Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№23 (390) 23 июня 2003 г. Архив БГ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ БЕЛОРУСОВ ЗА ГРАНИЦЕЙ

23.06.2003
Елена АНКУДО

О чем, кроме мира на всей земле, мечтал среднестатистический советский человек? Об автомобиле - «москвиче», но лучше «волге», о рижском магнитофоне и записях с «Машиной времени», но лучше – с запрещенной группой «Чикаго», о том, чтобы летом поехать дикарем на юг, но лучше - по путевке в хороший санаторий. О более дальних поездках - в Венгрию или Чехию, но лучше все же во Францию или Америку, в те времена мечтали немногие. И только редкие счастливчики получали возможность хотя бы ненадолго уехать с одной шестой части суши.

Сложно объяснить тем, кому сегодня за 20, чем была поездка в соседнюю Польшу для советского человека. Послевоенный железный занавес отсек возможность не только видеть другие города, но и слышать их голоса. Для жителей СССР сотни зарубежных стран были объединены в одно заветное слово «заграница», о жизни которой узнавали из газетных колонок в рубрике «их нравы». Находились советские люди, которые на полном серьезе были уверены в том, что остальной мир состоит из плачущих негритят, демонстрантов и полицейских, которые их разгоняют. Но были и другие - те, кому удалось пройти по Монмартру и попробовать настоящего немецкого пива в баре Берлина. Все в заграничной жизни было для советских туристов не таким, как дома. Но и на них самих часто смотрели как на большую редкость…

«РАБОЛЕПИЕ ПЕРЕД ЗАГРАНИЦЕЙ»

Все годы существования советской власти заграница пугала и притягивала одновременно. Из-за рубежей СССР грозили происками империализма, манили американским яичным порошком и консервированной ветчиной - продуктами, которые до сих пор вспоминают жители послевоенного времени. Изобилие закончилось вместе с парадом Победы на Красной площади. С этого времени всё заграничное стало синонимом слова «враг».

В 1948г. на бюро ЦК КП(б)Б было рассмотрены дела бывших коммунистов, которых исключили из партии «за политическую неустойчивость и раболепие перед заграницей». Коммунисты Исхель Глейберзон и Михель Брегман совершили страшный для каждого советского человека проступок - у них были родственники в Америке. Гражданин Глейберзон, к примеру, получил от них две продуктовые посылки, после чего, «имея связь с обществом помощи землякам-мозырянам, сообщал этому обществу и частным лицам в Америке адреса и писал письма от жителей г. Мозыря и других населенных пунктов Полесской области, чем содействовал в налаживании связей с Америкой». Бюро ЦК решительно исключило обоих из партии, заметив, что «партийные организации недостаточно проводят работу в области идейно-политического воспитания коммунистов, комсомольцев, интеллигенции, населения, не проводят решительной принципиальной большевистской борьбы с пережитками капитализма в сознании людей, с моментами преклонения перед заграницей». С тех времен партия стала гораздо внимательнее к своим гражданам, которые начали питаться исключительно советскими продуктами. А из рядов КПСС жителей Пинской области все же исключали, только теперь уже «за совершение религиозного обряда» - обрезание.

ПЕРВЫЕ ЛАСТОЧКИ

Возможность посмотреть на мир появилась у граждан Советского Союза после ХХ съезда КПСС, до того времени за рубеж ездили в основном послы, руководители партии и правительства, а также шпионы. Но «курс на мирное сосуществование государств» с различным строем, принятый с подачи тогдашнего генсека Никиты Хрущева, был взят не из любви к свободе передвижения, а из желания пропагандировать советский образ жизни и коммунистическую идеологию на как можно большей территории. Первой страной, куда по линии общества дружбы поехали белорусские делегации, стала Польша. В 1956г. Брестская и Гродненская области установили партнерские связи с Белостокским и Люблинским воеводствами. Программы общения предусматривали обмен небольшими партиями делегаций. Первыми туристами, выехавшими для «демонстрации преимуществ советского строя», стали жители Гродненской области. Девять лучших представителей советской молодежи шесть дней жили в Белостоке, «устанавливая связи и обмен опытом работы комсомольских организаций». Это была одна из самых сознательных делегаций, которая когда-либо пересекала границу Польши и Беларуси - только подбор кандидатур длился около полугода, а окончательный список утверждался на бюро ЦК КПБ. В результате опытом с польскими коллегами делились два члена ЦК ЛКСМБ, секретари комсомольских организаций, звеньевые по кукурузе (колхоз «Сталинское знамя») и льну (колхоз «Ленинское знамя»), вет-

