Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№19 (386) 26 мая 2003 г. События. Оценки

БЕЛГОСПИЩА ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЙ

26.05.2003
Елена АНКУДО

В конце минувшей недели Минским городским судом оглашен приговор в отношении Виктора Казеко и его сына Андрея. Наказание бывшему руководителю пищевой отрасли республики и менеджеру завода «Кристалл» можно назвать рекордным - до сих пор никого из проворовавшихся чиновников не приговаривали к столь длительному лишению свободы.

Решением суда под председательством Александра Василевича Виктор Казеко-старший приговорен к 12, его сын - к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима, оба - с конфискацией имущества и поражением в организационно-распорядительных и административно-хозяйственных правах на 5 лет и 4 года соответственно. Виктор Казеко признан судом виновным «в злоупотреблении служебным положением, в злоупотреблении властью, совершенном должностным лицом, занимающим ответственное положение, в злоупотреблении властью, совершенном из корыстной заинтересованности должностным лицом, занимающим ответственное положение, мошенничестве, получении взятки должностным лицом, занимающим ответственное положение, повторно, в крупном размере по предварительному сговору группой лиц». Андрей Казеко - «в соучастии в получении взятки должностным лицом, занимающим ответственное положение, повторно, в крупном размере, по предварительному сговору группой лиц, уклонении от уплаты налогов путем сокрытия доходов, путем уклонения от подачи декларации доходов, повлекшим причинение ущерба в крупном размере».

Кроме конфискации нескольких гаражей, автомобиля и половины дома в Минске (часть недвижимости принадлежит его супруге), с Казеко-старшего решено взыскать денежные суммы в пользу возглавляемых им некогда организаций. «Белгоспищепрому» чиновник должен вернуть более 700 тыс. рублей, Миноблисполкому - около 190 тыс., УП «Минплодовощхоз» - 272,3 тыс. Андрей Казеко по приговору выплатит неуплаченный им подоходный налог - 3,3 млн. рублей, а в солидарном порядке с отцом - 273,7 млн. рублей в доход государства.

Сразу же после приговора бывший президент «Белгоспищепрома» в импровизированном интервью представителям СМИ назвал приговор незаконным и заявил, что намерен добиваться оправдания во всех инстанциях вплоть до международных.

Но до Страсбурга еще далеко. Пока у чиновников есть 10 дней, чтобы подать жалобы в коллегию Минского городского суда - этой инстанции предстоит сделать вывод о законности приговора. На быстрое решение в пользу отца и сына Казеко не надеется ни сторона защиты, ни сами обвиняемые; по словам бывшего президента концерна, вокруг уголовного дела сплелись интересы как минимум трех силовых структур и связанных с ними коммерческих организаций.

«ЖУЛИКИ В ПОГОНАХ»

После вынесения приговора обвиняемый повторил, что стал заложником незаконных схем работы с коммерческими фирмами. «При заводе «Кристалл» сложилась мафиозная структура, которая работала свободно, в открытую. Вы можете представить: на таком предприятии как «Кристалл», которое давало 30% всех ликеро-водочных изделий в республике, не было тендерной комиссии, все делалось по звонкам.

(...) Я, будучи президентом концерна, издал приказ, создал тендерную комиссию, чтобы все это было гласно, как и президент требует. И это, конечно, не понравилось коммерческим структурам. В частности, «Афганвет» потерял $300 тыс. «Афганвет» лоббирует прокуратура республики. Поэтому я должен сидеть за решеткой и открыть им дорогу».

Но откровениям Казеко не суждено было стать сенсацией: обо всем этом он не раз заявлял в ходе суда. Речь, скорее, оставила легкое разочарование - Виктор Казеко так и не назвал имени «высокопоставленного чиновника республиканской прокуратуры», который покровительствовал фирме «Афганвет» и стал причиной посадки президента концерна. Неизвестными остались и те «жулики в погонах», которые неоднократно пытались повлиять на решения Казеко. «Что толку, что я назову имена - в камере до утра не доживешь. Пускай на их совести все будет, что они сделали. Есть еще божий суд, и каждый получит по заслугам», - так мотивировал свое желание сохранить тайну экс-президент.

