Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
«Нет в Беларуси того человека, который не знает о вас как о председателе великой страны» - сообщил Александр Лукашенко председателю КНР. А насколько хорошо вы знаете Си Цзиньпина?
давно на короткой ноге с товарищем Си
лично не знаком, но есть общие знакомые
пересекались пару раз на тусовках
тщательно отслеживаю каждый шаг товарища Си
не помню, кто это, но раз президент говорит, наверное, мы знакомы
№11 (378) 24 марта 2003 г. События. Оценки

«И ТАКОЕ СЪЕДЯТ»

24.03.2003
Вадим БОРЩЕВСКИЙ

Временное лицензирование хлебобулочных изделий и круп, введенное с 1 марта, осложнило работу перевозчиков и продавцов российского хлеба в приграничных районах Беларуси. Витебский корреспондент «Белорусской газеты» побеседовал с Ниной МОРОЗОВОЙ, с 2000г. занимавшейся хлебным бизнесом, а сейчас временно безработной. По ее словам, введение лицензий еще не значит, что по «серым» схемам хлеб перестанут возить.

- Вы были в числе первых, кто начинал на Витебщине хлебный бизнес. Почему выбрали именно это направление предпринимательской деятельности?

- Отработав 15 лет на молокозаводе, вынуждена была уйти - зарплата крошечная, выплачивалась с задержками. Дочь училась на платном отделении техникума в Рудне - в России учиться дешевле - и как-то привезла оттуда хлеб и батоны. С нашими не сравнить: намного вкуснее и дешевле. А я уже намучилась без работы. Так что дочка дала толчок. Купили к машине прицеп, договорились с директором хлебозавода в Рудне, с трудом подписали в санстанции ассортиментный перечень и взялись за дело. Но нас очень быстро осадили. Всех пятерых предпринимателей, которые в районе тогда начинали работать с хлебопродуктами, стали вызывать в райисполком, требовать, чтобы перевозили изделия на специальном транспорте. Даже смотры техники под окнами исполкома проводили. Пришлось договариваться с хлебозаводом и на машину. Они пошли навстречу, стали привозить хлеб сами.

- Это был выгодный бизнес?

- Сначала да. Хлебопродукты из Рудни на треть дешевле, а их качество невозможно сравнивать с нашим. Там, пережив трудные времена отсутствия сбыта, по-настоящему взялись за дело. А наши годами сидели и думали, что вечно будут жить за счет россиян. Абсолютно не шевелились: мол, и такое съедят. У моего прилавка постоянно стояла очередь, народ даже из окрестных деревень повалил. Селяне привыкли считать каждую копейку и уважать хорошо выполненную работу. Мы за день целую машину распродавали. Потом руднянский хлебозавод выкупили белорусские предприниматели, посадили торговать своих, а нам предложили невыгодные условия. Хорошо, что сумели купить специальный автомобиль для перевозки хлеба и стали возить продукцию из Смоленска. Обходилось дороже, до Смоленска почти 90 километров, в четыре раза дальше, чем до Рудни, но цену приходилось держать.

- Конкуренты подорвали ваше дело?

- Если бы… Налоги растут, плата за торговое место. Но самое главное - отношение местных властей. Сколько бумаг надо подписывать каждые полгода, и все с боем. Причем заставляли собирать даже те подписи, которые, оказывается, по закону и не нужны. Бесконечные протоколы и акты. Нет договора на мойку машины - почему? Да мы сами ее чистим ежедневно. Мороз ударил - сразу акт: хранить хлебные изделия при температуре ниже 10 градусов запрещается. Но мы не храним, мы их реализуем. Главный санитарный врач в середине декабря прошлого года предложил уйти на пару недель на каникулы. Спрашиваю, а кто заплатит неустойку за отмененные заказы, кто вернет уплаченные налоги и деньги за торговое место? Шло постоянное выдавливание. Ворота закрывали на рынке, чтобы с хлебом нас не впустить.

- Почему местные власти против того, чтобы граждане питались качественным продуктом?

- Потому что тогда свой хлебозавод закрывать надо. Нас даже заставили подписать договор на реализацию лиозненского хлеба из расчета примерно одна буханка местного к двум привозного. Но ведь местный хлеб никто брать не хочет. Требовали не создавать конкуренцию и продавать только батоны. Но если завод не справляется, его надо реконструировать, проводить финансовое оздоровление. Разговоры о нехватке денег надоели. Кстати, говорили, что и на лиозненский завод находились покупатели, но кто им его продаст? Легче заставить покупать хоть некачественное и дорогое, но местное. Однако за свои деньги человек должен иметь возможность покупать то, что нравится ему, а не руководителям райисполкома.

В общем, устали мы и передали дело другому человеку. А сами ушли в отпуск. Правда, думала не бросать работу хотя бы из принципа. Не сидеть же сложа руки. Тем более что мы, предприниматели, в районную казну дай бог сколько приносим. Чего стоит повышающий коэффициент к налогам в 1,6 раза за продажу российских товаров. А торгуют в основном российской продукцией не только индивидуальные предприниматели, но и госмагазины. При этом частник платит из собственного кармана за все, ничего не получая взамен. Вы видели, как на рынке торгуют по колено в воде. Слышали, что, ежемесячно заплатив за уборку его территории, частники сгребают снег и подметают.

- Что же будет с вашим бизнесом?

- Мой преемник, после того как подписался под документами, в которых говорится о запрете торговать российскими хлебобулочными и мучными изделиями, два дня не работал, а сегодня уже торгует буханками витебского хлебокомбината. А это и ему, и людям будет обходиться значительно дороже. А хлеб к нам как возили, так и будут возить. Только уже не в вычищенных до блеска машинах, а в грязных мешках и баулах. Тем более что граница фактически открыта. Снова наступает время «мешочников», которые, в отличие от нас, налоги платить не будут.
Добавить комментарий
Проверочный код