Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№19 (386) 26 мая 2003 г. Тема недели

«ТИХИМ САПОМ»: «Белнефтехим» открыл новый способ привлечения инвестиций

26.05.2003
Наталья ГРИБ

22 мая правительственная комиссия под руководством вице-премьера Андрея Кобякова признала инвестиционный конкурс по продаже четырех нефтехимических гигантов Беларуси несостоявшимся, поскольку заявок на участие в нем не поступило. Об этом «Белорусской газете» сообщил и.о. директора Фонда госимущества Минэкономики (ФГИ) Петр Лукьянов. Что будет дальше - вопрос, который сегодня интересует всех и на который в Беларуси никто не берет на себя смелость ответить.

21 мая истек срок принятия заявок на участие в инвестконкурсе по продаже «Нафтана» и «Полимира», «Гродно Азота» и «Химволокна» 4-5 июня. Желающих приобрести «фамильное серебро» Беларуси за приличные деньги так и не нашлось. До последнего момента в ФГИ ждали, что произойдет чудо и инвесторы оформят свои обещания в письменном виде. Тем более обидно было осознавать, что ни «Сургутнефтегаз», который изучил всю финансовую подоплеку «Нафтана», ни «Лукойл», который дышал в затылок своему конкуренту, ни «Газ-пром», который за неделю до окончания сбора заявок зачем-то выяснял условия приватизации у генерального директора «Азота», - никто не пришел. Ожидания оказались напрасными.

ПОСТРОИМ ДОМИК НА ПЕСКЕ

За 43-процентные пакеты акций «Нафтана», «Полимира», «Азота» и «Химволокна» власти Беларуси рассчитывали выручить не менее $1,15 млрд. При этом правительство очень жестко сформулировало несколько принципиальных условий: один инвестор покупает два завода в связке: сначала новополоцкие «Нафтан» и Полимир», а затем - гродненские «Азот» и «Химволокно». Немаловажная деталь - деньги на покупку акций должны быть не заемными, а собственными средствами компаний.

Стартовая цена продаваемого пакета акций «Нафтана» (мощности НПЗ - 12 млн. т нефти в год) была установлена в размере $476 млн., «Полимира» - $311 млн., «Азота» - $293 млн., «Химволокна» - $71 млн. Кроме того, белорусское правительство потребовало от иностранных инвесторов сохранить социальную инфраструктуру и инвестировать в развитие «Нафтана» $246 млн., «Полимира» - $311 млн., «Азота» - $79 млн., «Химволокна» - $42,5 млн.

...И САМИ В НЕМ ДУШИ НЕ ЧАЕМ

Самое любопытное, что все чиновники Беларуси до окончания рабочего дня минувшей среды ожидали, что вот-вот какой-нибудь тайный инвестор появится и сделает свои намерения явными. Тем более что интерес к белорусской нефтехимии ранее проявляли сразу несколько российских компаний, среди которых «Сургутнефтегаз», «Итера», «Лукойл», «Сибур», «Сибнефть» («Славнефть»). Мы звонили в 17.30 распорядителю фонда госимущества, и он убеждал, что осталось еще полчаса до того момента, когда могут быть поданы заявки, и рано говорить о каких бы то ни было итогах. «Преждевременно говорить о том, что конкурс не состоялся», - говорил Лукьянов. И даже те чиновники, которые прекрасно понимали, что если заявок не было в течение полутора месяцев, то за полдня они не поступят, все равно отказывались отвечать на вопрос, что будет делать дальше правительство в случае отмены конкурса.

В «Белнефтехиме» продолжали утверждать, что скептические заявления российских нефтяников - не что иное как попытка надавить на организаторов торгов с целью снизить стартовую цену и упростить прочие условия конкурса. Там до сих пор убеждены, что условия торгов «прозрачны, справедливы и оправданны с точки зрения ценности белорусских нефтехимических объектов».

И даже после очевидного провала инвестконкурса вице-президент концерна «Белнефтехим» Анатолий Джус заявил, что технологические условия конкурса меняться не будут. Так как их разрабатывали специалисты в соответствии с нуждами предприятий. Продажа в связке двух предприятий, по словам Джуса, определяется сырьевой зависимостью одного от второго и предотвращением возможных нестыковок между новыми хозяевами в будущем. Тем самым белорусские власти пытаются избежать ошибок, допускаемых в ходе российской приватизации, и провести стерильную экономическую реформу, абсолютно без потерь для государства и трудовых коллективов.

