Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№21 (388) 09 июня 2003 г. Архив БГ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИНОСТРАНЦЕВ В БЕЛАРУСИ

09.06.2003
Елена АНКУДО

Все это произошло в те времена, когда было два мира. В одном переживали сексуальную революцию и пили пепси-колу, в другом лепили скульптуры Ленина и строили коммунизм. Стараясь не замечать друг друга, два мира изредка все же пересекались. На протяжении десятилетий произойти это могло лишь по линии Всесоюзного акционерного общества «Интурист» - организации, благодаря которой советские граждане узнали, что такое жвачка, джинсы и рок-н-ролл.

Туризм в советском государстве был пролетарским и интернациональным. Первый («Общество пролетарского туризма» и «Советский турист») был доступен каждому, второй (ВАО «Интурист») начал развиваться только в начале 60-х гг., «в условиях ослабления международной напряженности». Количество приезжих из-за рубежа росло с каждым годом, но иностранная речь, случайно услышанная на улице, еще долго заставляла вздрагивать каждого сознательного советского гражданина. В те времена иностранцев еще не делили по национальностям - достаточно было и того, что это представитель чужого мира, пугающего и манящего одновременно.

БЕЛОРУССКИЙ ТРАНЗИТ

В советские годы Беларусь была лишь частью всесоюзных маршрутов «Интуриста» и считалась транзитной республикой. Здесь всего лишь отдыхали от длинной дороги. Самые продолжительные программы, предлагаемые белорусским управлением по иностранному туризму, укладывались в два дня. Первые экскурсии конца 50-х начинались от Дома правительства и заканчивались в зеленом домике I съезда РСДРП. Между ними был обед и поход по залам Музея Великой Отечественной войны - больше иностранным туристам ничего не предлагали. Беларусь специализировалась на военной тематике - ни о чем другом гиды больше не рассказывали так подробно. По данным белорусского отделения «Интуриста», к середине 60-х гг. 74% всех туристов, посетивших БССР, побывали в домике I съезда РСДРП, а всего на военно-патриотические объекты посмотрело 27 тыс. иностранных туристов.

Но для приезжих был открытием уже только тот факт, что Минск не деревня, а Белоруссия - целая страна. В советские времена среди белорусских гидов ходил анекдот о восторженном американце, всерьез предположившем, что Беларусь - это белая Россия, свободная от негров.

Популярность Беларуси росла с каждым годом - если в конце 50-х гг. Минск посетило несколько тысяч туристов, то в 1979г. сюда приехало 104 тыс. человек. Этот год считается рекордным - никогда больше у нас не было столько интуристов.

Считали иностранцев не только по количеству человек. После окончания работы с каждой группой гид-переводчик составлял отчет в десяток страниц, указывая, какой профессиональной деятельностью занимаются туристы, сколько каждому лет, сколько в группе мужчин и женщин, как относилось к иностранной группе местное население. Подробность характеристик, которые порой давала принимающая сторона своим гостям, не могла не удивлять: в отчет вносились даже самые незначительные ситуации. Для чего-то история сохранила рассказ о том, как «5 августа 1960г. после ужина одна австрийская туристка по имени Колар Елена собрала со стола оставшиеся продукты: несколько булочек и яиц и отнесла в гардероб, отдав гардеробщице, которая была в это время со своим малолетним ребенком».

«ГЛУБОКАЯ И АРГУМЕНТИРОВАННАЯ ПРОПАГАНДА»

Требования, предъявляемые к советским гидам, больше походили на инструкцию по подготовке лектора общества «Знание». Глубоких знаний и умения работать с коллективом в те времена не требовалось - достаточно было «уделять главное внимание изучению проблем строительства коммунизма в нашей стране, работе партии на современном этапе, развитию мировой социалистической системы». В лучшем случае одно занятие из десяти посвящалось методикам ведения экскурсий, остальные рассказывали о «критике враждебных измышлений о «сближении» капитализма и социализма», «повышении политической бдительности в работе», а также «героической борьбе вьетнамского народа против агрессии американского империализма». Как говорилось в методических рекомендациях, туристическая программа прежде всего должна давать иностранным туристам «хорошее представление о повышении материального уровня жизни советского народа по семилетнему плану».

Преимущество социалистического строя было во всем. Рассказывают полуанекдотичную историю об одной англичанке, спросившей у горничной, почему в номерах гостиницы не установлено биде. На что от последней был получен гордый и исчерпывающий ответ: «Советским женщинам биде не нужны!»

Речь, произносимая экскурсоводом у очередного мемориала, была тщательно выверена и часто заканчивалась лозунгами, более подходящими к очередному юбилею революционного праздника. Но тогда мало кого могли удивить, к примеру, такие слова экскурсовода у памятника Коласу: «Теснее сплотим свои ряды в борьбе за мир, за счастье на земле! Да здравствует дружба между советским и итальянским народами! Да здравствует мир во всем мире!» Гиды-политинформаторы не только говорили, но и показывали. «В целях идеологического влияния нами демонстрировались витрины, город, женщины советской Белоруссии».

