Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№23 (390) 23 июня 2003 г. Тема недели

С «ТОЛКОВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ» и поговорить приятно. Особенно о деньгах

23.06.2003
Римас СТАУМПЕ

Вполне возможно, что беспроигрышный пиаровский ход Александра Лукашенко на совещании по проблеме введения в обращение российского рубля, когда он внезапно высказался в пользу широкого общественного обсуждения этой темы с участием независимых экспертов («толковых людей»), негосударственных структур и партий, внесет новый серьезный раскол в и без того нестройные ряды белорусской оппозиции. Очевидно, что часть националистически настроенной оппозиционной общественности не приемлет даже упоминания российской валюты в качестве национальной валюты суверенного государства. Другая часть активной оппозиции, условно назовем ее «прагматичной» (но не «конструктивно» настроенной к властям), прекрасно осознает, что ресурсы для функционирования демократии по европейскому образцу не могут исчерпываться лишь спонсорской помощью Запада для неправительственных НГО и политических партий. Спонсорская помощь хороша лишь для безбедного существования узкого круга избранных оппозиционеров. Но за ней нет будущего - ресурсы в Москве. Через нее и мечтает трезвомыслящая часть белорусской интеллигенции попасть вместе со своей страной в Европу.

Экс-председатель правления Нацбанка Станислав БОГДАНКЕВИЧ, которого президент страны пригласил (пока на словах) к дискуссии вокруг российского рубля, рассказал обозревателю «Белорусской газеты», чем обернется введение российского рубля в Беларуси и какие цели при этом преследует официальный Минск.

«В ОСНОВЕ - ЕГО ПОЛИТИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ»

- Как вы прокомментируете реверанс Александра Лукашенко в ваш адрес?


- Не знаю. Я уже до этого обсуждал проект соглашения в Нацбанке, где мы высказали свои соображения Петру Прокоповичу по этим вопросам.

 - Какие цели преследует президент, когда говорит о своем намерении привлечь к обсуждению темы введения российского рубля независимых экспертов?

- Это надо спросить у президента.

 - Не возникает ли у вас ощущения, что президент сам еще не решил, нужен ли ему российский рубль, а мнение части националистически настроенной оппозиции ему крайне на руку?

- У меня возникает ощущение, что Лукашенко продолжает заочный диалог с Россией, в основе которого - политическая составляющая. Политическое будущее его режима и его лично. Он не готов обменивать монетарный суверенитет Беларуси на что-то другое, кроме как на продление своего президентского срока, либо на какое-то иное политическое будущее этого режима.

«РОССИЙСКИЙ РУБЛЬ - ЭТО БОЛЬШОЙ РИСК»

- Судя по сообщениям некоторых информагентств, на заседании консультативного совета в Нацбанке вы не выступали категорическим противником введения российского рубля...


- Это неправда. Я выступил однозначно: введение российского рубля на белорусской территории, во-первых, нарушает Конституцию, во-вторых, не в наших национальных интересах, потому как российский рубль, по заявлениям Владимира Путина, сегодня неконкурентоспособен, его устойчивость базируется исключительно на высокой конъюнктуре цен на энергоносители. Прежде чем обсуждать тему введения российского рубля, надо подвести итоги выполнения всех других договоренностей по унификации условий хозяйствования на территории обоих государств. Я имею в виду налогообложение, таможню, ценообразование, предпринимательство, социальные вопросы. Мы как небо и земля отстаем друг от друга. Но эти вопросы не решаются.

Проект соглашения с позиции национальных интересов Беларуси составлен вполне добротно. Безусловно, там говорится о том, что эмиссионным центром становится Центробанк и что выпуск наличности на 100% он берет на себя, а безналичная эмиссия будет осуществляться частично Нацбанком, однако в пределах лимитов, устанавливаемых сверху. По всем другим позициям временно даются большие льготы белорусской стороне. Однако сама идея абсолютно не соответствует нашим интересам. Российский рубль может подвергнуть нашу экономику большим рискам, потому что он базируется не на эффективной экономике. Это подтверждает сам Путин.

На заседании консультативного совета эксперты говорили о том, что, может, и надо перейти на российский рубль, но через 10-15 лет, а не сейчас, когда ничего не подготовлено, когда не решены вопросы реформирования и повышения эффективности нашей экономики.

Поэтому то, что сказал Прокопович на совещании у президента: мол, все эксперты поддержали соглашение - это, мягко говоря, не соответствует действительности. Если считать, что мы без России не можем, надо отказываться от суверенитета, то проект вполне приемлем для белорусской стороны. Но сама идея перехода абсолютно не выдерживает критики, не соответствует нашим интересам по глубокому убеждению не только моему, но и почти всех присутствовавших на консультативном совете в Нацбанке.