Напомним, что план социально-экономического развития Беларуси предусматривает привлечение в 2003 году $1,5 млрд. внешних инвестиций. Шутка ли, замахнуться на такие деньги из-за рубежа. Понятное дело, что если прагматичные немцы или австрийцы и помогут нашей нефтехимии, то только кредитами под 10% годовых. Поэтому все ставки белорусское правительство делало на российских инвесторов. Во-первых, всех «генералов» Лукашенко знает в лицо, а во-вторых, ну на одном же языке разговариваем, если где чего недовыполним, так ничего, свои люди, сочтемся.

СПРАВКА. Основу белорусской нефтехимии составляют более 80 предприятий. Крупнейшие - НПЗ «Нафтан» (уставный капитал 393 млрд. рублей), «Белшина» (272 млрд.), «Гродно Азот» (211 млрд.), «Полимир» (212 млрд.), «Беларуськалий» (не акционировано). Доля нефтехимической продукции составляет 15% в объеме производства Беларуси и свыше 25% в объеме экспорта.

И ОДНОГО НЕ ЗАМЕЧАЕМ...

После публикации условий приватизации 3 апреля потенциальные инвесторы как по команде выказали свое разочарование. «Итера» даже написала заявление в правительство Беларуси, в котором официально отказалась от участия в приватизационном конкурсе. Вице-президент «Итеры» Геннадий Скиданов в эксклюзивном интервью «Белорусской газете» сообщил, что «на эти условия мы не пойдем, потому что, во-первых, завышена стартовая цена пакета акций, а во-вторых, что это за формулировка - «безвозмездные инвестиции»; сказали бы просто - денег надо, ребята».

Гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов в интервью журналу «Русский фокус» сказал, что компания не будет принимать участие в белорусских торгах. По его словам, за цену, запрошенную властями соседней республики, можно построить новый завод. К тому же у «Сургутнефтегаза» есть планы по расширению уже имеющихся мощностей в нефтепереработке. К примеру, компания намерена в полтора раза увеличить мощности Киришского НПЗ, а также построить новый завод в Приморске (Ленинградская область). Наконец, «Сургутнефтегаз» вел переговоры с ТНК и «Сибнефтью» о приобретении «Ярославнефтеоргсинтеза» - НПЗ, который входит в состав «Славнефти» и по мощности превосходит «Нафтан».

Однако самый главный аргумент отказа инвесторов - это непредоставление контрольного пакета акций в собственность инвесторов. «Сибур» заявил российской прессе, что компания не будет участвовать в торгах в Беларуси, поскольку предлагаемые к продаже пакеты не дают контроля над предприятиями. «Это значит, что мы вложим свои деньги и не будем управлять ни товарными, ни денежными потоками», - сказал источник в «Сибуре».

Интерес к белорусским предприятиям до последнего дня сохраняла «дочка» «Лукойла» - «Лукойл-Нефтехим». По словам представителя компании, в ближайшее время руководство «Лукойл-Нефтехима» планирует встретиться с представителями госконцерна «Белнефтехим» (в его состав входят приватизируемые предприятия). Речь пойдет «о возможности и формах участия» российской компании в приватизации «Полимира». Однако за две недели до окончания инвестконкурса в Минске вице-президент «Лукойла» в Москве не знал, что условия конкурса озвучены правительством официально, и в то же время просил не упоминать его фамилию, поскольку «все равно когда-нибудь «Нафтан» покупать придется».

Всех инвесторов не устроила жесткая форма приобретения пакетов акций. Отсутствие контрольного пакета акций изначально обрекло конкурс на провал. «Вы хотите сказать, что Джус будет рулить Макаровым (президент «Итеры») или Богдановым (гендиректор «Сургутнефтегаза»)? Такого не будет», - сказал менеджер компании - потенциального инвестора. Никому из российских нефтяников не нужна белорусская «социалка»: детские сады и пансионаты. Все в один голос заговорили о завышенных ценах. Причем насколько эти цены завышены, бизнес-сообщество еще не готово сказать. Просто «неприлично завышены», и все тут. Плюс к этому у инвесторов возник законный вопрос: почему я должен покупать «Химволокно», если мне нужен не корд, а азотные удобрения? А белорусские шины, где применяется кордовая ткань, в случае установки «Амтелом» сверхсовременного оборудования на Урале останутся невостребованными. Да и собственных средств нет ни у «Лукойла» с «Сибнефтью», ни у «Итеры» с «Сибуром». Свободные деньги есть у «Сургутнфетегаза» и ЮКОСа, но эти компании, как сказано выше, не нашли для себя интереса в этих играх в приватизацию.

