начальник управления общественно-политической информации администрации президента. С 1995г. - в белорусской негосударственной прессе. С декабря 1999г. - президент общественного объединения «Социальные технологии».

- Раньше Лукашенко претендовал на роль главного застрельщика белорусско-российской интеграции, а теперь не идет на уступки в валютном союзе и приватизации предприятий российскими инвесторами, а также называет себя гарантом суверенитета. В чем причина сногсшибательных перемен?

- На самом деле Лукашенко никогда не менялся. Все слушают, что он говорит, и не смотрят на его дела. А дела его все время одни и те же. Недавно его позицию хорошо сформулировали российские аналитики: нефть и газ в обмен на поцелуи. Ничего другого и не было. А все то, что делает Лукашенко в плане военного, политического и экономического союза с Россией, был бы вынужден делать даже Зенон Позняк, если бы оказался на его месте. Потому что наши нефтеперерабатывающие заводы, наша газовая труба имеют смысл только с российскими нефтью и газом. Без них заводы и труба - просто груда металлолома.

 - Почему сегодня Лукашенко напрямую связывает понятия «суверенитет» и «президент»?

- Электорат Александра Лукашенко сужается, как шагреневая кожа в романе Бальзака. Помните, там главный герой купил в лавке антиквара шагреневую кожу, которая выполняла все желания владельца, но съеживалась после каждого выполненного желания, и вместе с ней сокращалась его жизнь. Электорат Лукашенко также добросовестно выполнял все желания президента, и в результате президент исчерпал этот свой ресурс. Старики слепо и радостно голосовали за все предложения главы государства, но жить лучше не стало. Разве что веселее - но только смех этот истерический. Я знаю, что прошлой зимой в небольших городах старики в частных домах отключали газовое отопление и ставили буржуйки, потому что у них не хватало пенсии платить за коммунальные услуги. О том, чтобы помочь детям, внукам, которые не могут найти работу, и речи не идет. Электорат Лукашенко разочаровывается в нем. Поэтому президенту нужно бороться за перераспределение электорального влияния.

Самый близкий к нему по менталитету - электорат БНФ. Чтобы получить его, нужно подавать определенные сигналы. Например, президент - гарант суверенитета, мы свою страну не сдадим, Россия нас обижает, Россия вмешивается в наши внутренние дела. Практически весь монолог президента был направлен на то, чтобы дать четкий сигнал БНФ - не как партии, а как электоральной силе: я никому не отдам суверенитет нашей страны, я буду держаться до последнего.

 - Почему вы говорите об электорате БНФ? Ведь сегодня это немногочисленная партия, и по соцопросам она не обладает значительной электоральной базой…

- Действительно, эта партия немногочисленная, и институт сочувствующих, будь он введен, составлял бы всего порядка 15 тыс. Но в случае проведения парламентских выборов по партийным спискам они могли бы получить порядка 15% голосов. Имеются в виду люди радикальных взглядов, которые смотрят на мир исходя из разделения: мы - они, для них все чужое - плохо. Такие люди готовы отрицать демократические преобразования, экономические реформы, если они будут исходить от России, не хотят признавать связь с российской культурой.

Эти 15% голосовали против Лукашенко в первую очередь в силу его национального нигилизма, из-за боязни, что он сдаст страну. Против него голосовали и другие люди, по совершенно другим причинам, но определенная часть электората - исключительно из-за его пророссийских настроений. Я бы не хотел никого обижать, БНФ - умная и интеллигентная партия. Но ее электорат зеркально похож на электорат Лукашенко. А поменять плюс на минус гораздо легче, чем выстроить новую систему, рассчитанную на других людей.

Чтобы привлечь на свою сторону электорат БНФ, Лукашенко подает мощный сигнал. Он рассчитан на категорию людей, для которых незыблемость государственного суверенитета - высшая ценность. Как правило, они признают и другие ценности - свободу слова и вероисповедания, рыночные реформы, демократическое управление государством. Но для них это ценности второго ряда.

Именно для них сегодня нагнетается истерия, искусственно создается выбор - демократия с Россией или суверенитет с Лукашенко. На самом деле такой проблемы не существует. Россия просто не сможет нас переварить, если мы сами, конечно, этого не захотим. Если Россия захочет вести себя как империя, она получит серьезную головную боль. Ведь для того чтобы полное объединение было признано в мире, необходимо проведение референдума, причем в цивилизованных условиях - при демократическом парламенте, свободной деятельности партий и общественных движений, свободном обсуждении проблемы в СМИ. Могу сказать как гипертоник, это был бы серьезный криз. Россия не будет присоединять Беларусь. Выбор, который навязывается обществу, - надуманный.

 - Как, на ваш взгляд, в данной ситуации должна действовать оппозиция?

- Когда представитель уважаемой мной партии говорит, что если демократия придет из России, то я не хочу такой демократии, я могу лишь выразить свое несогласие. Но проблема в том, что ни от меня, ни от моего оппонента ничего не зависит. Мы с ним - всего лишь два голоса на выборах или референдуме. Проблема в том, что фактически речь идет о совмещении двух вопросов. Представьте себе референдум, на котором будет задан один вопрос: согласны ли вы, чтобы Беларусь вышла из союза с Россией, а Лукашенко остался на третий срок? Речь идет не столько о совмещении двух вопросов в один, сколько о совмещении электоральных групп, пластов. Это очень грамотный ход. Многие, кто считает Позняка кумиром, убедятся, что Лукашенко - это Позняк сегодня. Повторюсь, что на самом деле не существует такой альтернативы - демократия или суверенитет. Нашей независимости ничто не угрожает. Мы остаемся в зоне политической ответственности России, поскольку мир остается многополярным.