врач и старшая пионервожатая. Программа их пребывания за рубежом была весьма насыщенной: посещение мест боевой славы Советской Армии, торжественные митинги, семинары. Польские друзья прослушали несколько лекций на темы: «В.И.Ленин - вождь мирового пролетариата» и «Критика враждебных измышлений о «сближении» капитализма и социализма», сожгли несколько кубометров дров на кострах дружбы. О том, как белорусские гости отдохнули, в отчетах не было ни слова - в те времена нельзя было представить иного развлечения, кроме посещения обелиска на братской могиле.

Советские туристы оставались верны своим принципам и несколько десятилетий спустя. Вот как наши люди отзывались о круизе вокруг Японии на теплоходе «Ф.Дзержинский» в 1983г. «Наибольший интерес у туристов вызвали такие объекты, как мемориальный комплекс жертвам атомной бомбардировки в Хиросиме, Хоккайдский дом японо-совет-ской дружбы, (…) посещение промышленных объектов и двух храмов в Токио. Дирекция круиза полностью согласна с мнением руководителей группы, высказанном в их отчетах, об исключении из программы посещения многочисленных малоинтересных храмов-стереотипов».

ОДИН НА ВСЮ ЯПОНИЮ

В далеком 1958г. за рубеж выехало около 1,5 тыс. белорусов. Цифра эта на протяжении нескольких лет практически не росла, несмотря на заявления бюро ЦК КПБ о том, что «международный туризм стал (…) одной из действенных форм интернационального воспитания, установления дружественных контактов с населением социалистических стран и прогрессивной общественностью мира». Даже когда за границу стали направлять не отдельные делегации коммунистов и комсомольцев, а целые поезда дружбы, в которых вполне мог оказаться беспартийный пассажир, количество белорусов, посетивших «страны капиталистического мира», измерялось в единицах. В 1967г. по линии Комитета молодежных организаций «интересные и содержательные поездки совершили 1.089 молодых туристов». Из них всего лишь 82 человека увидели капиталистическую страну: в Австралии и Японии побывало по одному человеку, в ФРГ - по два. Австрию, Исландию, Сирию, Ливан видели трое, Нидерланды - четверо, и только Финляндию и Францию посетили несколько молодежных групп. В их составе были только проверенные люди. Согласно отчету секретаря ЛКСМБ Ваницкого, «абсолютное большинство юношей и девушек является передовиками промышленного и сельскохозяйственного производства, ударниками коммунистического труда, лекторами, агитаторами, пропагандистами кружков политического просвещения, комсомольскими активистами». Тщательность в подборе, по мнению комсомольского функционера, осуществлялась для того, чтобы «молодые туристы (…) смогли достойно представлять нашу советскую молодежь, наш комсомол и проводить активную политическую работу».

