Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
http://нтс-авто.рф/ нужен ремонт фиат дукато.
№17 (384) 05 мая 2003 г. События. Оценки

СЫН ЗА ОТЦА. И ОТЕЦ ЗА СЫНА

05.05.2003
Елена АНКУДО

Закончено судебное следствие по уголовному делу экс-президента концерна «Белгоспищепром» Виктора Казеко и его сына Андрея, менеджера завода РУП «Минск-Кристалл». «За совершение тяжких и особо тяжких преступлений» государственный обвинитель просил суд приговорить обоих к 12 и 10 годам лишения свободы соответственно.

Арест экс-президента концерна «Белгоспищепром» Виктора Казеко в мае прошлого года стал одним из самых громких событий в Беларуси. Взятка, которую, по версии следствия, руководитель с министерскими полномочиями получил на двоих с сыном за лоббирование интересов коммерческой фирмы «Афганвет» на РУП «Минск-Кристалл», стала рекордной - более $100 тыс. Эпизоды, появившиеся в ходе работы по уголовному делу, лишь подлили масла в огонь: исходя из обвинения, преступной деятельностью Виктор Казеко занимался на протяжении более десяти лет. Два последних месяца городской суд во главе с председательствующим Александром Василевичем изучал доводы защиты и обвинения. Итогом разбирательства стала просьба представителя прокуратуры Галины Радкевич приговорить президента концерна и его сына к длительному лишению свободы с конфискацией имущества. Адвокаты Александр Пыльченко и Андрей Крупянкин посчитали своих подзащитных пострадавшими от оговора. А сам Виктор Казеко заявил об интересе властных структур и правоохранительных органов к ликеро-водочной промышленности страны.

ДОХОДНОЕ МЕСТО

Как уже сообщала «Белорусская газета» (см. N9 от 10.03.03), следствие обвинило Казеко-старшего в подделке удостоверения ликвидатора на ЧАЭС и длительном присвоении «чернобыльских» льгот, получении взяток от руководителей коммерческих структур, злоупотреблении служебными полномочиями, легализации доходов, полученных преступным путем.

Во взяточничестве и легализации незаконных доходов обвинили также Казеко-младшего, добавив последнему еще и контрабанду - перевоз за границу крупных денежных сумм для покупки стройматериалов. Как выяснилось, почти одновременно с получением «благодарности за благоприятное решение проблем ОДО «Афганвет» семья Казеко начала строительство коттеджа в районе площади Бангалор - что также не было оставлено стороной обвинения без внимания.

Несмотря на то что позиция гос-обвинителя достаточно жесткая, несколько статей УК из обвинения было предложено исключить. Уже очевидно, что в приговор не войдут злоупотребления Казеко служебными полномочиями при подделке удостоверения ликвидатора на ЧАЭС (во время подготовки документа он не мог знать о введении льгот), вымогательство взяток от руководителей коммерческих фирм Минской области (никто, кроме них самих, не подтверждает фактов передачи денег), легализация преступной деятельности, а также некоторые квалифицирующие признаки взяток - вымогательство и повторность. И все же общая картина, представленная суду гособвинителем, позволяет не только говорить о степени вины высокопоставленного чиновника пищевой отрасли, но и представить образ жизни некоторых должностных лиц республики.

 «Испокон века находились чиновники, превращавшие свои должности в доходные места», - так начал свою обвинительную речь представитель прокуратуры. Казеко, по версии обвинения, - «типичный представитель проявления коррупции, сращивания интересов госслужащих с коммерческими структурами», который «каждого из своих детей обеспечил квартирами и машинами». Одна из квартир приобретена Виктором Казеко в собственность безвозмездно - как ликвидатором аварии на ЧАЭС. Чиновник, который меньше суток пробыл в зараженной зоне, на протяжении 10 лет пытался пользоваться всеми возможными льготами, в т.ч. льготами при платежах за электроэнергию. И все же центральными эпизодами на суде стали два контракта, заключенные РУП «Минск-Кристалл» с ОДО «Афганвет», - на переработку партий ржи и коньячного спирта.

