Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
redutsb.ru
№21 (388) 09 июня 2003 г. Визави

КТО НЕ РОДИЛСЯ ТУТ

09.06.2003
Марина ГУЛЯЕВА, Вадим ДОВНАР

В ближайшее время на сессии Минского горсовета решится судьба проекта постановления Мингорисполкома «О порядке приглашения организациями и индивидуальными предпринимателями иногородних граждан для работы и жительства в г.Минске». Новый порядок предполагает, что, прежде чем взять на работу иногороднего, организация должна получить разрешение в горисполкоме, предоставив ряд документов, а также внести плату в размере 500 базовых величин. В горсовете необходимость принятия ограничительных мер мотивируют тем, что граждан, желающих жить и работать в Минске, в последнее время оказалось слишком много.

Однако горисполкомовский документ не прошел все согласования - Минюст выдал отрицательную резолюцию, заявив о нарушении норм Конституции. И тем не менее прецедент создан - столица пытается поставить преграду перед нестоличными белорусами, приезжающими в Минск в поисках лучшей работы и большей зарплаты. Да и вообще в поисках нового стиля жизни, столь не похожего на провинциальный.

Впрочем, так ли хороша жизнь в столице? Чем она отличается от той, которая начинается за чертой Минска? Какие проблемы приносят столице иногородние? Об этом рассуждают начальник отдела паспортно-визовой службы Фрунзенского РОВД Минска Николай ШЕВЧИК и журналист газеты «Вечерний Гродно» Александр РАЩУПКИН.

Николай ШЕВЧИК: «НЕОБЯЗАТЕЛЬНО ВСЕМ ЕХАТЬ В МИНСК»

СПРАВКА «БГ».
Николай Шевчик родился в 1962г. В 1997г. закончил Академию МВД. Работал участковым инспектором, начальником участка милиции в микрорайоне Сухарево, служил в ОМОНе. Женат. Имеет дочь.

- Почему, на ваш взгляд, люди с периферии стремятся в столицу?

- В основном стремятся найти работу. Сами понимаете, что, к примеру, в Слуцке либо в других мелких городах работы нет. А если она и есть, то зарплата такая, что прожить на нее весьма проблематично. Вот и едут люди в столицу. Многие желают повысить уровень своих знаний. Получив высшее образование, провинциальный мальчик или девочка, естественно, не всегда хочет ехать домой. Кому нужны там квалифицированные юристы и экономисты? Оставшись здесь, они ищут, как прописаться и где жить. И хотя Конституционный суд в 1998г. отменил положение, согласно которому у нанимаемого на работу обязательно должна быть местная прописка, многие руководители просто боятся брать на работу приезжих.

 - Институт прописки необходим?

- Конечно, хотелось бы, чтобы это был просто регистрационный учет, как сегодня он действует в Москве. В идеале я это вижу следующим образом: приехал откуда-то гражданин, поселился в гостинице либо где-то еще. Пришел в ЖЭС, оплатил коммунальные услуги, проинформировал органы внутренних дел - человек живет, и за ним осуществляется контроль. У нас же иногородние зачастую живут всеми правдами и неправдами. Если бы мы перешли к регистрации, как в России, ситуация выглядела бы иначе. Однако пока прописку у нас никто не отменял.

 - Насколько развит бизнес «левой» прописки?

- Иногда приходится видеть объявления фирм: мол, пропишем за такую-то сумму по такому-то адресу. Человек «клюет», приходит в контору, давшую объявление, его прописывают. А потом, когда мы начинаем проверять, оказывается, что нет ни такой улицы, ни такого дома, ни такой фирмы. Такие случаи есть, но они носят единичный характер. К примеру, в прошлом году у нас было лишь четыре подобных инцидента.

 - Оценивая количество приезжающих в Минск, какой вам представляется ситуация на столичном рынке труда?

- У нас очевидный переизбыток юристов, экономистов. Конечно, рабочих мест по специальности для них не хватает. Если меня, к примеру, сократят, придется идти на биржу труда, переучиваться. Можно просто пойти на рынок торговать или класть тротуарную плитку. Если забыть о полученных дипломах, работу найти можно всегда. С периферией, конечно, ситуация не сравнима.

 - Наплыв иногородних таков, что впору говорить о введении более жестких ограничений для приезжих?

- Возможно, стоит. Вы посмотрите, с той же пропиской сколько возникает нюансов! Скажем, прописывается на свободную по нормам площадь гражданин на 12 кв. метрах. Женится. Супругу он может прописать уже на 6 кв. метрах. Потом прописка понадобится их детям. Они могут не жить вместе, но ребенок, по закону о браке и семье, может проживать с одним из родителей. Либо прописанный в Минске отец, приехав из провинции, работает. Впоследствии он, естественно, перевозит сюда всю свою семью - им же нужно жилье.