3 РУБЛЯ 33 КОПЕЙКИ

Какую же именно работу проводили эти редкие счастливчики, можно узнать из отчетов руководителей туристических групп - обязательном документе, который после поездки представлялся в партийные организации вплоть до Бюро ЦК КПБ. Так как основной отбор происходил по комсомольским заслугам, среди туристов был весьма высок процент необразованных людей. Большой удачей считалось, если несколько человек в группе хотя бы немного знали иностранный язык. Это помогало продать несколько разрешенных к провозу бутылок водки, чтобы привезти домой заграничный пиджак или нейлоновые колготки. Предвидя повышенный интерес советской молодежи к ассортименту зарубежных магазинов, деньги туристам меняли из расчета, чтобы хватало на чашечку кофе и билет на кинофильм какого-нибудь польского режиссера, сочувствующего Октябрьской революции. Согласно решению Совета Министров, принятому в январе 1963г., на карманные расходы советскому человеку отводилось 3 рубля 33 копейки в сутки в пересчете на местную валюту за минусом одного процента комиссии Госбанка (в это же время предполагалось, что иностранные туристы должны тратить в СССР до $130 ежедневно). Лишь самые отчаянные решались приобрести валюту у фарцовщиков или проституток в гостинице «Юбилейная». Прочие до самых последних лет существования СССР предпочитали возить контрабандный товар. В 1989г. гид-переводчик Богданова, сопровождавшая группу Брестского облсовпрофа по маршруту Шри-Ланка - Индия, сообщала: «При прохождении таможни на четырех человек были составлены акты за попытку вывезти спирт в недопустимо большом количестве (бутылки по 200-300 г.) Все они являлись медицинскими работниками и объясняли, что спирт им будет нужен как дезинфицирующее средство». Кроме того, «для продажи было вывезено много бытовой техники и незадекларированные фотоаппараты». Гид Богданова перечислила нарушителей дисциплины, заметив, что «поведение данных людей было несовместимо со статусом советского туриста и советского гражданина. Следует рассмотреть целесообразность их дальнейшего выезда за пределы страны». Для туристов, чьи имена были указаны в списке, это было равносильно приговору. Отныне никакие заслуги перед родиной не позволяли им покинуть пределов СССР.

ЭММАНУЭЛЬ ВМЕСТО ЛЕНИНА

Но даже тем, кому удавалось не попасть в отчет, потратить свои деньги было практически не на что. Согласно закрытой инструкции ЦК КПСС, советскому гражданину за границей категорически воспрещалось «посещать публичные дома, кабаре, места сомнительных увеселений; совершать ночные прогулки без разрешения советского руководства и без сопровождения товарищей, знающих страну; заводить какие-либо личные знакомства, брать на себя исполнение каких-либо частных поручений (посылки, письма, документы и т.п.)». Обо всем этом туристам сообщалось на собеседовании в партийных органах, куда их приглашали перед поездкой за рубеж. Нарушители попадали в «черные списки» автоматически. Таковыми, к примеру, стали все туристы из группы членов Союза кинематографистов и Союза писателей. Вместо похода по ленинским местам в столице Франции они предпочли увидеть кинофильмы «Эммануэль» и «Последнее танго в Париже». Кроме ученых, «за эротику» были наказаны и «мальчики в штатском», которые включались в тургруппу под видом спортсменов. Ни для кого, впрочем, не было особенной тайной, что это обычные сотрудники спецслужб, сопровождающие советских туристов и контролирующие каждый их шаг.

Дисциплина, исполнения которой требовали «спортсмены», была весьма строгой. Для всех членов группы устанавливался жесткий распорядок дня (подъем в 7.00, отбой в 22.00), движение по городу могло осуществляться лишь всей группой (в исключительных случаях можно было ходить по трое). На случай, чтобы туриста не посетила шальная мысль остаться за границей, у него отбирали паспорт. По этой же причине спецслужбы практически никогда не позволяли выехать семье в полном составе. И история Семена Горбункова из «Бриллиантовой руки», который оставил в Москве жену и двоих детей, отправляясь в капиталистическую страну по профсоюзной путевке, была понятна всем советским зрителям.

Разделяя мужей и жен, организаторы поездок следили, чтобы в группах был одинаковый состав мужчин и женщин. Такое странное, на первый взгляд, решение было продиктовано отнюдь не борьбой за равенство полов. История, описанная в одном из архивных отчетов, известна гораздо меньше, чем сюжет «Бриллиантовой руки», однако не менее жизненна: 16 туристок, на которых в группе пришлось всего двое мужчин, «распоясались» на танцах, устроенных в одном из ресторанов Болгарии. В чем именно заключалось их непатриотичное поведение, руководитель группы умолчал, заметив лишь, что некоторые гражданки вернулись на родину беременными.

