Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№19 (386) 26 мая 2003 г. Визави

ПАРАШЮТИСТ ВЫСАДИЛСЯ НА КГК. И не испугался

26.05.2003
Ольга МИКША

№ 19 [386] от 26.05.03 - На прошлой неделе ПП НС отправила на доработку поправки депутата Виктора Кучинского в закон о Комитете госконтроля, в которых автор настаивал на персональной ответственности должностных лиц комитета за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей. О необходимости внесения изменений в этот закон и дальнейшей судьбе законопроекта корреспондент «Белорусской газеты» беседует с их автором - Виктором КУЧИНСКИМ и депутатом ПП НС Марией ПРОТАЩИК.

Виктор КУЧИНСКИЙ: «Я ПОМОГАЮ ПРЕЗИДЕНТУ ОСВОБОЖДАТЬСЯ ОТ ПУТ»

- В 1999г., когда в парламенте рассматривался законопроект о Комитете госконтроля, вы сказали, что там «сплошное жулье и круговая порука». Вы придерживаетесь этого мнения до сих пор?


- Есть форма и содержание. Что касается формы, то я считаю, что КГК - это Счетная палата по российскому варианту, это Комитет народного контроля при БССР, а для КГК в его нынешнем состоянии было бы правильно работать четко по Конституции. А там прописано, что КГК является контрольным органом, выполняющим контроль за исполнением бюджета и т.д. А сейчас в одном лице сосредоточены такие полномочия, как контроль и оперативно-розыскная деятельность, возбуждение и производство уголовных дел. Пусть еще суды сюда подтянули бы. Это же монстр!

 - В чем смысл ваших поправок к закону о КГК? Можно на простом примере пояснить?

- Вы работаете в «Белорусской газете». Представьте, что проверили вашу газету и нашли что-то не так - дали вам штраф, заблокировали счет. Прошло шесть месяцев, вы подали в суд вышестоящей инстанции, и оказалось, что всё вы делали правильно. А время ушло. Упущена выгода. Если должностное лицо комитета, имеющее право на применение санкций, применяет их по отношению к вам, а потом устанавливается, что они были применены неправомерно, вы должны иметь право подать соответствующее заявление в суд о выплате компенсации.

 - Вы считаете, что действующее законодательство не позволяет обжаловать в суде действия КГК и требовать компенсации за нанесенный ущерб?

- А что, есть такая практика, чтобы КГК возвращал что-нибудь? Я считаю, если в законе будет такая запись, то после того как решение суда вступает в силу и отменяется неправомерное решение и санкция КГК, автоматически должно проводиться расследование. Когда проверили мой департамент (Департамент по гуманитарной деятельности. - О.М.), было подписано три справки. Замечаний по моей работе в органах госуправления не было.

 - Сначала не было, потом появились. Во второй справке говорилось о серьезных нарушениях в вашем ведомстве.

- Второй акт был о нарушении кассовой дисциплины, что девочка-кассир в течение трех месяцев не сдавала деньги в кассу в сумме 800 рублей. Мы заплатили 250 рублей штрафных санкций - это было около 15 центов. Но президенту докладывали совершенно другое, о проблемах с конфискатом, например. Но ни я, ни мой департамент не занимались оценкой этого имущества. Ведь в областных комиссиях, которые специально были созданы, этим занимались и представители КГК. Но когда мне передали функции работы с конфискованным имуществом, была поставлена задача навести порядок. Я три месяца поработал, и мне показали документ - мол, это будет доложено президенту.

 - Как вы относитесь к созданию управления по надзору за КГК в прокуратуре?

- То, что республиканская прокуратура наделена полномочиями осуществлять надзор за соблюдением действующего законодательства РБ должностными лицами и сотрудниками КГК, я приветствую. Комитет госконтроля - это единственный госорган, который непосредственно подчиняется только президенту и больше никому. Но президент, даже будучи семи пядей во лбу, не может осуществлять в полном объеме контроль за этой структурой. То, что ему председатель этой структуры доложил, он обязан принимать решения. Даже сам председатель КГК не может в полной мере контролировать свои структурные подразделения, потому что штаты у них не маленькие. Поэтому должен быть еще человек, который имеет право прийти в КГК, проверить заявления и жалобы, которые поступили на какого-нибудь сотрудника.

