Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№17 (384) 05 мая 2003 г. Радости жизни

КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО ДЛЯ РАЗУЧИВШИХСЯ ЧИТАТЬ

05.05.2003
Янка ГРЫЛЬ

Кражу ряда раритетных книг из Национальной библиотеки 23 апреля можно смело назвать главным событием культурной жизни страны за последний месяц. Ни одному фестивалю, ни одной выставке наши высокодуховные СМИ не уделили столько внимания, сколько досталось подвигу грабителей-культуртрегеров. Воровали и раньше, от безнадеги позднесоветского книжного дефицита перли из тогдашней “ленинки” Юнга, Виана, Джойса, но без исполнительского блеска и четко выраженной коммерческой мотивации.

История Беларуси как осколка “самой читающей страны мира” представляет собой живую иллюстрацию того, как целая страна постепенно разучилась читать. На исходе перестройки эмиграция интеллектуалов из республики достигла пика, и многие нынешние книготорговцы сколачивали состояния, скупая в букинистических магазинах библиотеки бегущих в США или Израиль соотечественников. Редкие и антикварные издания вывозились в Москву и Петербург не только потому, что тамошний покупатель богаче, но и потому, что там просто знают цену каждому листочку бумаги, испачканному типографской краской. Теперь российский рынок насыщен, в Москве уже давно закрыт последний букинистический магазин, остались только антикварные лавки, а все, что надо читателю - от Шекспира с Бодлером до Донцовой с Марининой - издается и переиздается. Спрос рождает предложение, на котором умные дядьки с калькуляторами в руках делают деньги, причем немалые.

Наш книжный рынок напоминает колхозное поле накануне селекторного совещания - шаром покати. Книготорговцы жалуются, что невыгодно продавать, издатели - что невыгодно издавать. Читают у нас мало - по причине дороговизны, из-за недостатка информации о том, что читать, просто потому, что не слишком престижное это занятие. Студентов БГУ на младших курсах записывают в Национальную библиотеку посредством слезных прошений от кафедр и деканатов: дескать, дозвольте будущим хранителям духовности ознакомиться с включенными в программы шедеврами мировой культуры, которые юные педагоги в дальнейшем понесут в массы. То, что фонды за последние десять лет толком не пополнялись даже российскими изданиями, ни для кого не секрет: чтобы в соответствии с современными требованиями укомплектовать библиотеку, нужны знающие эти требования специалисты, а не люди предпенсионного возраста, годами не проходившие переподготовку и озабоченные только тем, как выжить на выделяемые государством гроши. Вузовские программы подготовки библиотекарей похожи на ускоренные курсы обучения для активистов, открывавших избы-читальни в 20-е гг. Кстати, стандартная “отмазка” студентов гуманитарных факультетов при сдаче экзамена - “Не нашел в библиотеке” - появилась на свет задолго до визита в “националку” похитителей книг. Задержки с выдачей литературы из хранилищ, “потому что света вчера не было” или “потому что машину не посылали”, тоже в последнее десятилетие стали нормой.

Новая Национальная библиотека, которую в народе уже зовут “Александрийской”, наверняка будет построена если не из каррарского мрамора, то из сопоставимых по стоимости материалов. Ситуацию со статусом культуры вообще и печатного слова в частности она не изменит ни на йоту: в библиотеке важны фонды, а не стены. Десятой доли средств, брошенных на “стройку века”, хватило бы на такую компьютеризацию и автоматизацию “националки”, что новое здание просто не понадобилось бы. Александрийская библиотека сгорела по причине избытка религиозных чувств у александрийских обывателей; фонды нашей “националки” из-за впадения нации в состояние культурной амнезии частично сгниют, частично будут растащены еще до того, как первые лица торжественно перережут алую ленточку у входа в находящееся у черта на куличках новое здание.

Ограбление Национальной библиотеки можно рассматривать как некий аналог перформанса, призванного привлечь внимание к статусу знания, печатного слова и библиотечного дела. Резонанс огромный, только выводы наверняка будут сделаны неправильные: или приставят к каждому стеллажу толстомордого охранника с рацией и овчаркой, или записывать в “националку” начнут при предъявлении отпечатков пальцев и справки об отсутствии судимости. Таковы механизмы принятия решений в нашем обществе, которое само себя замордовало перекрестным администрированием и показушной образованщиной. Единственное, что радует, так это то, что еще остались в Беларуси люди, читающие книги и знающие в них толк, - хотя бы безвестные похитители инкунабул.

Концепция / стилистика / резонанс - 2, 4, 5.
Добавить комментарий
Проверочный код