Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№25 (392) 07 июля 2003 г. Общество

ШЕВЧУК СПЕЛ ПРО «БАТЬКУ»

07.07.2003
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

Двойной государственный праздник посреди лета - хороший повод для концертных организаторов всерьез нарушить традиционное вялое течение гастрольного межсезонья и поиграть мускулами. Из общего ряда выделялись два мероприятия. Во-первых, большой концерт звезд советской эстрады на стадионе «Трактор» - дело, по идее, достаточно привлекательное и во многом даже поучительное, если бы не замеченное еще во время дневной трансляции по БТ обилие выступлений под фонограмму. А потому было принято решение отправиться на мероприятие номер два - начинавшийся несколько позже концерт давно не гостивших у нас «ДДТ».

Монстры русского рока выступали на стадионе «Динамо», где все по понятным причинам кишело стражами порядка. Работали они достаточно медленно, а потому даже на момент начала концерта на входах еще толпилось много людей. У всех старательно изымались любые (в т.ч. пластиковые) бутылки с напитками и даже по возможности зажигалки. После досмотра суровый инструктаж: «Не курить, не пить и не нюхать!»

К началу концерта отведенные под него десять тысяч мест были заполнены процентов на 80 (по ходу эта цифра дошла где-то до 90). Публика стала требовать музыкантов на сцену еще до времени начала концерта. «Дэ-дэ-тэ!» - скандировали зрители, но, слетаясь с разных сторон, сочетаясь с эхом по воле какого-то звукового обмана, этот слоган то и дело превращался в комичное в этой ситуации «Э-нэ-рэм!».

Поднимаясь на сцену под одобрительный визг публики, Шевчук чуть не упал. Все прояснилось после приветствия и поздравлений с праздником освобождения. Оказалось, он недавно попал в аварию и повредил ногу, а потому «танцев не будет». «Для начала самую старую», - сказал он и под акустическую гитару заиграл «Дождь». Эта песня прославилась во времена диска «Актриса весна» (1992), но входила еще в первый магнитоальбом группы - до сих пор не изданный «ДДТ 1» (1981).

Вслед за «Что нам ветер» («Это все», 1994), встреченной с еще большим энтузиазмом, Шевчук посвятил композицию «Пластун» («Пластун», 1991) Василю Быкову. «Мне страна ворковала о сыновьей любви / Вытирая платочком сухие глаза / Сморкаясь в кровавое вымя зари / Поминая героические имена», - с надрывом пел он. Затем насыщенная индустриальными лязгами «Мы» («Мир номер ноль», 1999) лишь усилила давление, после чего наступила разрядка в виде романтичной «Любовь, подумай обо мне» из вышедшего в конце мая диска «Единочество II. Живой

Когда следом пребывавший в прекрасном расположении духа лидер «ДДТ», улыбаясь, спросил «ну что вам спеть?», рассеялись опасения тех, кто боялся, что концерт сведется к воспроизведению во многом непростых и нерадостных по настроению образов обоих «Единочеств».

Как признался потом «Белорусской газете» Юрий Шевчук, такая идея была, но от нее решено было отказаться, поскольку концерт стадионный и был все-таки приурочен к празднику. В итоге прозвучало лишь по четыре песни из этих двух альбомов, и они скорее были лишь мазками в общей картине концерта, как, впрочем, и оба эти диска на фоне всего творчества группы. Все остальное - это хиты разных лет, в основном 90-х, среди которых по понятным причинам доминировали композиции из дисков «Актриса весна» (1992) и «Это всё» (1994), а альбом «Любовь» (1996) вообще был обойден стороной.

Следует признать, что, несмотря на возраст, «ДДТ» и сейчас по всем статьям соответствует своему статусу гранда российского рока. Давно не приходилось видеть столь плотного и грамотного по построению концерта. Все-таки надо не просто отыграть два с половиной часа, а еще и держать публику во внимании. А потому тяжелые блоки постоянно чередовались с подборками более массовых хитов. Ну и плюс видеоряд на четырех экранах, где картинка выступления в зависимости от тематики и настроения песни сменялась военной хроникой или геометрическими фигурами кислотных цветов.

Не обошлось без песенных сюрпризов. «Потолок» («Метель августа», 2000) превратился в отличнейший рэгги, а в уже почти легендарной «Ночной пьесе» («Единочество I», 2002) Шевчук вместо Путина спел про «батьку»: «Батька едет по стране на серебряном коне /«Батька» всем людям поможет - дай ему здоровья, Боже / Всех бандитов перебьет, работягам он нальет /«Батька» едет по стране, а мы - по-прежнему в…». Здесь зал самостоятельно добавлял необходимое слово.

Неожиданным было появление ближе к середине выступления двух девушек в народных костюмах, являвших собой ансамбль «Радуйся». Сначала они под фанк-аккомпанемент «ДДТ» исполнили заводную народную «Ой, лели-лели», а затем подпели коллективу на нескольких песнях из второй части «Единочества», в записи которых они принимали участие.

В составе самой группы неплохо смотрелся совсем молодой гитарист Алексей Федичев из «Башаков-бэнд», заменивший легендарного Вадима Курылева. Как всегда, в нужный момент «зажигал» дядя Миша (саксофон, флейта), в рок-н-ролльном блоке спевший знаменитую «Хипаны». Несколькими джазовыми соло на трубе отметился Иван Васильев.

