Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№23 (390) 23 июня 2003 г. Общество

ОПАСНАЯ ЗОНА

23.06.2003
Ольга МИКША

В начале июня за нарушение таможенного режима суд Московского района Бреста постановил конфисковать у гражданина Германии автомобиль BMW X5 стоимостью $60 тыс. и подвергнуть его штрафу в размере 100 базовых величин (около $700). Поводом для этого стала формальность: будучи непосредственно в таможенном канале, пассажиры BMW несколько часов дожидались таможенников для оформления декларации. За это время крайний срок вывоза автомобиля истек.

25 мая Юрген Бартельмес вместе с супругой Ольгой на личном автомобиле BMW приехал в Минск навестить родителей жены. На гродненской таможне машину оформили в режиме временного ввоза с обязательством вывезти его до истечения 31 мая. Чтобы успеть вовремя пройти таможню, супруги в этот день выехали пораньше и добрались до таможенного перехода «Варшавский мост» в 16 часов, а в режимную зону таможни для оформления документов въехали около 21 часа. По словам Бартельмеса, в таможенный канал (место, где заполняется таможенная декларация и проводится досмотр) их автомобиль въехал до наступления 24 часов, тем не менее в течение длительного времени к ним никто из сотрудников таможни не подходил. «Факт, что он был именно на том месте, где производится досмотр, и в течение двух с половиной часов к нему не подходят, это уже на грани понимания, - сказала адвокат Бартельмеса Анна Макарчик. - У человека умысла дурного не было, он реализовал свою обязанность выехать из Беларуси и вывезти машину».

ОСТАВАЛОСЬ ТОЛЬКО ЖДАТЬ

По словам Ольги Бартельмес, им пришлось очень постараться, чтобы встать в начало очереди: «Мы видели, что не успеваем, и заплатили, чтобы нас пропустили вперед». О том, что пограничный контроль супруги прошли еще 31 мая, представитель погранвойск сделал соответствующую отметку в учетно-контрольном талоне, этим же числом помечены квитанции оплаты дорожного и экологического сборов. Таможенная декларация на выезд была оформлена также 31 мая, однако проводивший досмотр инспектор таможни Александр Острый получил ее для рассмотрения приблизительно в три часа пополуночи 1 июня, что и зафиксировал в разделе декларации «Для служебных отметок», а потом - в своем рапорте. Именно эти три часа и послужили основанием для опровержения судом доводов четы Бартельмес.

Как сказано в постановлении суда, «указанное в данном случае время свидетельствует о том, что декларация была предъявлена гражданином Юргеном Бартельмесом 01 июня 2003 г. в 02.50 часов, т.е. транспортное средство вывозилось за пределы Республики Беларусь по истечении установленного срока временного ввоза». А значит, действия Бартельмеса содержат признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 193 Кодекса об административных правонарушениях «Невывоз за пределы таможенной территории Республики Беларусь либо невозвращение на эту территорию товаров и транспортных средств». Согласно этой статье, «невывоз за пределы таможенной территории Республики Беларусь ранее ввезенных товаров и транспортных средств (ТС), если такой вывоз является обязательным (…) в установленные сроки, влечет наложение штрафа на граждан в размере от 100 до 150 базовых величин с конфискацией товара и ТС, явившихся непосредственными объектами административного правонарушения, или без их конфискации, либо с взысканием стоимости этих товаров и ТС или без взыскания их стоимости…».

Хотя статья предусматривает более мягкое наказание за нарушение сроков вывоза автомобиля, судья Московского районного суда Бреста Ласкович посчитала, что доводы Юргена Бартельмеса и его супруги опровергнуты материалами дела, проигнорировала ходатайство посольства ФРГ в Беларуси за своего гражданина и вынесла едва ли не самое жесткое из предусмотренных законодательством вариантов: конфисковать автомобиль BMW X5 выпуска 2003г. (к слову, оцененного таможенниками в $75 тыс., притом что его реальная цена - $60 тыс.) и наложить штраф в размере 100 базовых величин (около $700).

ФОРМАЛЬНАЯ ПРАВОТА

Как сообщила адвокат Анна Макарчик, на решение районного суда подана жалоба председателю Брестского областного суда, а если и эта инстанция оставит постановление о конфискации в силе, Бартельмес будет обращаться в Верховный суд Беларуси. «Я рассчитываю, что кто-то разумно подойдет к решению этого вопроса, ведь это очевидно: машину надо возвращать», - сказала Макарчик в телефонной беседе с корреспондентом «Белорусской газеты». Впрочем, в Беларуси очевидное часто оказывается невероятным: даже в немецком посольстве невысоко оценивают шансы Бартельмеса выиграть дело.

И все же принятие такого решения только в компетенции суда, который вынес постановление о конфискации автомобиля, но отнюдь не таможни, которая задержала BMW. Как пояснил сотрудник таможни «Западный Буг», представившийся непосредственным начальником инспектора Острого, но не пожелавший назвать свою фамилию и должность, автомобиль был задержан по формальным признакам - по несоответствию даты в удостоверении и фактического вывоза. «Все эти транспортные средства находятся в базе данных, и, если бы инспектор выпустил его, компьютер этого бы не принял, и это была бы грубая ошибка».

Директор минской компании по оказанию таможенных услуг «Эстатэ» Андрей Сергеев считает, что таможенники поступили правильно, а незнание закона не освобождает от ответственности. Если видишь, что не успеваешь к обозначенному сроку, надо было подойти на любую таможню - в Минске, Бресте или по дороге, заплатить пошлину и продлить срок пребывания авто на территории страны.

Возможно, знай супруги Бартельмес о подобной возможности, они бы воспользовались ею. Однако при въезде в страну об этом гостей никто не проинформировал. Более того, у Бартельмеса было несколько личных причин покинуть Беларусь именно 31 мая.

Как он пишет в жалобе в Брестский областной суд, 1 июня ему необходимо было быть на работе; срок действия гостевой визы также заканчивался 31 мая. Будучи законопослушным гражданином, Бартельмес предпринял все меры по своевременному выезду и предоставлению автомобиля для таможенного оформления. Поэтому считает, что «не должен нести ответственность за ненадлежащую работу сотрудников таможенной службы, которые в течение двух часов не проводили таможенное оформление автомобиля, находящегося непосредственно на таможенном канале и предоставленного к оформлению в установленный срок».

РЕАЛЬНЫЙ ГРАБЕЖ

Как сообщила Макарчик, в ее практике не было случая, подобного этому: раньше конфисковывали за очевидные нарушения таможенного режима - например, ввозится одна машина, вывозится другая, скрывают таможенные платежи. Между тем среди индивидуальных предпринимателей, которые часто пересекают белорусскую границу с товаром, распространено убеждение, что таможенники намеренно создают условия для нарушения таможенного режима и последующей конфискации особенно ценных автомашин и товаров. С действующим таможенным законодательством это действительно несложно. По неофициальной информации, судьи часто выносят постановления о конфискации всего лишь из-за боязни лишиться работы.

Как рассказала Ольга Бартельмес, она регулярно, три-четыре раза в год, навещает родителей в Минске, но на собственном автомобиле, который семья приобрела всего два месяца назад, - впервые за последние два года. То, что, выезжая из Беларуси, супруги по формальным обстоятельствам лишились нового дорогостоящего автомобиля, они расценивают как «грабеж и беспредел». По словам Ольги, ее муж в шоке и никогда больше в Беларусь не приедет - ни на авто, ни самолетом.
Добавить комментарий
Проверочный код