ДВА ДОГОВОРА

Как следовало из свидетельских показаний, желающих заключить договор с крупнейшим ликеро-водочным заводом было более чем достаточно, хотя в новых поставщиках «Кристалл» не нуждался. Тем не менее ОДО «Афганвет» удалось не только получить возможность работать с заводом, но и приобрести в качестве оплаты водку вместо коньяка, что ускоряло срок реализации товара. Причины такого сотрудничества стали ясны во время следствия: менеджеру «Кристалла» Андрею Казеко и его отцу, который ко времени заключения контрактов курировал всю пищевую отрасль республики, по мнению прокуратуры, удалось повлиять на распределение квот на заводе.

Не менее любопытное освещение в ходе суда получил эпизод с разрешением проблем «Афганвета» на границе, когда ввозимый в республику спирт был арестован. Прокуратура предположила, что и здесь не обошлось без влияния президента концерна «Белгоспищепром». В обвинительной речи прокурор подчеркнул, что Казеко содействовал в составлении ходатайства за подписью замминистра иностранных дел Михневича о возврате спирта «в интересах Минской области», а затем лично отвез его председателю Гомельского областного суда Федорцову. Небезынтересная подробность: в ходе всего следствия Казеко-старший отрицал свою поездку в Гомель и упорно отказывался от знакомства с председателем облсуда и начальником Гомельской региональной таможни Гнатюком. Некоторое время предварительным следствием рассматривался вопрос о привлечении названных чиновников к уголовной ответственности по статье за злоупотребление служебными полномочиями (к примеру, отрабатывалась версия о попытках Казеко материально заинтересовать руководителей Гомельской области). Однако после того, как руководители подтвердили свое участие «исключительно ради экономического процветания Минской области», было принято решение не возбуждать в их отношении уголовных дел. Тем не менее за помощь в возвращении спирта Казеко якобы получил $30 тыс. После такой незапланированной траты денег на высокопоставленных чиновников «Афганвет» стал испытывать материальные затруднения. Следствие посчитало, что в качестве уплаты Андрей Казеко забрал со склада завода водку этой фирмы и реализовал через магазины знакомых частных предпринимателей. Только тогда руководители «Афганвета» понесли в УБЭП МВД заявление о передаче взяток обоим Казеко за возможность работы на заводе.

Показания десятков свидетелей, начиная от водителей, секретарей и заканчивая руководством РУП «Минск-Кристалл», чиновников МИДа во главе с Михневичем (последний лично явился в зал суда), Гомельского областного суда и таможни, сторона обвинения посчитала убедительными. В свою очередь, обвиняемые заявили, что стали жертвами оговора.

«ИМЕТЬ СВОЙ ДОМ - МОЯ МЕЧТА»

Во время следствия Казеко-старший заявлял о нарушениях в работе руководства РУП «Минск-Кристалл» и об интересе силовых структур к деятельности коммерческих предприятий. Последняя возможность выступить на суде не блистала новизной - экс-президент концерна высказал свои сомнения относительно показаний ряда свидетелей, напуганных угрозами со стороны следствия, а также повторил рассказ о работе завода.

По словам Виктора Казеко, существовала «поддержка криминальных структур на «Кристалле» и поддержка их правоохранительными органами. Моя принципиальная позиция о ликвидации коммерческих структур и явилась причиной начатой против меня борьбы. Финансовое положение «Кристалла» позволяет ему работать без посредников, получать хорошую прибыль, однако отсутствие посреднических организаций лишает руководство завода возможности получать большой доход и вознаграждение. (...) мне, как бывшему руководителю пищевой промышленности, известно точно, что коммерческие фирмы работают на заводе благодаря поддержке со стороны силовых ведомств. (...) Такая монопольная система привела к сращиванию руководства объединения с коммерческими структурами... По инициативе Белко (бывший генеральный директор РУП «Минск-Кристалл». - Е.А.) на базе Малиновщизненского спиртового завода создано совместное белорусско-кипрское предприятие. 70% принадлежат частному капиталу, (...) его директором становится сын Белко. Эта фирма завысила цены на сырье и материалы, без фондов и предоплаты получая ликеро-водочные изделия. Подобная ситуация происходит с другими фирмами. Безответственность и безнаказанность директора Белко не могла стать незамеченной со стороны КГК (...) о недостатках доложили Совмину и президенту».