СВИДАНИЕ С ПЕНСИОНЕРОМ

Из-за отсутствия денег и времени советским туристам совсем немного удавалось попробовать из того, чем свободно пользовались граждане стран загнивающего империализма. Большинство отчетов похожи на этот, сделанный после круиза в 1989г. по Дунаю: «некоторые туристы литовской группы проявили недисциплинированность и злоупотребляли спиртными напитками». Редким счастливчикам удавалось провести в номер проститутку, минуя контроль «мальчиков в штатском». Впрочем, организаторы туров учитывали человеческие слабости и устраивали такую программу, после которой у туристов оставалось сил только на здоровый сон. К примеру, во время специализированного круиза вокруг Японии, проходившего в 1986г. на теплоходе «Туркмения», «вместо одной запланированной встречи с японской общественностью было проведено пять. (…) многими туристами эти встречи воспринимались далеко не доброжелательно, особенно когда сокращалось их свободное время на берегу. Встречи происходили на борту теплохода при формальном участии одних и тех же лиц с японской стороны. Чаще всего это были студенты музыкальных училищ, составы фольклорных ансамблей и преклонных лет пенсионеры».

Но мнение туристов редко принималось к сведению партийных и комсомольских работников. Ведь главным был далеко не познавательный интерес. Как мудро указывал секретарь ЛКСМБ товарищ Ваницкий, туризм должен представлять собой «воплощение ленинских принципов, пролетарский интернационализм, общность целей, единство взглядов и устремлений, веру в торжество идеалов коммунизма». Поэтому даже самих туристов не удивляли критические размышления Ваницкого о том, что «на местах туристам отводится много свободного времени, а также включаются в план посещения малоинтересные для нашей молодежи объекты, как, например: костелы, соборы, кладбище, крематории».

Разумеется, трудно предположить, что советские туристы были счастливы уже потому, что дышат заграничным воздухом. Многочисленные митинги в честь дружбы двух народов утомляли так же быстро, как чтение советских газет. Поэтому в планы организаторов туров и сотрудников спецслужб входил постоянный контроль за психологическим климатом в группе. Более всего церемонились с представителями творческих специальностей. «Следует обратить внимание гидов и других членов дирекции, - рекомендовал заместитель начальника главного управления БССР по иностранному туризму Лисовский, - на некоторые особенности работы с творческой интеллигенцией. (…) Учитывая легко ранимые души, характеры и определенную экспансивность многих туристов, было решено добиваться главного - создания деловой и вместе с тем крайне спокойной и требовательной обстановки». И творческие люди, с которыми церемонились, словно с пациентами психиатрической клиники, были довольны поездкой. Ведь рядом находились «не просто люди, владеющие тем или иным языком. В состав дирекции были рекомендованы люди весьма ответственные, опытные, оберегающие своим трудом прежде всего престиж «Интуриста». Было бы наивно предполагать, что нежная опека писателей и артистов происходила исключительно из уважения к их нелегкому труду - именно среди творческих людей был самый большой процент «невозвращенцев».

 P.S.

А потом случилось то, что и должно было произойти, - мир наконец-то стал свободным. Инструкция бюро ЦК КПБ «о перестройке системы выездов за границу по служебным делам» образца 1989г. уже не могла удержать тех, кто хотел узнать Париж Тулуз-Лотрека и Клода Моне, а не вождя мирового пролетариата Ульянова. Мир сдвинулся с места - для всех, кто этого захотел. «Спортсмены» из КГБ больше не успевали контролировать поведение всех белорусов, заполнивших дорогие отели и кварталы красных фонарей. Да и «отказниками» к тому времени неожиданно стали не любители хорошего кино, а 50 чиновников из высшего эшелона власти. Впрочем, это уже совсем другая история…

Продолжение следует
Добавить комментарий
Проверочный код