 - Как Россия может реализовать эту ответственность?

- Как управдом Варвара Плющ из «Бриллиантовой руки». Помните: «Распространите эти билеты среди жильцов нашего ЖЭКа. А если не будут брать, отключим газ».

Сергей ДУБОВЕЦ: «КОГДА КРЕМЛЬ СТАЛ НЕДОСТУПЕН, У ЛУКАШЕНКО ПРОСТО НЕ ОСТАЛОСЬ ВЫБОРА»

СПРАВКА «БГ». Сергей Дубовец родился 17 сентября 1959г. в Мозыре. В 1984г. закончил факультет журналистики БГУ. Работал редактором газет «Свабода», «Наша Нiва». На «Радио Свобода» ведет программу «Вострая брама». Автор множества публикаций и нескольких книг. В настоящее время редактор радио «Балтыйскiя хвалi».

- Можно ли сказать, что президент Лукашенко является гарантом белорусского суверенитета и независимости?

- Можно. Однако при этом следует учитывать, что Лукашенко абсолютно непредсказуем. Он гарант как президент, но что будет завтра, никто сказать не может. Его поведение завтра или послезавтра - постоянная загадка. Имея в руках неограниченную власть, он может выступить как защитником суверенитета, так и его могильщиком.

 - Долгие годы отечественная оппозиция убеждала народ в том, что цель президента - «сдать» Беларусь России. Как могло получиться, что нынче многие россияне убеждены: Лукашенко - главный тормоз на пути интеграции?

- Дело в том, что Беларусь объективно (с Лукашенко или без него) после обретения независимости стала самостоятельным саморазвивающимся организмом. Лукашенко, конечно, может пытаться остановить этот процесс саморазвития. Однако это то же самое, что пробовать отменить дождь или выключить солнце. Во времена Ельцина, когда у Лукашенко были виды на союзный престол и он старался стать фигурой, параллельной Борису Николаевичу, он мог подчинить своим личным амбициям развитие истории Беларуси. С приходом Путина путь в Кремль для Лукашенко закрыт. Соответственно лучше быть первой персоной у себя, нежели десятой там. Кроме того, за эти годы сформировалась национальная белорусская бюрократия. Последняя вовсе не жаждет стать провинциальной бюрократией одной из российских губерний. Ей, естественно, нравятся государственные посты, а не должности в какой-нибудь местной администрации.

 - В условиях, когда главным защитником суверенитета стал Лукашенко, как должна вести себя оппозиция?

- Я давно уже говорил и писал, что оппозиция должна не сидеть в эдаком бесконтактном непризнании существующей власти. Некоторые восприняли это как призыв сотрудничать с властями. Оппозиция по определению должна бороться. Бороться же, не вступая в контакт, невозможно. Политическая борьба - это участие в выборах. В нашей ситуации это очень сложно, но что поделать, если это единственный способ прийти к власти. Предпосылок для прихода к власти другими путями нет. О народной революции, на которую так долго рассчитывали наши оппозиционеры, сейчас нет и речи. Остаются выборы. Кстати, это самый цивилизованный способ прихода к власти.

 - Официальный Минск не пускает сюда российский капитал, сокращает вещание российского телевидения, тормозит введение единой валюты и т.д. Существует ли сейчас угроза для белорусского суверенитета?

- Если учитывать возможность введения российского рубля, то такая угроза есть. Когда этот барьер будет перейден, независимость будет лишь номинальной. Это невыгодно ни Лукашенко, ни его «вертикали». Сегодня кажется, что они на это и не пойдут.

 - Если Лукашенко стал реальным защитником нашей независимости, может, стоит сплотиться вокруг Александра Григорьевича и согласиться с продолжением его полномочий?

- Усилия всей оппозиции, депутатской группы «Республика» и других должны быть направлены на возвращение страны в цивилизованное русло. Это значит - в русло предсказуемое. Никаких третьих сроков, изменения Конституции быть не должно. Это дикость, разрушение всех устоев, превращение Беларуси в какую-нибудь азиатскую республику. Тогда мы ничего не сможем ни анализировать, ни прогнозировать. Всё тотально будет зависеть от того, с какой ноги встал Лукашенко.

 - Чем, по-вашему, вызвано нынешнее обращение Лукашенко к «незалежнiцкай» риторике?

- Это объективный ход событий, о котором мы говорили выше. Во время беседы с журналистами государственного телевидения Лукашенко высказался в том смысле, что не мог 10 лет назад предположить, что Польша, Литва и т.д. пойдут куда-то объединяться. Мол, в этом прогрессивном (как он считает) общемировом процессе объединения нас опередят. Мы хотели быть первыми интеграстами в деле возрождения СССР, а они пошли в Европу, и завтра в Литве будет евро.

Лукашенко удивлен, но есть концепция построения независимого государства со своими символикой, деньгами, гражданством, армией и т.д. Это концепция работает. Не видеть этого он не может. И ему ничего не остается как брать эту концепцию на вооружение.

 - Какой может быть реакция Москвы на такое поведение Лукашенко?

- Реакций будет несколько, и они будут в корне отличаться друг от друга. Если же говорить о реакции Путина, то, по-моему, он будет просто выжидать, следить за развитием ситуации. Помните, в одном из своих публичных выступлений он сказал, что самое главное - избавиться от имперских амбиций. Это было повторено несколько раз. Если верить сказанному, то новый нажим на Лукашенко был бы шагом назад. Конечно, будет много шума, требований надавить и попытки это сделать со стороны олигархов. Однако Кремль предпочтет молча взирать на происходящее.
Добавить комментарий
Проверочный код