Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№23 (390) 23 июня 2003 г. Тема недели

«ОН НЕ ХОЧЕТ ПОТЕРЯТЬ НИ КОПЕЙКИ ВЛАСТИ»

23.06.2003
Наталья ГРИБ

Евгений ЯСИН, известный российский макроэкономист, бывший министр экономики России, ныне - научный руководитель Высшей школы экономики Московского госуниверситета, любезно согласился ответить на вопросы обозревателя «Белорусской газеты».

- Какие преимущества получит Россия от введения своего рубля в Беларуси?

- Никаких. Только дополнительные проблемы, связанные с участием независимого государства в нашей платежной системе и с возможностями принимать самостоятельные решения белорусским правительством и президентом в сфере экономики, что будет подрывать стабильность рубля. С другой стороны, Россия получает определенные преимущества в политической сфере, и, в частности, усиливает влияние на политику Беларуси, и может показывать пример объединения, стремления к установлению единого экономического пространства. Но я бы, честно говоря, за эти преимущества дорого не заплатил.

 - Очевидно, что вопрос российского рубля - предмет политического и экономического торга. Александр Лукашенко требует от России ежегодных выплат в сумме $150-250 млн. в качестве компенсации потерь при уплате НДС. Беларусь вводит акцизы на широкий спектр российских товаров. Согласится ли Россия удовлетворить все требования Беларуси?

- У меня такое впечатление, что у белорусского президента есть острая нужда поддерживать среди людей постоянную уверенность в том, что он хочет объединиться с Россией, а Россия каждый раз что-то нарушает, поэтому объединение срывается. На самом деле он не хочет объединения с Россией в той степени, в которой это ослабит его власть. Его действия настолько прозрачны и примитивны, что не вызывают никаких сомнений. И в данном случае следует говорить не об экономических, а о политических требованиях Лукашенко. Станет ли Путин их удовлетворять, надо спросить у самого Путина. Думаю, вряд ли.

 - В минувшую среду Лукашенко фактически дезавуировал договоренности глав центробанков и министров финансов России и Беларуси, заявив, что до 1 июля соглашение о введении единой валюты подписано не будет. Как вы расцениваете этот маневр белорусского президента?

- Он бы согласился объединить Россию с Беларусью, если бы его здесь выбрали президентом. Он не хочет потерять ни копейки власти. И если складывается ситуация, когда он хоть частично ее теряет, он отступает, причем старается во всем обвинить Россию.

Предложения российского президента расставляют все на свои места. Если мы действительно хотим, чтобы наши народы жили вместе, мы должны объединиться в единое государство, проводя единую политику, перейти к рынку и жить по-человечески не только в России, но и в Беларуси. Если же мы не хотим этого, то не надо устраивать никаких фигур, ритуальных танцев в форме союзного государства. Пусть в этом случае будут самостоятельные государства, и каждое несет ответственность за свою экономическую политику. Ведь что происходит при включении Беларуси в зону рубля? Белорусское правительство получает возможность переложить на Россию ответственность за собственные ошибки и просчеты. Потому что национальная валюта, ее курс и покупательная сила - это показатель экономической политики. Правильная политика приводит к укреплению экономики и улучшению жизни людей. В противном случае валюта теряет силу, появляется черный рынок и т.д. и т.п. Россия готова пойти в направлении создания единого государства, объединения близкородственных народов до конца. А если Лукашенко этого не хочет, пусть правительство Беларуси несет полную ответственность за свои действия.

 - В газете «Известия» были названы две причины, по которым Лукашенко якобы никогда не согласится на введение российского рубля. Первая: референдум о создании союзного государства в этом году не состоится, и планы Лукашенко на изменение белорусской Конституции по продлению его полномочий на третий срок рушатся. Вторая: Лукашенко вместе с национальной валютой теряет управление экономикой, в частности, лишается ресурсов для исполнения республиканского бюджета (из-за потери права эмиссии) и без внешних дотаций не сможет поддерживать равновесие социально ориентированной макросистемы...

- Я думаю, обе версии реальны. В экономике потеря каких-то рычагов с введением единой валюты для Лукашенко не столь понятна, как преимущества того, что Россия берет на себя экономическую ответственность, обязуясь питать Беларусь рублями. Повторяю, для него преобладают политические мотивы. Если он чувствует, что Россия перестала его персонально поддерживать у власти, для него утрачивают всякий смысл особые отношения с Россией. Он играл на интеграционных настроениях на протяжении всех прошедших лет и благодаря этому удерживался у власти и не давал дороги ни националистически настроенной белорусской оппозиции, которая была против объединения, ни той, которая была согласна сотрудничать с Россией.

 - Как будет решен вопрос по эмиссионному центру: как того хочет Лукашенко (надбанковский совет с равноправием в принятии решений российских и белорусских банкиров) или как это предлагает Кремль: два белоруса в совете директоров Центробанка в составе 10 человек?

- Схема, которую предлагает Лукашенко, прямо направлена на то, чтобы создать препятствия для решения проблемы, а не на ее решение. Если в едином эмиссионном центре поровну распределены голоса, то вы создаете основу для двух эмиссионных центров или для того, чтобы решения, требующие даже срочных мер, не принимались никогда. В едином эмиссионном центре может быть только единая власть. И это решение предлагает не Кремль, а Центробанк, который в данном случае рассуждает не с политической точки зрения, а с точки зрения профессиональной пригодности. Всякое другое решение носит политизированный и непрофессиональный характер.

 - Российский министр финансов Алексей Кудрин и его белорусский визави Николай Корбут договорились, что Нацбанк Беларуси будет наращивать свои активы пропорционально росту ВВП - 4,1-4,2% в год. Как вы считаете, те функции, которые отвела российская сторона для Нацбанка, сохраняют за ним права центрального банка страны или превращают его в коммерческий?

- Они реально превращают его в территориальное управление Банка России. У него примерно те же полномочия. В противном случае нарушается единство денежной системы. Вы должны понимать, что такие вопросы не решаются на основе компромисса. Можно устраивать представление, как мы будем организовывать равноправие в денежной сфере. Но в денежной сфере не бывает равноправия. Либо вы управляете, либо не управляете. Это, к сожалению, а может быть и к счастью, только так.

 - Достаточно ли эффективен механизм контроля деятельности Нацбанка по состоянию его корсчета в Банке России?

- Да, вполне. При единстве денежной системы Банк России будет так же заинтересован в хорошем состоянии белорусской экономики, как и российской.

 - Чего стоит опасаться Беларуси в экономическом плане в случае введения российского рубля?

- Опасаться нечего в плане единой денежной системы. Беларусь может и дальше регулировать цены, заниматься экспортом-импортом - соглашение о введении единой денежной единицы не в состоянии лишить ее этих прав.

 - Ваш прогноз развития интеграционных отношений в рамках союзного государства.

- Эти интеграционные процессы не имеют никакой перспективы, пока у власти Лукашенко.

 - И всё?

- Вполне. Извините за резкость.
Добавить комментарий
Проверочный код