Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№11 (378) 24 марта 2003 г. Радости жизни

Театр: ЗОНА ИКС

24.03.2003
Андрей КУРЕЙЧИК

Удивительный факт, но как-то принято считать, что у драматургии, как у войны, «не женское лицо». ХХ век доказал, что это не так. В России и Европе женщины давно взошли на пантеон театральных демиургов, а пьесы Петрушевской, Садур, Улицкой стали редкостными жемчужинами репертуаров ведущих российских театров. Однако Беларусь долгое время оставалась исключительно мужской страной в смысле драматургии, и ставить женскую фамилию рядом с фамилиями Крапивы, Макаенка, Дударева считалось кощунством. Тем не менее времена меняются. И если представить себе женское лицо современной белорусской драматургии, то, несомненно, это будет лицо Елены Поповой.

Театр: Национальный академический театр им. Горького

Спектакль: Е.Попова, «Завтрак на траве»

Режиссер: В.Барковский

Художник: А.Костюченко


Впрочем, ее трудно назвать белорусским драматургом или писателем, потому как славу ее произведения снискали где угодно, только не на родине. Тем радостнее представлять премьеру спектакля по ее пьесе, которая не так давно случилась в Русском театре.

Елена Попова на сегодняшнем, не слишком разнообразном драматургическом поле - цветок уникальный. Это единственный белорусский драматург, который профессионально и последовательно обращается к жизни обычных, современных людей, восходя к традициям драматургии Антона Чехова и Теннеси Уильямса. Ее не интересуют исторические саги и детективные сюжеты. Основной предмет исследования драматургии Поповой - тривиальные человеческие отношения довольно обычных людей. Вот и пьеса «Завтрак на траве» - это история наших современников разного возраста, которые выясняют отношения в условиях изолированного мирка военного карантина. Что это за карантин и почему именно эти люди в него попали, из спектакля не совсем ясно. Вообще, зрителю надо быть готовым, что в этом спектакле сюжет не самое главное, поэтому внешняя событийная канва здесь почти отсутствует, а действие строится на смене настроений основных персонажей, их разговорах и отношениях, которые трансформируются под воздействием вынужденного совместного проживания. Почти Чехов, только очень современный.

Пьеса написана живым и ярким языком, дает широкий простор для хорошей актерской игры. Именно эта работа выявила весьма высокий уровень актеров Русского театра.

Что касается режиссуры, то здесь проблем несколько больше. Это далеко не первый случай сотрудничества Елены Поповой и «аксакала» белорусского авангарда Виталия Барковского. В свое время Барковский стоял у истоков создания первого в стране авангардного театра «Дзе-Я?», а сейчас является главным режиссером витебского театра им. Я.Коласа. На постановку этой пьесы его специально пригласили из Витебска. Впрочем, прошлый опыт сотрудничества Поповой и Барковского закончился конфузом: его постановка в Купаловском театре провалилась, хотя об этом не очень принято вспоминать. Этот же спектакль провалом никак назвать нельзя, более того, для Русского театра это очевидный шаг вперед. Но такая режиссура вряд ли найдет понимание у широких зрительских слоев. Хорошо намеченные характеры и отношения почему-то не создают целостной картины придуманного драматургом мирка. Ретроатмосфера и причудливая мозаика разговоров и сцен могут не понравиться молодым людям, привыкшим к ясности и динамизму молодежного кино. Скорее это спектакль для людей более взрослых, начитанных и способных различить в увиденном «второй план».

Откровенный минус - сценография. Оформление спектакля более чем странное. Под потолком висит большой обруч, с которого свисают куски чего-то вроде дешевых обоев разной длины. Это все подсвечивается, и получается нечто похожее на гигантскую «совковую» люстру. Выглядит очень дешево и неопрятно. На сцене - то же самое, какие-то черные ящики и скамейки. Создается впечатление, что оформление сделано таким образом, чтобы его можно было не брать с собой на гастроли, а соорудить из подручных материалов в любом сельском клубе. Усугубляет ситуацию то, что на заднем фоне и сбоку проступают декорации другого спектакля - «Перед заходом солнца» Гауптмана. Все это вызывает несколько смешанные чувства…

Драматургия / режиссура / актерская игра - 8 / 6 / 8.
Добавить комментарий
Проверочный код