К сожалению, хороших переводчиков было гораздо меньше, чем политинформаторов. В 1968г. только 12 человек, работавших в белорусском отделении иностранного туризма, владели иностранным языком. Знание партграмоты было важнее. Свидетельство тому - история о том, как на официальном советско-монгольском мероприятии один чиновник потребовал от гида со знанием финского языка переводить монгольский фильм. Опасаясь в случае отказа быть уволенным, переводчик начал озвучивать фильм наугад. Прикинув, что на официальном мероприятии может быть показан лишь фильм с высоким идейным смыслом, он придумал диалог с политическим оттенком. Сложно переоценить конфуз в зале, когда в самый разгар обсуждения перспектив строительства социализма в Монголии, один «партиец» в пестром халате выхватил кривой меч и отрубил второму голову.

«ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ"

В начале 60-х гг. выбор гостиниц в Минске был невелик. Специальным постановлением власти города посчитали возможным размещать интуристов в более или менее приличных гостиницах «Минск» и «Беларусь». Последняя из-за отсутствия удобств практически не пользовалась спросом. Иностранных гостей принимали в автокемпинге «Минский», а позже - в гостиницах «Юбилейная» и «Планета». «Минский кемпинг замечателен во всех отношениях. Великолепный прием, чего нельзя найти, к сожалению, в западных странах, - такой отзыв оставил некий французский гость Жан Мишель в книге отзывов. - К услугам туристов предоставлены обменный пункт, авторемонтные ямы и мойка для машин». Правда, несколькими годами позже кемпинг показался комиссии белорусского «Интуриста» уже не таким привлекательным: «неисправности сантехнического оборудования, неподогнанные окна и балконные двери, затеки в номерах, неприглядные, а порой и непригодные к дальнейшему использованию настольные лампы». Зато с политической точки зрения более надежных помещений для иностранцев было не найти: все гостиничные помещения прекрасно прослушивались. Два года назад во время реконструкции гостиницы «Минск» рабочие, вскрыв паркет, обнаружили в цементном полу комнат аккуратные желоба с уложенным в них проводом. В центре помещений находились углубления, предназначенные для микрофонов. Как только начались ремонтные работы, несколько молодых людей с короткими стрижками и одинаковыми саквояжами в руках демонтировали оборудование, обрезав микрофоны и унеся распределительную коробку.

ПО МИРОВЫМ СТАНДАРТАМ

В 1968г. в Минске появилась гостиница «Юбилейная». Долгие годы она была одним из немногих мест в городе, где можно было купить иностранную валюту или снять проститутку. Ресторан гостиницы стал любимым местом отдыха лидеров криминального мира. Почти ежедневно здесь можно было видеть Наумова, Полчкова, Щавлика. К огромному огорчению милиции, надеть на «авторитетов» наручники было невозможно: сюда приходили отдыхать, а не устраивать разборки. Практически все инциденты с привлечением правоохранительных органов связаны с иностранными туристами и проститутками.

Скудость развлечений, предлагаемых социалистической республикой, не оставляла выбора: гости из капиталистического лагеря начинали пить лошадиными дозами. По воспоминаниям сотрудников режимной службы гостиницы, бесчувственные тела туристов подбирали прямо в фойе «Юбилейной» - люди не могли подняться в номера. Случалось, допивались и до белой горячки. Некий польский турист устроил переполох на целом этаже, вспоров ножом подушки и разбросав пух по коридору. Несколько дней горничные и коридорные ползали по полу, пытаясь собрать перья.

Менее безобидно выглядели происшествия с клофелиновым отравлением - традиционным способом ограбления, находившимся на вооружении у проституток. Подлив в бокал доверчивого иностранца немного клофелина, сообразительные советские девушки выносили из его номера все вещи, включая даже недопитое спиртное. А однажды с туриста, рискнувшего пригласить даму в кафе, сняли всю одежду. Бесчувственное тело выбросили из машины прямо на Ленинском проспекте. Появление голого мужчины в распивочной «Свiтанак», пытающегося объясниться с местными алкоголиками на чистейшем английском, едва не спровоцировало международный скандал.

В Белоруссии «Юбилейная» считалась лучшей гостиницей, хотя сами интуристы далеко не всегда разделяли это мнение. Однажды американская группа, едва зайдя в холл, в панике потребовала перевести их в любой другой отель города. Как оказалось, причиной переезда стали игральные автоматы, установленные на первом этаже «Юбилейной». Арабские студенты, которые учились в Минске, привыкли проводить у них все время, отпущенное на учебу. Принимающая сторона даже не догадывалась, что по американским меркам только в очень дешевых и плохих гостиницах выходцы из восточных стран могут курить и пить спиртное прямо в холле.

