Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Курьерская Экспресс доставка СПб - как сделать рассылку в whatsapp . Рассылки для Whatsapp.
mediarik.ru
№23 (390) 23 июня 2003 г. События. Оценки

ТРЕТИЙ СРОК БУДЕТ НЕ ВПРОК?

23.06.2003
Виктор МАРТИНОВИЧ

Очередное жесткое «нет», сказанное Александром Лукашенко российскому рублю, можно интерполировать и на его личное политическое будущее. Раскритиковав предложенный Россией сценарий монетарной аннексии, президент фактически сам запретил себе проводить референдум уже осенью этого года. В ситуации, когда время совершенно очевидно работает против него, Лукашенко может просто упустить приемлемый для изменения Конституции момент. Его мучительные колебания лишний раз доказывают, насколько тесно Кремль увязывает третий срок и российский рубль.

Лукашенко всегда умел интуитивно выбрать время, наиболее подходящее для реализации рискованных политических действий. Не случайно оба его референдума были проведены в ходе первого и второго года первого срока правления. Президент прекрасно понимал, что если не укрепить свою власть в начале пути, то к «большой переправе», вторым выборам, ее может просто не остаться. Любой политолог сформулирует то, что Лукашенко почувствовал тогда шестым чувством, как «объективную необходимость дисциплинирования элит». Любой историк расскажет, как то же самое, но несколько по-своему, делал Сталин.

Это же шестое чувство наверняка подсказывает Лукашенко, что сентябрь-октябрь 2003г. - лучшее время для проведения референдума по снятию конституционных ограничений.

Во-первых, потому, что у него пока есть какая-никакая поддержка в России. Дум-ские левые, Геннадий Селезнев, депутаты, входящие в российскую часть парламентского собрания СБР. Кто будет кричать с думских трибун о незаслуженно обиженном младшем брате и «противниках интеграции», засевших в Кремле, если всей этой братии не станет? Кто будет обеспечивать вялотекущую возню вокруг Конституционного акта, если российская часть парламентского собрания не захочет вдруг финансировать содержание армии союзных чиновников?

Вероятность того, что друзья белорусского президента, несильно популярные в Кремле, не попадут в новую Думу, достаточно велика. Аналитики заявляют, что российский парламент может стать монолитно-пропутинским. Это значит, что с декабря этого года прагматизм станет преобладать на всех уровнях взаимоотношений между странами.

Второй причиной того, что референдум стоит проводить незамедлительно - рейтинг Лукашенко, который от времени почему-то не увеличивается. С этой, социологической, точки зрения, нецелесообразно «схлопывание» нескольких официальных политических кампаний. Если бы он получил у народа добро выдвигаться на третий срок нынешней осенью, к моменту проведения выборов в 2006г. о состоявшемся три года назад референдуме и предъявленных к нему претензиях никто бы уже не вспомнил.

В третьих, сентябрь-октябрь 2003г. является подходящим временем еще и потому, что сейчас к референдуму объективно готовы все сферы общества. Неизвестно, по распоряжению ли свыше, по собственной ли инициативе, но отраслевые министерства и ведомства добросовестно расчистили политическую «поляну» к какому-то большому и ответственному действу. Превосходно понимая, что в столице, где сконцентрирован думающий, а стало быть, протестный электорат, референдум все равно не выиграть, власть сосредоточила свои усилия на регионах. Здесь за последние несколько месяцев таинственным образом исчезает независимая общественно-политическая печать, «выкошены» ресурсные центры и зонтичные структуры, через которые распределялись деньги на борьбу областей и районов с режимом.

Пройдет полгода, максимум год, и похороненная инфраструктура возникнет снова, как бы с этим ни боролись отраслевые министерства и ведомства. Причем вид и форму новой волны организованного протеста совершенно невозможно предсказать: очагом недовольства может стать alma mater (как того боится президент), а может - ПП НС третьего созыва (как на то надеется Европа). Пока же партийный и медийный рынки испытывают вполне заслуженную оторопь, на фоне которой как нельзя лучше будет смотреться какая-нибудь изящная политическая кампания, дающая ответ на немой вопрос: зачем всех так нещадно душили.

Наконец, четвертой причиной необходимости немедленного референдума является постепенное, но неизбежное «борзение» «вертикали», которое нужно пресекать на ранних стадиях. Если сразу же, как в 1996г., не показать, что хозяин в стране - всерьез и надолго, чиновничество может начать озираться в поисках нового хозяина, а это чревато утратой контроля над ЦИКом и силовиками. Пока для предот-вращения этого процесса хватало объективного закручивания гаек на производстве, устроенного КГК и прокуратурой, да двух неоднозначных намеков самого Лукашенко на то, что впереди честный, без «хитриков» референдум. Третий намек - это уже странно. Так долго намекают разве что женихи в индийских фильмах.

В белорусской политике вместо третьего намека принято брать быка за рога, называть конкретные даты и подписывать соответствующий декрет. Даже потомственный аграрий чувствует в происходящем подвох, неуверенность самого Лукашенко в том, что референдум состоится. А президент, как потомственный аграрий, чувствует, что чувствуют потомственные аграрии, которыми населено большинство вертикальных кабинетов.

По законодательству, между объявлением референдума и его проведением может пройти меньше сорока дней. Но в складывающихся условиях плебисцит должен быть объявлен по крайней мере за три месяца, чтобы до последнего председателя райисполкома дошло, как именно избиратель должен голосовать по вопросу «Ваше отношение к снятию конституционного ограничения, не позволяющего президенту страны баллотироваться на третий срок?»

А потому неуверенное заявление Лукашенко 18 июня можно воспринимать как доказательство того, что осенью 2003г. референдума не будет.

Дальше - интереснее. По понятным причинам на постсоветском пространстве крупные политкампании не проводятся в отопительный сезон. Выпадают и еще два месяца: предшествующий началу отопления и следующий после его завершения (в квартирах слишком холодно). Стало быть, раньше апреля-мая следующего года Лукашенко снять конституционные ограничения не удастся. Позже референдум проводить нельзя - страну начнет лихорадить накануне парламентских выборов, а брожение элит достигнет пика.

Таким образом, указ о назначении референдума главе государства придется подписать не позднее грядущей зимы. Если Лукашенко не вложится в срок, этот референдум станет первым, который белорусский президент имеет все шансы проиграть.

Поскольку председатель российского ЦИКа прямо сказал, что никаких референдумов в год выборов в России не будет, понятно, что тему всенародного обсуждения Конституционного акта в двух странах благополучно можно закрыть на два года (в следующем году Россия будет выбирать президента). А стало быть, о посте вице-президента РФ до введения россий-ского рубля Лукашенко может не мечтать. Выбор, перед которым его поставили обстоятельства, прост и даже трагичен: потерять кресло или потерять страну, в которой находится это кресло. Впервые за долгое время третьего не дано. Но до зимы еще далеко...
Добавить комментарий
Проверочный код