Еще пример. Специфика нашего законодательства: если я прописан, то меня поставят в очередь на улучшение жилищных условий. Если я пропишу к себе родителей, то мне предоставят большую квартиру. Не однокомнатную, конечно. Можно решить вопрос и за счет банковского кредита. Таким образом, жилье, которое могло достаться коренному минчанину, уходит приезжим. А между тем родители, возможно, сами могут себя обслуживать в сельской местности, и им не нужно никуда ехать.

Помните, после аварии на Чернобыльской АЭС привезли людей из зараженных районов, а им сто лет не нужна та столица! Можно было деревни построить в чистой зоне, а мы тащили их сюда, в Минск. В итоге многие продали здесь жилье и все равно уехали.

Необходимо вносить изменения в законодательство, более тщательно относиться к этим вопросам. Посмотреть, к примеру, где живут родственники 60-80-летних. Не обязательно ведь их везти именно в Минск. А может, и вовсе кто-то из их детей живет в той же деревне и в состоянии за ними ухаживать.

 - А вы сами минчанин?

- Нет, из Любани. У меня жена минчанка. Живу в Минске 22 года. После армии искал работу. Был выбор между пожарной частью и милицией. Пошел в милицию. Сейчас ситуация с безработицей в регионах еще больше ухудшилась. В Минске она тоже растет. Естественно, в провинции люди будут выступать за возможность более свободного переезда в Минск. Действительно, сегодня существует некое разделение белорусов на первый и второй сорт. Однако так было еще со времен царской России. Регионы всегда ущемляли.

Александр РАЩУПКИН: «В ЭТОМ ГОРОДЕ У ТЕБЯ НИКОГДА НЕ БУДЕТ СВОЕГО ЖИЛЬЯ»

СПРАВКА «БГ».
Александр Ращупкин родился в 1973г. Закончил факультет журналистики БГУ. Холост. Живет в Гродно.

- Вы чувствуете себя провинциалом, приезжая в Минск?

- Есть такое чувство - даже уличный шум угнетает. По сравнению с тихим Гродно в Минске иной темп жизни. У нас такого вообще нет, чтобы даже в центре города шел нескончаемый поток людей. В Гродно только на рынке можно увидеть большое количество людей, и то по выходным дням.

 - Это чувство унизительное для вас?

- Одно время я довольно часто ездил в Минск, и у меня это чувство не возникало - получалось, что я как будто не уезжал из Минска. А потом стал ездить все реже и реже... Может, потому, что я действительно стал провинциалом в худшем смысле этого слова - более инертным, что ли.

 - Чем столичная жизнь отличается от провинциальной?

- Можно прожить в минском микрорайоне Малиновка всю жизнь, ходить на одну и ту же работу, а после нее проводить вечера в одном и том же пивбаре, и такая «столичная» жизнь ничем не отличается от жизни в райцентре. Но провинция и все, что с ней связано, воспринимается пренебрежительно. Но ведь плохо одетого хама можно встретить как в Минске, так и в Гродно.

Все относительно: мне как-то пришлось быть в Гомеле, а потом в Мозыре, и я подумал, что Мозырь по сравнению с Гомелем жуткая провинция. После Мозыря поехал в Наровлю - город, который раза в два меньше Мозыря. И тогда я подумал, что нет, вообще-то в Мозыре еще можно жить. А потом меня посадили в машину и отвезли в деревню Киров, и оттуда я вернулся в Наровлю уже с совсем другим настроением. Стремление давать пренебрежительные оценки типа «провинциал», наверное, связано со склонностью человека к высокомерию: если он видит, что кто-то немодно одет или не знает последних стильных слухов о жизни, - все, ты отстал. Скажем, в Гродно сегодня модно носить сотовые телефоны на шее. Говорят, мол, минчане уже давно «трубу» на шее носят.

 - А что еще говорят о столичной жизни?

- Говорят, что в Минске больше зарплата, что столичные продовольственные и промтоварные магазины лучше. Приедут в Минск, побывают в «Центральном» универсаме и выйдут в шоке - вот она, столица! Такого рода магазины, правда, небольших площадей с системой самообслуживания только-только начали появляться в Гродно.

Побывав в столичных клубах, с гордостью говорят: «А я был в «Юле», - хотя на самом деле эта «Юла» ничуть не лучше нашего гродненского «Колизея». Но я как-то был в Минске и был удивлен, что в Минске, как и в Гродно, нет заведений, где ночью можно выпить чашку кофе - не в ночном клубе, а в простом кафе. Еще у нас говорят про минские боулинги. Все, кто попробовал поиграть, теперь уже могут с усмешкой смотреть на тех, кто еще не знает, что это такое. Но в Гродно уже начали строить боулинг.

