Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№25 (392) 07 июля 2003 г. Архив БГ

МИШКА В МИНСКЕ

07.07.2003
Елена АНКУДО

№ 25 [392] от 07.07.03 - Летом 1980г. у советского правительства возник повод для торжества: 3 августа в Москве финишировали ХХII Олимпийские игры. Пока москвичи, а за ними и вся страна рыдали над словами из песни «На трибунах становится тише», руководители всех ведомств и предприятий СССР облегченно вздыхали: подошло к концу невероятно грандиозное мероприятие, к которому готовились более пяти лет.

Переоценить значение самых массовых спортивных соревнований образца 1980г. невозможно - это первая и единственная Олимпиада, которая прошла на территории страны победившего социализма. Поскольку спорт всегда являлся заложником политики, правительство приложило все силы, чтобы ХХII Игры стали еще и грандиозной рекламой советского строя. Это удалось. Казалось, не было в СССР гражданина, чей труд не влился бы в проведение Игр «на высоком политическом, организационном и техническом уровне».

CITIUS, ALTIUS, FORTIUS

Быстрее, выше, сильнее - так в переводе с латыни звучит лозунг Олимпийских игр. В нашей стране кроме общепринятого он имел еще один смысл: доказать всему миру преимущества социализма. Особенно актуальной эта задача стала в начале 1980г. - после намерения американских спортсменов бойкотировать соревнования в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан. Но скандала не получилось - 106 национальных комитетов высказались за участие в играх (против 9 отказавшихся), а совет-ские мультипликаторы получили заказ на анимационный фильм «А баба-яга против!». Медвежонок, срисованный с олимпийского символа, ненадолго побил по популярности волка и зайца из хита советской анимации «Ну, погоди!», что больше не удалось ни одному мультипликационному герою.

Однако все это было гораздо позже. Для советских людей Олимпиада началась в 1975г. после постановления ЦК КПСС и Совмина СССР «О мерах по подготовке и проведению Олимпийских игр 1980г. в Москве». Руководство мероприятием возлагалось на оргкомитет «Олимпиада-80», в подчинении которого находились все союзные министерства и ведомства. Силами последних предполагалось возвести здания, равных которым не было еще в Советском Союзе, обеспечить прием национальных сборных и десятков тысяч туристов, украсить улицы так, как их не украшали еще никогда. Кроме Москвы отблеск Олимпиады упал еще на четыре города. Для масштабности отборочные турниры по футболу планировалось провести в Ленинграде, Киеве и Минске, а водную регату - в Таллинне. Неудивительно, что Украинская, Белорусская и Эстонская ССР стали маленькими фронтами объявленной спортивной войны.

До сих пор сооружения, построенные и отреставрированные к ХХII Играм в этих городах, являются крупнейшими. В Москве это спорткомплекс «Олимпийский», велотрек в Крылатском, коннос-портивная база в Битце, аэропорт «Шереметьево-2»; в Минске - гостиница «Планета», стадионы «Динамо» и «Трактор», спортивные комплексы «Стайки» и «Раубичи», автодорога Брест-Минск-Москва, которую долгое время называли «олимпийкой».

К 1980г. разобрались и с многочисленными свалками - они портили вид автомобильных и железных дорог. Вопрос мусора тоже был политическим - им занимался зампред Совмина БССР Владимир Мицкевич. Как мудро заметил этот руководитель в одном из постановлений, беспорядок «создает впечатление запущенности, бесхозяйственности и может быть использован нашими идейными противниками в превратном истолковании нашей социалистической действительности».

БУФЕТЫ И ТУАЛЕТЫ

Одним из последних был решен вопрос с общественными туалетами, которых в то время в Минске насчитывалось 38. Ни столичные клозеты, ни, тем более, их братья-близнецы в провинции не соответствовали хоть сколько-нибудь привычным для иностранных туристов условиям. Похоже, организация порядка в туалете была самой болезненной для советской стороны - информация о том, что «большинство туалетов содержатся в неудовлетворительном состоянии, уборка и дезинфекция помещений производится плохо и нерегулярно», содержится едва ли не в каждом отчете о подготовке к Олимпиаде.

В отличие от этой проблемы вопрос питания решили с блеском. Накануне отборочных матчей магазины Минска заполнили невиданным ранее ассортиментом продуктов. Хотя Белоруссия традиционно считалась более обеспеченной в плане продуктов питания республикой, чем, скажем, РСФСР, многие минчане впервые увидели на прилавках упаковки с иностранными надписями. Так, впервые в жизнь советских белорусов ворвались колбаски из Польши, венгерские соки, финское спиртное, американские сигареты, чешское пиво. Последняя позиция была особенно актуальна - в те времена в магазинах можно было найти только два сорта пива - «Минское» и «Жигулевское». Чтобы избежать нездорового ажиотажа, буфетчицы, обслуживающие гостей Олимпиады, никогда не выставляли на прилавок весь имеющийся ассортимент - на один день полагался один вид пива. Поэтому, несмотря на обильное и недорогое питание, ассортимент блюд не вызывал восторга у иностранных гостей - случалось, стол был заставлен однотипными блюдами. Некоторое разнообразие, впрочем, можно было получить за отдельную плату. После ужина ресторан гостиницы «Юбилейная» предлагал дегустацию блюд и напитков национальной кухни, стоило это удовольствие 4 рубля с человека.