...ЧТО ЭТОТ ДОМИК НА ПЕСКЕ

Александр Лукашенко загодя задал тон приватизации: «Если нам ниже предложат цену, мы не будем приватизировать эти предприятия... Ну, не заплатят нам хорошие деньги, мы и не будем торопиться их приватизировать... Я не скрываю, что я на этом настаиваю», - сказал Лукашенко весной 2002г. Президент-ская настойчивость привела к тому, что умные головы, профессионально разбирающиеся в приватизации чиновники, не могут высказать то, что они думают, и не могут принять никаких самостоятельных решений, поскольку все они идут вразрез с уже озвученным слоганом приватизации и заявленными условиями. Чиновники среднего звена кивают на правительство, которое должно определить новые правила игры. Конкретно вице-премьер Андрей Кобяков отвечает за привлечение инвестиций. И если до конца года инвестпрограммы не будут выполнены, то ему вряд ли удастся усидеть в кресле вице-премьера.

Это значит, что правительство Беларуси будет вырабатывать новые правила повторного инвестконкурса. Он состоится, возможно, через полгода, но не ранее начала осени, поскольку для разработки новых стартовых цен нужны время и работа специалистов. Какие будут правила, пока неизвестно. Чиновники «Белнефтехима» настаивают на сохранении всех инвестпроектов и их стоимости, на продаже предприятий в связке и других вышеперечисленных правилах. Налицо тот факт, что продавец и покупатель пока даже не пытались найти общий язык, оставаясь по разные стороны баррикад.

Анатолий Джус вообще заявил, что концерн «Белнефтехим», не дожидаясь, когда проведут торги, привлекает кредиты, направляет средства из инновационного фонда на реконструкцию предприятий. И пообещал, что программа, предусматривающая до 2005г. вложения в сумме $500 млн., будет выполнена. «Мы не сидим сложа руки, а делаем всё, что запланировано, тихим сапом, говорим мало», - прокомментировал Джус. И хотя обычно говорят «тихой сапой», когда речь идет о таком круговороте денег, это, пожалуй, знать необязательно. Только где концерн намерен взять $500 млн., если оборудование большинства прибыльных заводов перезаложено под уже взятые кредиты, а инновационный фонд не так велик, как хотелось бы?

Налицо ярко выраженная тенденция нежелания белорусского государства продавать собственность. Очевидно, что Лукашенко добивается неких политических дивидендов, повышая порог вхождения на рынок до невероятно высокого уровня. Конечно, не стоит продавать гродненский «Азот» по цене сделки «Итеры» в Грузии, где компания приобрела за $500 тыс. аналогичное производство. В Грузии предприятие практически стояло, и за ним числились миллионные долги, а в Беларуси это один из флагманов отечественной индустрии. Однако для того, чтобы инвесторы захотели разговаривать, надо начать говорить на одном с ними языке.

Мы же наблюдаем совсем другую картину. Характеризуя предстоящую приватизацию магистральных газопроводов - ОАО «Белтрансгаз», Андрей Кобяков сказал: «Мы знаем наши конкурентные преимущества в газотранспортной отрасли и знаем преимущества России, поэтому будем искать баланс, но не в ущерб нашему государству». Заявленная рыночная стоимость «Белтрансгаза» - около $3 млрд. - вызвала задержку в переговорах о приватизации. Комментируя высказывания некоторых представителей «Газпрома» о том, что они не видят никаких выгод в предложении белорусской стороны, Кобяков подчеркнул, что продажа акций «Белтрансгаза» будет осуществляться «только по рыночной цене». А следующая фраза словно скопирована с комментариев накануне объявления инвестиционного конкурса по нефтехимии: «Это высоколиквидное, весьма перспективное, конкурентное имущество, поэтому никаких балансовых оценок не будет». О том, что наполеоновские планы получить большую прибыль от продажи нефтехимии провалились, видимо, ничему Кобякова не научили.
Добавить комментарий
Проверочный код