Конечно, в Минске богаче культурная жизнь - мы все, живущие не в Минске, в этом отношении можем только завидовать столице. Если к нам хотя бы раз в год приедет оперный театр, люди задолго покупают билеты и идут на представление, как на праздник. К нам как-то приезжал Театр оперы и балета со «Щелкунчиком». Зал, конечно, был полон - зритель изголодался. Балет шел под магнитофонную запись. Но вдруг магнитофон заглох. Актеры застыли в нелепых позах в ожидании, когда музыка заиграет, но зал поддержал их аплодисментами - провинциальная публика благодарная. А в конце апреля со спектаклем «Севильский цирюльник» к нам приехал Большой театр. Но почему-то иногда под музыку Россини они напевали: «А я в Гродно не бы-ы-л, а я здесь никого не зна-а-ю» и даже показывали известные жесты с вытянутым средним пальцем. Наша публика до сих пор не может разобраться: то ли мы не оценили некий московский уровень, то ли перед провинциальной публикой столичные дяди просто подурачились.

Вообще за последний год к нам гораздо больше не приехало заявленных артистов и эстрадных исполнителей, чем приехало. Конечно, в Минске проще собрать полный зал, чем в Гродно. А недавно у нас наконец показали «Такси-3» в кинотеатрах. Но вторую часть «Властелина колец» Гродно еще не видел, хотя мы знаем, что в Минске этот фильм уже давно прошел.

 - Главная причина, по которой из провинции стремятся уехать в столицу, - работа?

- В Минске больше возможностей, там крутятся совсем другие деньги. Для жителя провинции попасть в Минск - это уже карьерный рост. Люди уезжают, потому что хотят более продуктивно работать и больше получать за свой труд. Но те, кто стремятся уехать в Минск, как мне кажется, слабо представляют, что такое Минск. Они думают, что их прямо на вокзале ждут с предложениями о трудоустройстве. Но на самом деле, когда ты приезжаешь в Минск, ты никому не нужен. И это особенно ощущается именно в Минске. К вам приезжает слишком много людей, которые думают, что они кому-то нужны.

Но если ты уже устроился, очень трудно возвращаться в свою деревню - ты иначе мыслишь, и то, что в соседнем дворе корова сломала ногу, не будет для тебя главной новостью дня. Хотя для иногороднего жизнь в Минске очень сложная. Несмотря на то что ты зарабатываешь больше, чем мог бы получать у себя дома, значительная часть уходит на оплату квартиры. И угнетает то, что в этом городе у тебя никогда не будет своего жилья. Может, если будешь изо всех сил экономить, то что-нибудь отложишь - но разве это жизнь? Так и живешь, а потом хозяйка попросит освободить квартиру, потому что к ней приезжает дочка. Ты находишь другую квартиру, но ее хозяин алкаш, он требует с тебя денег на бутылку, и ты опять переезжаешь...

 - Как вы оцениваете ограничительные меры в отношении иногородних?

- Если бы Нью-Йорк в свое время принял такой документ, сегодня Америка не была бы сверхдержавой. Ведь так всегда было - в Минск приезжали лучшие умы страны, которые работали на обогащение государства. Если у нас примут ограничительные меры, то какой-нибудь талантливый парень так и останется жить в своей деревне и никто не узнает, что он талант. Он будет работать на ферме, хотя мог бы, например, стать физиком-ядерщиком. Да, какие-то люди не выдерживали конкуренции и уезжали назад, но ведь кто-то же оставался и работал на государство. В итоге такие меры скажутся на будущем всей страны. На мой взгляд, обсуждая возможность принятия этого документа, городские чиновники в первую очередь думали о том, как пополнить столичный бюджет, используя любые возможности.

 - Так где все-таки лучше жить - в провинции или столице?

- Жить в провинции лучше с тех позиций, что система, как говорили в советские времена, «блата» и связей там сохранилась. В Минске, как мне кажется, рассчитывать приходится больше на самого себя. А в маленьком городе все друг друга знают, если ты с кем-то знакомишься, обязательно выяснится, что у вас есть общий знакомый, какой-нибудь полезный чиновник, с которым вы росли в соседних дворах. И когда тебе что-нибудь понадобится, он не сможет тебе отказать не только по этой причине, но еще и потому, что подумает: а вдруг и я какой-нибудь «полезный» и пригожусь ему. И в то же время, наверное, нет ничего страшнее провинциальных чиновников - самые инертные, неподвижные, непробиваемые. С чиновниками республиканского уровня проще разговаривать, чем с местными.

 - А вы сами хотите приехать в Минск?

- Бывает, нахлынет настроение, и кажется, что да, надо уезжать, попробовать... Но пока я себя убеждаю, что сейчас у меня промежуточный период, что-то вроде отдыха, и на самом деле я готовлюсь к какому-то «прыжку». А пока... Пока я провинциальный журналист со скучным взглядом и красным носом.
Добавить комментарий
Проверочный код