Кормили иностранных и советских гостей в 8 лучших ресторанах города (включая «Журавинку», «Потсдам», «Космос», «Папараць-кветку»), 8 кафе и более чем 20 столовых. Обслуживали иностранцев 330 официантов, 40 метрдотелей и 25 барменов, владеющих иностранным языком. В каждой точке общепита, где питались зарубежные гости, должны были находиться такие малопонятные для отечественных граждан предметы, как льдогенератор и кофеварка. Меню приносили на трех языках. Кроме того, в зале находились «Книга отзывов и предложений иностранных туристов» и «Книга записей гидов-переводчиков». Последняя была обязательна для заполнения.

Питанию придавалось столь же важное значение, как и свалкам. Как замечал чиновник ВАО «Интурист» по Брестской области Ширяев, «качество пищи и культура обслуживания в ресторане имеет немаловажное значение в (…) правильном и полном восприятии памятников истории».

ГОСТИ ОЛИМПИАДЫ

Разумеется, подготовка не была бы столь массированной, не намеревайся советская сторона принять более 60 тыс. иностранцев - участников и гостей Олимпиады. Около 7 тыс. человек планировалось направить в Минск. Хотя к тому времени иностранная речь на улице уже не считалась исключительным событием, в каждом, кто пересекал госграницу СССР, видели потенциального врага, от которого по меньшей мере ожидалась критика социалистического строя. Особенно напряженной стала обстановка после бойкота Олимпиады американской сборной. Как заявлялось на совещаниях силовых структур и других ведомств, «противники Олимпиады (…) стали широко распространять вымыслы и измышления, направленные на то, чтобы опорочить всю работу по подготовке Игр, высказывали сомнения в обеспечении своевременной подготовки спортивных сооружений, гостиниц и других объектов Олимпиады, несоответствии их международным требованиям».

Чтобы избежать «вымыслов и измышлений», на таможенных переходах был введен круглосуточный график работы и установлена пропускная способность в 200-240 легковых автомобилей и 200-220 автобусов в сутки. Сегодня сложно поверить, что при соблюдении всей процедуры проверки на оформление машины с пятью пассажирами у таможенников уходило не больше 15 минут, а автобус через границу пропускали за полчаса.

Сложнее обстоял вопрос с проживанием туристов. До начала 80-х гг. апартаменты для проживания иностранцам предлагали только гостиница «Юбилейная» и мотель вблизи Минска по Брестскому шоссе; это меньше тысячи мест. В 1975г. специально для обслуживания олимпийских гостей началось строительство гостиницы «Планета». Места для иностранных туристов предоставили несколько отелей классом пониже - «Турист», «Юность» и «Спутник».

По нормам 1980г. на одного иностранного или советского гостя полагалось не менее 5 кв. м, на каждые 25 человек - душ, на каждые 10 - унитаз. Перед советскими туристами зарубежные имели два явных преимущества: спали они только на деревянных кроватях (для отечественных туристов допускались металлические); кроме того, советским людям не полагался прикроватный коврик. Только благодаря Олимпиаде номера лучших минских гостиниц наконец-то были заполнены трехпрограммными приемниками (на 100%), телевизорами (70%), холодильниками (все люксы).

ВХОД ПО ПРОПУСКАМ

Номер-люкс обходился минскому гостю в 114 рублей в сутки (в цену входило питание, услуги гида и 6-часовое обслуживание на автомобиле), номер класса «туристический» - в 28 рублей. Летний домик в кемпинге стоил 6,5 рубля в сутки, а место под палатку можно было снять за 4 рубля. Для членов национальных олимпийских комитетов и почетных гостей выделили 100 мест в гостинице «Минск»; правом пройти на VIP-этаж, кроме самих жильцов, обладала лишь обслуга при наличии спецпропуска.

Жесткий проходной режим был установлен и в остальных местах проживания иностранцев. При поселении каждый гость получал визитную карточку с фотографией. Чтобы пройти в гостиницу мимо двух дежурных швейцаров, необходимо было предъявить эту карточку и паспорт. Иностранцам все же было позволено приводить в номер гостей, где последние могли находиться до 24 часов. Неизвестно, впрочем, пожелали бы гости задерживаться в апартаментах надолго, если бы знали, что номера прослушиваются, а горничным и коридорным приказано сообщать о самых мелких происшествиях спецслужбам, круглосуточно дежурящим в гостинице. По советским нормам, в каждой гостинице, где размещались туристы, две комнаты отводились для сотрудников КГБ и МВД. Спецслужбы следили не только за безопасностью туристов. Предусмотрительность правоохранительных органов не знала границ - как говорилось в одной служебной информации, «некоторые фирмы Запада приступили к производству маек, трусов, тапочек и другой спортивной одежды и инвентаря с нанесением специальными красителями антисоветских лозунгов и призывов, которые при определенных условиях будут проявляться».