 - Если КГК не может справиться с коррупцией, какие еще рычаги воздействия могут быть?

- Мне не нравится само слово «коррупция». Кто-то из древних сказал, что узаконенное мздоимство гораздо выгоднее для государства, чем незаконное. Мы не сможем победить коррупцию в том виде, в каком она сегодня существует, потому что система управления госмеханизмом практически не изменилась. Она ужесточена, но президент принимает решения на основании информации, которая поступает к нему со всех сторон. Но он не может быть гарантом того, что эта информация объективна, реальна и непротиворечива.

 - И как быть?

- Развивать рыночные отношения в рамках Конституции. У нас две формы собственности - государственная и частная. Государство должно четко определить, окончательно и бесповоротно, что должно оставаться в государственном ведении на века. Все, что создает дополнительные расходы для бюджета, должно быть либо передано в долгосрочную аренду, либо продано. Должны быть созданы единые экономические правила для всех. И там, где государство не может обеспечить надлежащее управление госимуществом, оно должно дать возможность работать своим гражданам. Но это надо делать в масштабе всей страны. Нельзя латать отдельные дырки.

 - Интересы какого бизнеса вы представляете в парламенте?

- У меня такое ощущение, что вы работаете в Комитете госбезопасности. Я не отстаиваю интересы бизнеса, потому что не связан с ним ни в прямой, ни в переносной форме. У меня есть друзья, товарищи, знакомые, я могу проконсультироваться со специалистами, профессионалами. Но бизнес непосредственно я не представляю.

 - Вы человек президента, а КГК - структура президента. Зачем вам выступать против комитета?

- Я помогаю президенту освобождаться от тех пут, которыми опутаны некоторые представители из его окружения. Я не бегаю ни влево, ни вправо. Я не говорю, что в КГК работают плохие люди. Основная масса работников госконтроля, других контрольно-ревизионных органов, прокуратуры, МВД, КГБ и других силовых структур, равно как и нашего депутатского корпуса и представителей прессы - это нормальные люди. Но концентрация в одних руках огромных властных полномочий впоследствии приводит к тому, что эта структура начинает давить и тех, кто обладает ими, и тех, на кого они распространяются. Я считаю, что основная задача КГК - это контроль за исполнением бюджета республики, областных и местных бюджетов. Президент принимает решения, и КГК должен контролировать их исполнение. Но зачем проверять частный сектор экономики, где нет ни копейки бюджетных денег?

 - Почему только вы один выступаете за ограничение функций Госконтроля? Почему вас не поддерживают другие депутаты?

- Нельзя так сказать. Например, сегодня (22 мая. - О.М.) меня поддержали 42 депутата.

 - Вы не боитесь так активно выступать против Анатолия Тозика, одного из самых приближенных к президенту людей, в то время как на депутатов заводятся уголовные дела?

- Я офицер в прошлом. Мне было страшно первый раз прыгать с парашютом. А теперь бояться - чего? Я что, оружием или наркотиками торговал? Родину предавал? Распределял государственные ресурсы? Мне бояться, что за мной придут, это попахивает 30-ми гг. Если в отношении меня будут применяться незаконные действия, я оставляю за собой право на защиту себя, родных, близких и друзей. Если ты прав, так и скажи: «Александр Григорьевич, это неправильно».

 - И много у нас людей, которые способны так поступить?

- Рабскую психологию надо из себя выдавливать.

Мария ПРОТАЩИК: «ДЕПУТАТ СКРЕБЕЦ ТОЖЕ ВЫСТУПАЛ...»

- Когда вы узнали о предмете нашей беседы, вы сказали, что это пустой вопрос и не стоит внимания. Почему?


- Статья 29 в законе о Комитете госконтроля подробно описывает ответственность должностных лиц и иных его сотрудников и даже территориальных органов. На сегодняшний день каждый сотрудник КГК отвечает по всем канонам действующего законодательства за все свои нарушения. Иногда, если бывают ошибки, несет ответственность и уголовную, и административную, и гражданско-правовую, и дисциплинарную. Сейчас три человека из КГК осуждены. Что касается Виктора Францевича (Кучинского. - О.М.). Он обижен немного на Комитет госконтроля, потому что в июле 2001г. была проверка комитета, и за нарушения, которые были допущены, его освободили от занимаемой должности помощника президента.