Сам же Шевчук порадовал своей немеркнущей харизмой и позитивностью, которая слишком редко проявлялась на последних двух дисках группы. Он тепло общался с публикой между песнями и, несмотря на травму ноги, к концу даже растанцевался. Он же соло исполнил под акустическую гитару свою малоизвестную и не издававшуюся песню про войну «Господь нас уважает». А завершила выступление под выстрелы начавшегося на стадионе салюта и тысячи огней неконфискованных зажигалок песня «Это всё».

В состоявшемся после концерта общении с несколькими изданиями, среди которых была и «Белорусская газета», Шевчук был столь же естественен, как и на сцене. Часто приписываемое ему в последнее время мессианство никак не проявлялось. Это был именно разговор на самые разные темы (и до философии добрались), а не интервью или пресс-конференция. Разошлись через два часа, в полвторого ночи, когда бабульки-вахтерши деликатно попросили освободить помещение. Сославшись на бесконечность (но не бессмысленность) разговора, решили на этом и закончить, а на следующий день стало известно, что, пока музыкант со своим сыном пребывал в Минске, его квартиру в Санкт-Петербурге ограбили. Такая вот метафизика…

«ГЛАВНЫЙ - ЭТО ХРЯК КАКОЙ-ТО»

- Ваши впечатления от концерта?


- Думаю, он получился не хуже того, что был здесь же в 94-м. Тот был просто ломовой. Но тогда дух был совсем другой. Беларусь не знала, с кем она пойдет, кто будет начальником, и время чувствовалось гораздо острее. Сейчас острота тоже есть, но эти бритвы будто уже застланы коврами бытия.

 - В программе была использована военная кинохроника. Вы специально ее готовили?

- Это было сделано для концерта 22 июня 2001г. в Бресте, приуроченного к 60-летию начала войны. То был, наверное, вообще один из лучших концертов в истории «ДДТ». К сожалению, почему-то Белорусское телевидение не стало снимать его, хотя камеры стояли на площадке и они снимали все выступления до нас. Вроде бы кто-то запретил. Причем аналогичный концерт должен был пройти в Минске, но его запретили. Тогда мы три часа пели о войне. Ни одного рок-н-ролла. Мы готовились к тому концерту больше месяца. Причем с предложением на нас выходил кто-то от президента России, и я поначалу категорически отказался - все-таки это слишком серьезная дата. Но потом я позвонил своему отцу-фронтовику. И он сказал: «Ваша музыка войны не испортит». Мы тогда пели Окуджаву, Высоцкого и многих других.

 - В связи с уходом из группы ряда основных музыкантов, скажем, того же Вадима Курылева, многие говорят о свершившемся превращении «ДДТ» в сольный проект Юрия Шевчука. Как вы к этому относитесь?

- Я, конечно, лидер группы, но это не значит, что я главный. Это разные вещи. Главный - это хряк какой-то. Лидер - это человек, который приходит в группу со своими идеями и заражает или пытается заразить ими ребят, тащит их куда-то, ставит какие-то художественные задачи. Я себя отношу именно к последнему типу. Но группа определенно есть. Что касается Вадика Курылева, то я думаю, что тут дело было именно в творческих разногласиях. Он очень любит гитарную музыку, в которой он просто великолепно соображает и ориентируется. А все мои идеи по альбому «Единочество» ему, просто говоря, не покатили - эта музыка не для него, и в результате весь материал он отыграл кое-как. Ему не понравилось направление, в котором сейчас двигается группа, и он ушел. Так же, как в свое время ушел Андрей Васильев, когда мы пришли к «Миру номер ноль». По-моему, это нормально. Просто для Вадика рок-н-ролл - это гитарная музыка. Для меня, Кости Шумайлова (клавишные) и Паши Борисова (бас-гитара) это все гораздо шире. Конечно, мы изменились, постарели. Но меня всегда интересовало одно: какие художественные задачи вообще способен выдержать рок-н-ролл. По максимуму. И я обещаю, что ни один новый альбом нашей группы не будет похож на старый. Иначе я завяжу с этим делом - мне просто станет скучно.

 - Что сейчас слушаете?

- Мне много всяких дисков присылают из Англии, Америки, но все это одно и то же. Вот к нам недавно King Crimson приезжали в Питер. Да лучше я ничего три года не слышал! Они так играют! Космичность и вместе с тем тяжелая ритмика, земля и небо! Фрипп вообще просто крутил какой-то фон. Но фон был настолько гениальным, как фон с картины Микеланджело. Вот это музыка! Есть эталоны, есть какие-то уровни сознания, в которых нам всем постоять просто не помешало бы. Если подумать на этом уровне, почувствовать это.

 - Что в вашей жизни связано с Беларусью?

- Если не считать концертов, то, во-первых, я родом из Гомеля. У меня прадед служил казаком на русско-польской границе. Белорусская музыка мне нравится, но насколько я люблю «Троицу», настолько не люблю «Ляпис Трубецкой» и прочих. Вообще же музыкально я сформировался в Уфе, которая была серьезной «рабочей лошадью» Советского Союза - сплошные нефтяные заводы, грязь, копоть и дым. Да и вырос я в рабочем квартале. А ведь когда, скажем, занимаешься живописью, но каждое утро, просыпаясь, видишь в окне только трубы и гарь, то начинаешь что-то понимать чуть раньше. И я хочу сказать, что «Песняры» для меня всегда очень много значили. Вот сегодня как раз мы говорили о том, что мы их никогда не ругали. Все ВИА - это профанация, суррогатная музыкальная культура, не эстрада и не рок. Но «Песняры» - это было мастерство. И даже в свое время на танцах мы пару песен их пели. Тех же «Сябров» я никогда не любил - это профанация.
Добавить комментарий
Проверочный код