«ВРЕМЕННЫЕ СОТРУДНИКИ ВРЕМЕННЫХ ПУНКТОВ»

Обслуживали Олимпиаду не только профессиональные служащие. Наплыв туристов ожидался такой, что за несколько лет до открытия Игр постановлением правительства было решено привлекать студентов и пенсионеров для работы на Олимпиаде, причем для первых это временное занятие считалось обязательным. Часть молодых людей из иняза и БГУ принялась за изучение иностранных языков, готовясь стать гидами, часть в составе студенческих отрядов участвовала в стройках олимпийских объектов. Все привлеченные сотрудники имели статус временных. Такими же считались и работники временных обменных пунктов валюты.

Обменники - еще одно нововведение олимпийского времени. До 1980г. при гостиницах не было постоянно работающих мест, где меняли деньги, - как правило, приобретать советские рубли иностранцам помогали фарцовщики и проститутки. Зато во время Олимпиады в БССР насчитывалось уже 11 пунктов, 56 работников которых занимались операциями с валютой. Одновременно при деньгах находилось как минимум три человека - кассир, студент-переводчик и охранник. Время работы устанавливалось с учетом приезда и отъезда иностранцев и зависело от расписания поездов, лишь один обменник - на железнодорожном вокзале Бреста - работал круглосуточно, без выходных.

Изучение иностранных языков перед Олимпиадой захватило не только студентов - будущих гидов. Чтобы получить место буфетчицы или коридорной, не говоря уже про пост метрдотеля или швейцара, в 1980г. надо было уметь объясняться на языке капстраны. Для работающей обслуги открылись курсы изучения иностранных языков, и горе тому, кто не мог подняться выше школьной программы. Лекций на политические темы на курсах значительно поубавилось - было понятно, что горничной гораздо полезнее уметь объясниться с клиентом по поводу уборки номера, чем рассуждать на популярную в то время тему «Конституция СССР о физическом совершенстве человека». Тем не менее тиражом в сотни тысяч экземпляров были выпущены энциклопедии о странах мира. Особенное внимание уделялось тем государствам, откуда стоило ждать национальные сборные.

Языки зубрила не только гостиничная обслуга. Для сотрудников милиции был издан карманный разговорник сразу на четырех языках - английском, немецком, французском и итальянском. Для 20 руководителей МВД открылись трехмесячные курсы, на которых можно было освежить школьные знания. Основное внимание уделяли языкам капиталистических стран - ожидалось, что большинство туристов приедет именно оттуда. Но возможности поднять свой уровень языка в живой беседе с иностранным гостем у сотрудника милиции не было - служебная инструкция о поведении с иностранцем позволяла общаться только на мелкие, малозначительные темы. Человек в форме мог вступить в разговор лишь когда его об этом просили и был уполномочен, к примеру, подсказать дорогу тому, кто заблудился.

По данным Главинтуриста СССР, с

15 июня по 8 августа 1980г. Минск посетило 7.939 туристов, 2.413 из которых было из 22 капиталистических и развивающихся стран. Наибольшее количество приехало из ГДР (3.000 человек), Англии (1.100), Испании (287), США (256). Знание языка этих людей нужно было не только для того, чтобы сделать их отдых максимально комфортным. Как сообщалось в специальной телефонограмме от 28 июля 1980г., поступившей в управление по делам иностранного туризма при Совмине БССР из Главинтуриста, московское руководство следовало «информировать о высказываниях интуристов в период Олимпиады».

ОСОБЫЙ РЕЖИМ

Во время Олимпиады для всех сотрудников милиции был объявлен особый режим - отменялись отпуска, люди отзывались из учебных заведений, вводился 12-часовой рабочий день, за что, кстати, не полагалось доплаты. Перед силовыми структурами была поставлена задача не только обеспечить безопасность всех участников Игр, но и предотвратить возможные провокации. От иностранцев ожидали самого разного. К примеру, широкое распространение получил слух о том, что африканские туристы привозят и бесплатно раздают жвачку, зараженную черной оспой. Сегодня это звучит как анекдот, однако даже официальные документы порой выглядят не менее комично. Вот о чем говорилось на лекции, прочитанной за два месяца до открытия Игр перед партработниками Минска: «Спецслужба наших противников и антисоветские организации подбирают и готовят кадры для осуществления различных провокационных акций, направленных на дискредитацию и срыв Игр. Их хотят заслать к нам в качестве туристов. Готовятся провокационные лозунги, листовки и прочая антисоветская литература. В Англии, например, массовым тиражом изданы две книги, в которых подробно излагаются рекомендации по нарушению в г. Москве систем энерго-водоснабжения, связи, совершения хулиганских действий, поджогов и т.д. в период проведения Олимпиады».

Возможно, именно эта истерия позволила сделать ХХII Олимпийские игры одними из самых безопасных. Для наведения порядка из Минска даже не пришлось высылать криминализированный элемент, как это сделали в Москве и Ленинграде. С проститутками и фарцовщиками белорусские милиционеры работали по-своему…

Продолжение следует.
Добавить комментарий
Проверочный код