 - КГК сосредоточил в себе слишком много полномочий?

- Я с момента создания - 1994г. - работаю в контролирующих органах и скажу, что функции комитета не изменились. Единственное, что изменилось, - не делаются впустую проверки. Если действительно есть подозрения, что происходят, к примеру, хищения на предприятии, то подключается орган финансовых расследований. Если он устанавливает, что нарушения происходят, подключается КГК, проводится доскональная проверка, если есть уголовно наказуемые нарушения - возбуждается уголовное дело, нет - применяются экономические санкции. Санкции рассматриваются коллегией КГК, если есть чем платить - взыскивают, нечем - последнее никто не забирает. Например, рассрочку дают до шести месяцев, об этом говорится в статье 18 закона.

 - Кучинский в течение нескольких лет выступает за ограничение функций КГК, причем делает это в одиночку. Как вы считаете, почему?

- Когда он был при должности, тогда у него не было никаких вопросов. И только когда его освободили, начал предъявлять претензии. Но если досконально разобраться, возможно, были такие нарушения, что можно было бы даже и к уголовной ответственности привлечь.

 - Однако против КГК не боится выступать. Даже сейчас, когда стали заводить уголовные дела на депутатов.

- Скребец (депутат ПП НС. - О.М.) тоже выступал, а теперь восемь человек по его милости оказались на скамье подсудимых - тоже ведь по результатам проверки КГК. Но только за прошлый год КГК взыскал экономических санкций более чем на 100 млрд. рублей. Это ведь не просто приходят на предприятие и забирают деньги, это за нарушения. Идут они потом в бюджет. Сотрудники КГК - клерки, имеют чистую зарплату, без премиальных. Возможно, кому-нибудь не хотелось бы, чтобы была такая служба - ведь, по сути дела, она независимая, подчиняется только президенту. Никто не имеет права дать ей команду: этого трогай, а этого нет.

 - Есть мнение, что Кучинский лоббирует интересы бизнеса, которому КГК уж очень мешает жить.

- Ясно, что все не так просто делается. Я ничего не могу сказать о Викторе Францевиче, он мой коллега. Но он ведь работал помощником президента, и служба контроля создана президентом и подотчетна ему.

 - Казалось бы, между ними не должно быть противоречий.

- Конечно. Почему не ставить такие вопросы, когда был при должности? Тогда всех все устраивало. А то, что некоторые депутаты занимаются потихоньку бизнесом, не секрет. И президент, видимо, глаза на это закрывает, пока наглеть не начнут, как Скребец.

 - Законопроект Кучинского снова отправлен на доработку. Что с ним будет дальше?

- Дорабатывать там нечего. Это все понимают.

 - Но его же несколько человек поддержали.

- Депутаты считают, что предложение своего коллеги-депутата надо поддерживать. Даже не потому, что кто-то против КГК. Раздаются такие призывы, мол, давайте поддержим, он же наш коллега.

 - Странная позиция у этих депутатов.

- Именно. Мы же законодатели. А мало ли какую ересь несет депутат, он же не может быть компетентен во всех сферах. А в случае с проектом Кучинского есть все согласования - например, начальник главного государственного управления администрации президента РБ пишет: «Полагаем нецелесообразным его принятие, поскольку законопроект дублирует положение ч. 2 ст. 29 Закона РБ «О Комитете государственного контроля РБ». Далее - главное экспертно-правовое управление секретариата ПП НС: «Обращаю внимание, что дополнение действующей нормы словами «незаконное применение экономических санкций и мер административного воздействия» является излишним, т.к. это охватывается действующим нормативным предписанием». Далее заключение дает Национальный центр законопроектной деятельности при президенте: «Полагаем, что указание на должностных лиц является излишним, поскольку данное понятие охватывается понятием «сотрудники Комитета государственного контроля», которое используется в действующей (…) данной норме. Также излишним является дополнение статьи словами «незаконное применение экономических санкций и мер административного воздействия сотрудниками Комитета государственного контроля» и т.д. Это позиция юристов. А ему, хоть и считает себя великим юристом, просто практики не хватает.
Добавить комментарий
Проверочный код