 - Официальный Минск осознает опасности введения российского рубля, когда в условиях ужесточения денежно-кредитной политики резко сузятся возможности по поддержке убыточного госсектора, прямое кредитование бюджета Нацбанком будет запрещено, что поставит под угрозу выполнение огромного числа социальных программ?

- Безусловно, Минск это осознает. Но в проекте соглашения есть некоторые амортизаторы. Например, предусматривается, что после перехода на российский рубль лимит эмиссии Нацбанком в первом году будет практически на уровне эмиссии 2004г.: сколько Нацбанк выпустит денег в оборот, такой в следующем году он получит лимит. В последующем лимит будет сокращаться до 80% от размеров эмиссии предыдущего года. 20 млрд. рублей Россия гарантирует в виде стабилизационного кредита для нашего убыточного сектора экономики, для минимизации неминуемого социального обвала. Если этого не предусмотреть, то переход на более твердую валюту может немедленно привести к огромной безработице и остановке предприятий.

Но власть должна понимать, что эти амортизаторы - временные. Я не хочу подчеркнуть, что все дело в переходе на российский рубль. И при сохранении национальной валюты нам необходимо было давно реформировать экономику, не допускать замораживания оборотного капитала, продукции, которая лежит на складах, - ныне на складах скопилось на 11 трлн. рублей нереализованной продукции. Разумеется, если мы перейдем на российский рубль, то всё это можно будет свалить на Россию, вызвать в обществе гнев. Но это не связано с российским рублем, который ныне все-таки более стабилен, чем белорусский. Это связано с отказом наших властей от разумной экономической политики.

«ЧЕМ МЫ ХУЖЕ?»

- Вы возглавляли Нацбанк в период кебичевской эпопеи с рублевой зоной с Россией в 1994г. Когда Беларусь стояла ближе всего к потере суверенитета: тогда или сейчас?


- Трудно оценить. Может быть, даже в 1994г. Тогдашний премьер Кебич по идейным мотивам искренне полагал, что без России экономика Беларуси не выживет. Я полагаю, что сегодня исторический опыт должен научить нас: белорусская экономика может стать самодостаточной. Что мы - неполноценный народ и неполноценное государство? Мы вполне могли бы развиваться так, как развиваются страны Балтии, Польша, Венгрия, Чехия. Чем мы хуже?

Лукашенко должен понимать, что все решать надо собственными руками, проявляя политическую волю. Без этого плохо будет и с российским рублем, и с национальной валютой. Кроме того, белорусский рубль, как бы то ни было, стабилизировался благодаря в целом разумной политике последних лет нынешнего Нацбанка. Монетарная политика, грубо говоря, в этих дурацких условиях, во многом разумна. Но я не разделяю ее результатов: высокая инфляция, замещение централизованными кредитами оборотного капитала, отвлеченного из экономики в дебиторскую задолженность и т.д. Но все эти проблемы не столько Нацбанка - он, даже имея формально независимый статус, вынужден ориентироваться на экономическую политику. Политика Нацбанка почти идеальна, а вся вина лежит на правительстве, в широком смысле, которое не видит проблем. Это прежде всего неэффективность, отсутствие инвестиций, износ оборудования, технологий, залежи продукции, неконкурентоспособность и т.д.

«МЫ ГОТОВЫ К ДИАЛОГУ С ПРЕЗИДЕНТОМ»

- Так все-таки: будучи, по словам президента, «толковым человеком», хотя и не разделяющим его взглядов, откликнулись бы на его предложение встретиться?


- Безусловно, это позиция Объединенной гражданской партии. Мы десятки раз заявляли, что готовы к конструктивному диалогу. Мы имеем разработанные концепции по налоговым вопросам, жилищно-коммунальному хозяйству, даже по военной реформе, не говоря уже о предпринимательстве. У нас более 20 законопроектов, разработанных нашими НГО, с которыми тесно сотрудничает партия. Мы готовы к диалогу, но я абсолютно не вижу шагов со стороны власти в этом направлении. И не я один высказываю такие соображения. На том же заседании консультативного совета аналогичные соображения высказывал даже Никитченко, директор Института экономики НАН, что меня несколько удивило: он же все-таки официальное лицо, а не свободная птица, как Богданкевич.

 - Как вы прогнозируете ситуацию? Беларусь замерла в ожидании, когда Россия обрисует политические и иные перспективы нашего лидера?

- Полагаю, да. Наша власть готова поступиться принципами суверенитета только при условии комплексного решения всех вопросов, которые ставит перед Россией Лукашенко. Может быть, если Россия не уступит, он вообще не пойдет на интеграцию, и не только на валютную. Я только буду это приветствовать. На консультациях в Нацбанке я так и сказал: одна страна - один голос. Ведь это не коммерческий банк, который управляется исходя из удельного веса владельцев в капитале банка. С принципом «одна страна - один голос» согласен и Лукашенко. Тогда для чего надо было подписывать договор о единой валюте в ноябре 2000г.?
Добавить комментарий
Проверочный код