Не только руководство завода, по словам Казеко, было заинтересовано в смещении его с должности. «Главной причиной возбуждения этого дела стало принятие мной как президентом концерна двух приказов, менявших работу госпредприятия с коммерческими структурами. (...) Ко мне лично после звонка из Совбеза приходили работники давальческих фирм и их посредники, которые просили разрешить производить переработку коньячного спирта без применения новых условий переработки. (...) Я был приглашен на беседу с одним из руководителей КГБ, который от имени высокого должностного лица в прокуратуре РБ выразил мнение о необходимости создания для ОДО «Афганвет» льготных условий работы на заводе».

Коснулся Казеко-старший и нынешнего положения дел, которое, по мнению бывшего руководителя, также не может не вызывать серьезных вопросов.

 «Фирму «Афганвет», я глубоко убежден, привел на завод Кучерявый (в настоящее время - генеральный директор завода. - Е.А.) - двоюродный брат Мигалени (заместитель коммерческого директора ОДО «Афганвет». - Е.А.) (...) О содействии со стороны Кучерявого говорит и тот факт, что он за максимально короткий срок из начальника цеха по розливу водки вырос до генерального директора объединения, нигде в республике не работал директором, хотя бы колхоза. Это свидетельствует о протекции, оказанной ему со стороны властных и силовых структур».

Отдельное внимание экс-президент посвятил имуществу, которое, по выводам следствия, является косвенным доказательством получения им взяток: «Иметь свой дом - это моя мечта, и деньги для этой цели моя семья экономила». Упомянув о коттедже, двух дачах, четырех гаражах и нескольких автомобилях, экс-президент заявил, что все это купил за свои средства и деньги, одолженные родственниками. Выступление закончилось на оптимистической ноте: «Мой трудовой и жизненный путь был посвящен повышению благосостояния людей, и я вел бескомпромиссную борьбу с хищением, воровством, посредниками на государственных предприятиях». Окончательную оценку выступлению даст суд: 22 мая планируется оглашение приговора отцу и сыну.

«КОМУ ДАВАЛИ?»

Лишь однажды на суде мнение защиты и обвинения можно было назвать схожим - когда речь шла о фирме «Афганвет», предприятии, с заявления которого началось уголовное преследование Андрея, а затем и Виктора Казеко. Мы попросили представителя стороны защиты адвоката Александра Пыльченко прокомментировать некоторые моменты, связанные с деятельностью представителей этого предприятия.

- Люди, которые осуществляли на заводе деятельность от имени ОДО «Афганвет», не имели на то никакого права. Как свидетельствуют записи, сделанные в их трудовых книжках на момент заключения сделок с рожью и спиртом, они не числились в качестве сотрудников «Афганвет». Более того, Мигаленя - заместитель коммерческого директора - не имел права работать на руководящих должностях. Этот человек судим за нарушение предпринимательской деятельности и в качестве наказания лишен права занимать посты, связанные с осуществлением руководства предприятием. Лучшую характеристику этому человеку дает тот факт, что будто бы первую взятку для Казеко Мигаленя, по его собственным словам, дал всего через месяц после вынесения ему приговора. Получается, он совершил новое преступление, даже не отбыв наказание за первое.

 - Коль стало известно о неких нарушениях сотрудниками коммерческих фирм, насколько вероятно привлечение их к уголовной ответственности?

- Еще на стадии расследования мы выносили заявление относительно возбуждения дела в отношении руководства ОДО «Афганвет». На что нам сообщили, что для этого не имеется оснований. На сегодняшний день давальческие схемы работы на «Кристалле» отменены. Ведь по сути коммерческие фирмы ничего не делали - они поставляли зерно на завод и ждали прибыли, которая может оцениваться в сотни тысяч долларов. А если с прибыли не уплачиваются налоги - это серьезное преступление.

 - Продолжают ли сотрудники «Афганвета» работать с РУП «Минск-Кристалл»?

- Да, только, насколько мне известно, поменялось название фирмы. Немаловажное дополнение: на протяжении всего следствия афганветовцы упрекали Казеко в том, что на завод можно было пробиться лишь благодаря взяткам. Тем не менее на «Кристалл» они пришли задолго до того, как узнали Казеко. Может, взятки и были, только кому?
Добавить комментарий
Проверочный код