Представители официальных делегаций, принимаемых на правительственном уровне, жили в специальном комплексе на Войсковом переулке. Несколько отдельных коттеджей на огороженной территории действительно отвечали всем мировым стандартам. Их гости были застрахованы и от клофелина, и от частых гостиничных краж. Однако курьезные ситуации случались и с VIP-особами. В начале 80-х гг., когда у Минска появился город-побратим Бангалор, БССР посетила индийская делегация. Занятое укреплением дружбы с индийским народом, белорусское руководство забыло, что наступили осенние холода. Легкие сари и костюмы из хлопка - плохая защита от мороза, а протокольная часть не предусматривала аренду норковых шуб и теплых пальто. Одежду для индийцев собирали всем миром, вытаскивая из домашних шкафов. Компания в результате получилась весьма пестрая - делегация скорее напоминала толпу беженцев или цыган, задержанных за нарушение паспортного режима.

«НАСМАРКУ ИДЕТ ВСЯ РАБОТА ПО ВОСПРИЯТИЮ СОВЕТСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ»

Иностранный туризм приносил ВАО «Интурист» огромные деньги. По неофициальным нормам гость из капиталистической страны должен был тратить в день около $130, не считая оплаты проезда, питания и проживания. Однако без социалистической идеологии не обходилось и здесь. Как указывалось в документах тех времен, «обмен туристами имеет целью укрепление дружбы между народами». Перед театрами и парками иностранных гостей водили по промышленным предприятиям, детским садам и школам, где наглядно доказывалось преимущество пятилетних планов и коммунистического соревнования.

В одном из отчетов гидов-переводчиков рассказана трогательная история об экскурсии туристов из ГДР на МТЗ, которая «свидетельствует о крепнущей дружбе между нашими народами». Когда одна из туристок сообщила, что в Германии трудно достать запасные части к белорусским тракторам, «дирекция завода подарила две прокладки головки блока к двигателю трактора». Надо полагать, что прокладки были бережно довезены до места назначения вместе с матрешками и льняными скатертями.

Однако не всегда туры проходили на идеологической высоте. Во время пребывания интуристов на советской территории их неотступно сопровождали проститутки и фарцовщики. Последние дежурили на местах проведения экскурсий и умудрялись приобретать заграничный товар под воззвания гида о крепнущей дружбе. Интуристы охотно шли на контакт. Однако были и исключения. Вот что сообщала советской стороне некая гражданка Греции. «Был случай, когда советскую переводчицу в ответ на замечание фарцовщики бросили в реку. Греческие туристы бросились в реку и спасли переводчицу. Нужно принимать какие-то меры. Нам стыдно перед своими туристами. Насмарку идет вся работа по восприятию советской действительности».

Похожим образом складывалась ситуация с гостиничными проститутками. Ежедневно около 30-40 девушек предлагали свои услуги интуристам. Но несмотря на то что проститутки были так же хорошо известны милиции, как и сотрудникам КГБ, собиравшим в «Интуристе» компромат на потенциальных шпионов, избавиться от этого пережитка капитализма было невозможно. Доходило до абсурда: выяснилось, что одна из жриц любви совмещала получение нетрудовых доходов с работой на пищеблоке детского сада. Лишь чудом дети не подхватили букет болезней, которыми проститутку наградили ее клиенты.

После увольнения поварихи выяснилось, что самая популярная профессия валютных проституток - воспитательница дошкольного учреждения. Только когда службой гостиницы было подготовлено письмо на имя министра просвещения, количество воспитательниц в валютном баре гостиницы «Юбилейная» сократилось.

ЛЕНИН В ПОДАРОК

Одним из самых приятных моментов в иностранном туризме для советских граждан был «обмен сувенирами в знак дружбы». Наши граждане быстро сообразили, что в обмен на гипсовую скульптуру вождя, которую обычно вручали руководителю делегации туристов (прочим - значки и вымпелы), можно получить шариковую ручку и жвачку. Так что посещение интуристами пионерского лагеря со стороны выглядело как сцена военных действий: гости еле стояли на ногах, а дети, цепляясь за иностранную одежду, требовали сувениров. В отчетах гиды сообщали, что «наибольшее умиление вызвала экскурсия в пионерский лагерь. Многие туристы плакали».

Не оставалось в долгу и советское руководство. В 1961г. Минск посетила группа итальянских туристов, большинство из которых были членами коммунистической партии Италии. Это были весьма важные гости: в общей сложности на 32 человека пришлось 230 лет отсидки в итальянских тюрьмах. Поэтому в колхозе Гастелло им был преподнесен особо ценный сувенир: сноп ржи, украшенный лентами. Жаль, отчет умалчивает, как сноп везли в Италию. То, что его не выбросили в придорожную канаву у границы, свидетельствует отчет гида. Туристы-коммунисты, «несмотря на преклонный возраст большинства товарищей, пели революционные и советские песни, в лицах наблюдались радостные улыбки и моральное удовлетворение».

P.S.

...Начало 90-х стало катастрофой для белорусского отделения «Интуриста»: управление делами президента забрало у него гостиницы «Юбилейная» и «Планета», а больше тысячи новообразованных туристических фирм - клиентов. Впрочем, к тому времени сократился и поток иностранцев, желающих посетить домик I съезда РСДРП. Как еще в начале 60-х гг. сказал один австрийский турист, отказавшийся от лекции о коммунизме: «Мы увидим еще много таких домиков»...

Продолжение следует
Добавить комментарий
Проверочный код