Со слов Казеко-старшего удалось узнать лишь то, что на скамью подсудимых его «посадили» три силовые структуры - КГБ, Совет безопасности и прокуратура. «Все они в погонах, они лоббируют интересы коммерческих структур (...) Эта правоохранительная система прогнила давно. Это яркий пример был, когда в целлюлозно-бумажной промышленности президент собрал непосредственно правоохранительные органы и кое-кого отстранил, чтобы не лоббировали. Второе - это в ликеро-водочной промышленности, она получает самые большие доходы, и без правоохранительной системы там невозможно работать. (...) Когда я отказал и Совбезу, и КГБ, и прокуратуре, эти жулики (речь идет о руководстве известной коммерческой фирмы. - Е.А.) дали показания, что они дали мне взятки. Больше чем полгода прошло, а они дали взятки (...) Если такое следствие будет на уровне нашей доблестной прокуратуры, то надо эту республику просто огораживать, детские сады и школы закрывать - другого выхода нет».

Любопытно, что обвинения в адрес ведомства Виктора Шеймана соседствовали с реверансами в сторону президента. По словам Виктора Казеко, первое лицо государства до сих пор не владеет ситуацией вокруг ликеро-водочной промышленности: «Лукашенко получает всю информацию от прокуратуры. Откуда же он знает всю правду? Даже мои слова на суде СМИ приводили не полностью - все давали под цензурой прокуратуры».

КТО ВОЗГЛАВИЛ МАФИЮ?

Интервью из-за металлических прутьев решетки в зале суда под вспышки фотокамер производило двойственное впечатление. Рассказывая о злоупотреблениях руководства подчиненного ему некогда РУП «Минск-Кристалл», чиновник с министерским рангом, более двух десятков лет проработавший в пищевой промышленности, утверждал, что ничего не знал о ситуации на заводе. Некоторое время незаконное сотрудничество коммерческих структур, руководства «Кристалла» и неких чиновников из прокуратуры оставалось тайной для высокопоставленного руководителя, считавшего, что «в государстве есть какая-то система». В своих рассуждениях о «мафии на заводе» чиновник опирался на тот факт, что взяткодатели - по-прежнему работают с «Кристаллом», а один из их числа - родственник руководителя завода. И это назначение, по мнению обвиняемого, не обошлось без помощи влиятельных лиц в прокуратуре.

В доказательство своей правоты Виктор Казеко пригласил журналистов поездить по Минску и его окрестностям, чтобы «фотографировать дома» тех, кто «в больших погонах ворует», ведь «в каждой области жулья полно». Существование же своего коттеджа по улице Можайского экс-руководитель объяснил тем, что влез в долги на сумму в $100 тыс. А расплачиваться с кредиторами он намеревался, продавая принадлежащие ему гаражи.

За несколько минут до отправки в камеру «Володарки» Виктор Казеко привел слова некоего анонимного сотрудника прокуратуры: «Бороться с мафией нельзя, ее можно только возглавить». Однако вопрос о том, кто руководит (или руководил) «ликеро-водочной мафией» в Беларуси, так и остался невыясненным.

«OН ОПАСАЕТСЯ ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ»

Приговор экс-президенту концерна стал событием: до сих пор белорусские чиновники, признанные виновными в тяжких преступлениях, не получали таких больших сроков лишения свободы. С вопросом, почему это стало возможным, мы обратились к защитнику Виктора Казеко Андрею Крупянкину.

- Речь идет не столько о сроках наказания, сколько о том, что весь приговор можно назвать незаконным и необоснованным. Доводы, по которым мы считаем его таковым, приведены адвокатами в прениях и озвучены Виктором Казеко в его последнем слове.

 - 10 и 12 лет - именно к такому сроку просил приговорить обвиняемых государственный обвинитель. Как правило, суд, соглашаясь с доводами прокуратуры, снижает наказание на несколько лет. Почему, на ваш взгляд, такого не произошло с Виктором и Андреем Казеко?

- Я бы не стал рассуждать о том, как часто снижают наказание. Даже если бы мой подзащитный был приговорен к одному году лишения свободы, это было бы, на наш взгляд, незаконным. Из доказательств, собранных в деле, нельзя сделать вывод о его виновности.

 - Трудно поверить, что, пытаясь отстоять свободу и репутацию, высокопоставленный чиновник будет скрывать имена неких сотрудников прокуратуры, которые, по его словам, стали непосредственной причиной возбуждения в отношении него уголовного дела...

- Ответ на этот вопрос дал сам Казеко - он опасается за свою жизнь.

 - Какими, по-вашему, могут быть дальнейшие решения по делу?

- Нами будет оказана всяческая юридическая помощь, чтобы выйти из этой ситуации. На первом этапе - в кассационном суде, затем - в порядке надзора. Сперва мы пройдем все инстанции, которые существуют в нашем государстве, а затем, возможно, выйдем на международный суд.
Добавить комментарий
Проверочный код