Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№19 (386) 26 мая 2003 г. Тема недели

НАХИМИЧИЛИ, ШЕФ...

26.05.2003
Сергей ЖБАНОВ

Открытые конкурсы по продаже инвесторам пакетов акций четырех белорусских ОАО - «Нафтан» и «Полимир», «Гродно Азот» и «Гродно Химволокно», намеченные на 4 и 5 июня, не состоятся. Причина: от покупателей не поступило ни одного предложения к 21 мая - сроку истечения подачи заявок.

Никто не пришел к «планке» и задирать ноги не стал - так, оперируя словами белорусского президента, можно подвести итоги несостоявшегося инвестиционного конкурса.

Ошеломительный результат для правительства, которое успело предусмотреть, казалось бы, все: и «правильные» рыночные цены пакетов акций, и даже направления будущего расходования полученных средств. Но вице-премьер белорусского правительства Андрей Кобяков, ответственный за выполнение инвестиционной программы 2003г., пытается заверить общественность, что «правительство не исключало такого варианта».

Получается, что знал и молчал, а самое главное - не предотвратил. Так ведь можно дойти до крамольной мысли о том, что правительство, не желая ввязываться в открытую и небезопасную дискуссию с автором модели «приватизации по-белорусски», сознательно шло к срыву конкурса.

Нравится вам это, господа, или нет, но это не вредительство. В Беларуси это единственно возможный способ сбить цену на товар стоимостью выше 10 тыс. базовых величин.

Поэтому у Кобякова уже появились робкие основания для заявления о том, что: «Условия конкурса по продаже предприятий нефтехимического комплекса могут модернизироваться, но в любом случае они должны быть только в интересах государства. За бесценок никто ничего отдавать не будет». Кто бы сомневался?

Непоколебим и концерн «Белнефтехим», который «также не намерен менять условия конкурса по продаже своих ведущих предприятий химии и нефтехимии». И тем не менее вице-президент концерна Анатолий Джус деликатно открестился от авторства в ценообразовании, заметив, что «условия конкурса в части цены определяет Минэкономики, концерн же выдвигает технические условия... С первого или со второго раза будут проданы акции».

С первого раза, как известно, не получилось. Не получится и со второго, если, во-первых, белорусские власти не пересмотрят собственную позицию в отношении продажи контрольного пакета, а во-вторых, не снизят цену до разумных пределов.

Несостоявшийся конкурс продемонстрировал главное: оценка привлекательности белорусского рынка акций даже для российских инвесторов в его сегодняшнем состоянии равна нулю. И это уже не тема для дискуссии, а арифметический результат.

Диктовать свои условия на белорусском рынке акций будет не продавец, а покупатель, ибо своей «многовекторной политикой» Беларусь существенно сузила географию потенциальных инвесторов.

Приходится напомнить и о том, что никто из инвесторов независимо от страны или стороны света не собирается инвестировать в чужую собственность - это удел сумасшедших. Об этом было заявлено однозначно с российской стороны.

Не стали исключением из этого правила и действия последнего крупного западного инвестора в Беларуси - банковской группы «Райфайзен Австрия», согласившейся на покупку пакета акций «Приорбанка» только при наличии гарантии скупки акций миноритарных акционеров, позволившей, в конечном счете, завладеть контрольным пакетом акций белорусского банка.

Поэтому создается совершенно противоположное впечатление, когда Андрей Кобяков утверждает, что «мы не собираемся просто играть в игру под названием «привлечение инвестора». По нашему мнению, белорусское правительство пока только этим и занимается.

Ничуть не развеивают эти сомнения и ссылки вице-премьера на то, что «семь-восемь лет назад в России не было потенциальных партнеров, которые могли бы заплатить такую цену. Сейчас капитал структурировался и концентрировался. Кроме того, мы видим, по каким ценам приобретают ту же самую «Славнефть». Мы считаем, что торопиться не надо, тем более что наши предприятия не являются неконкурентоспособными; осуществляются планы по их модернизации, и мы вправе рассчитывать получить за них хорошую цену и при этом не упустить рычаги управления предприятием с тем, чтобы доходные источники бюджета оставались у государства».

За несколько месяцев до инвестиционного конкурса «Белорусская газета» предупреждала, что попытка растиражировать удачу с продажей 10% акций «Славнефти» может сыграть злую шутку с правительством.

Стоит напомнить, что в этом случае был продан белорусский пакет акций крупной российской компании, где в качестве покупателя выступил российский олигарх с хорошо разрекламированными намерениями. И выражались эти намерения в том, чтобы прикупить к потенциально имеющемуся контрольному пакету акций белорусский довесок, причем по цене, дающей шанс заработать на его перепродаже другому крупному инвестору (возможно, иностранному) без утраты контроля управления над предприятием. Последующие события с объединением «Юкоса» и «Сибнефти», сопровождаемые перепродажей акций последней зарубежному инвестору, полностью подтвердили предполагаемый сценарий.

Теперь у белорусского правительства задача посложнее - продать акции своих, а не российских предприятий российским же покупателям, которые предпочитают быть хозяевами своей собственности после ее приобретения, самостоятельно принимая решения о целесообразности дальнейших инвестиций и их возможной величине.

Но, вопреки здравому смыслу, правительство даже не пыталось прислушаться к сигналам, идущим с рынка, попросту игнорируя их. А объявив якобы рыночную цену акций предприятий, просто точно следовало указаниям президента. Как будто бы речь шла о приобретении россиянами дорогого абонемента на многоразовые экскурсии по белорусским заводам, да еще с «нагрузкой» в виде инвестиций на полное восстановление музейных экспонатов.

Последствия проявленного легкомыслия и невнимания к интересам ограниченного круга потенциальных инвесторов будут глубоки и разнообразны. И как бы ни раздувал щеки Андрей Кобяков, пытаясь убедить общественность, что «это не трагедия», как министр экономики он не может не понимать, что с россиянами придется договариваться и на их условиях. Правительству нужен источник финансирования «белорусской модели экономического развития» - единственной альтернативы отсрочке проведения структурных реформ. Оно залезло в слишком большие внутренние долги (около $170 млн.), и срыв всей инвестиционной программы 2003г. создает слишком серьезную угрозу курсу на укрепление национальной валюты и сохранению социальной стабильности в Беларуси.

Шанс на исправление ошибки есть. Ни для кого не секрет, насколько внимательно отслеживает россий-ское посольство ход приватизации в Беларуси. Там не могут не понимать, что предложенные условия инвестиционных конкурсов скорее напоминают издевательство над здравым смыслом и вызов российской стороне. Поэтому ни один из российских инвесторов даже не шелохнулся, узнав об условиях объявленных конкурсов. И не шелохнется вплоть до проведения конкурса по приватизации «Белтрансгаза», в ходе которого позиция белорусских властей прояснится окончательно. И только тогда последуют радикальные выводы.

Пока же россияне ждут и надеются на здравый смысл и инстинкт самосохранения, присущий чиновникам из белорусского правительства. Их карьерный рост, безоблачное будущее всей белорусской экономики и даже домашний комфорт каждой белорусской семьи предстоящей зимой - всё это зависит от правильной организации инвестиционных конкурсов и прежде всего по «Белтрансгазу».

Ведь дурак не тот, кто совершает ошибки, а тот, кто на них не учится.
Добавить комментарий
Проверочный код