Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (378) 24 марта 2003 г. Контекст

ПЕРВЫЙ РАЗ ЗА СОТНИ ЛЕТ российские власти поинтересовались мнением чеченцев

24.03.2003
Вадим ДОВНАР

23 марта в Чечне состоялся референдум по вопросу принятия новой Конституции республики. Желание российского руководства привести на участки для голосования жителей воюющей территории сразу же подверглось жесткой критике со стороны самых разных политических сил. Накануне референдума своим видением ситуации в республике с корреспондентом «Белорусской газеты» поделился депутат Государственной думы России от Чечни Асламбек АСЛАХАНОВ.

- Зачем руководству понадобился референдум, и не преждевременно ли его проведение?

- О необходимости проведения референдума я говорил с 1991г. О том, что делать, в какой республике жить, какая форма правления приемлема - об этом я предлагал спросить народ еще Джохару Дудаеву. Ведь провозглашение независимого государства Ичкерия было принято на съезде единомышленников. Мнение многонациональной Чеченской республики было проигнорировано. Когда они только собирались разогнать Верховный Совет республики, я обращался к ним: «Не вы их избирали, не вам их разгонять. Проведите референдум, поинтересуйтесь мнением людей». В 1992г., когда Дудаев благодаря Москве уже дорвался до власти, был избран президентом республики, я вновь настаивал на проведении плебисцита. Мол, спросите людей, куда вам идти. Они же устроили криминальное, независимое от закона государство. Когда же антидудаевская оппозиция попыталась сама устроить референдум, она была утоплена в крови. Десятки милиционеров, охранявших избирательные участки, убиты. Поэтому проводить референдум нужно. Однако я согласен с вами в том, что подготовка должна была быть более серьезной. Нужно было навести порядок в республике, создать систему безопасности, над текстом Конституции серьезно поработать. Недопустимо, на мой взгляд, когда Основной закон пишется под одного человека, а не служит всему народу Чеченской республики. Тем не менее произошло то, что произошло. Собственно, я не склонен драматизировать происходящее. И федеральные структуры, и руководство республики, правоохранительные органы предпринимают серьезные меры для обеспечения безопасности на референдуме. Тем более что опыт проведения подобных мероприятий у нас уже есть: президентские и парламентские выборы. Более того, мы поставили вопрос перед президентом и Центральной избирательной комиссией о допуске к голосованию всех жителей Чечни, которых принудили ее покинуть. Впервые за 200 лет у населения Чечни спрашивают о его желании. Жаль, что это происходит в таких экстремальных условиях.

СПРАВКА. Асламбек Аслаханов родился в 1942г. в селе Новые Атаги Шалинского района Чечено-Ингушской АССР. В 1965г. окончил Харьковский государственный педагогический институт, в 1975г. - Харьковский институт общественного питания, в 1981г. - Академию Министерства внутренних дел (МВД) СССР. В 1990-1993гг. - народный депутат РСФСР, председатель комитета Верховного Совета России по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью. В 1992г. - глава временной администрации Ингушетии. Является президентом Ассоциации работников правоохранительных органов Российской Федерации. Председатель правления общественно-политической организации «Союз народов Чечни». С 1999г. - депутат Государственной думы. Вошел в депутатскую фракцию «Отечество - Вся Россия». Генерал-майор в отставке. Доктор юридических наук. Мастер спорта по вольной борьбе, самбо и дзюдо. Женат, двое детей.

- Можно ли подробнее о плюсах и минусах предложенной Конституции?

- Так же, как в 1993 г. мы в России принимали Конституцию под Ельцина, так теперь в Чечне принимают Конституцию под Ахмада Кадырова. Нам бы хотелось, чтобы республика была больше парламентской. Я на семи листах подал свои поправки к этой Конституции. Мне обещали их принять. Еще до этого были учтены мои предложения о том, что президент республики не совмещает эту должность с постом премьер-министра. Кроме того, последовали моему предложению об утверждении членов правительства парламентом. Глав местного самоуправления будут не назначать, а выбирать. Однако, увидев при обсуждении впервые готовую Конституцию, я был неудовлетворен. Оказалось, обещая правки, меня вводили в заблуждение.

- У всех ли чеченцев была возможность ознакомиться с текстом Конституции?

-Категорическое «нет». Не было возможности ознакомиться с текстом. Причины, наверное, такие же, какие были тогда, когда российские граждане должны были принимать в 1993г. свою Конституцию. Если тогда 3% россиян имели возможность прочитать ее проект, то это здорово. Та же ситуация сейчас в Чечне.

- В таком случае можно ли говорить о свободном волеизъявлении чеченского народа?

- У жителя Чеченской республики есть выбор. Если он против этой Конституции, этой формы правления, то может не прийти на выборы. Может проголосовать против. Можно было предложить на выбор несколько форм правления, но, думаю, это бы народ запутало. Когда меня уговаривали, чтобы я не выносил на обсуждение альтернативный проект Конституции, то, наверное, они были правы. Единственное, о чем могу сожалеть, так это о том, что меня так подвели.

- Будут ли принимать участие в голосовании те, кто вынужден был покинуть Чечню?

- К сожалению, сколько мы ни просили, добиться этого не удалось. Наверное, из-за нехватки времени. Так или иначе, такое положение противоречит нормам Конституции России, где сказано об обязанности государства обеспечить своим гражданам возможность участия в референдуме. Однако закон о референдуме, выборах противоречит в этой части Конституции. Оказывается, что обязанность относится только к тем гражданам, которые постоянно проживают на территории республики. Когда все эти законы принимались, никто не задумывался, что в России может быть война. Тут выход один - до стабилизации ситуации принять временный закон. Создать избирательные участки в местах компактного проживания уехавших из Чечни. Пока не удалось.

- Каким может быть процент проголосовавших? Нет ли опасности, что референдум превратится в простую формальность?

- Такой опасности я не вижу. Более того, я против, чтобы говорили про голосование исключительно чеченцев. Чечня всегда была многонациональна. Говоря только о чеченцах, мы оскорбляем русских, дагестанцев, армян, евреев, проживавших там большими колониями. Если бы допустили голосовать их всех, результаты были бы очень весомы. Однако даже сейчас примут участие до 60% жителей. Данный проект Конституции будет поддержан.

- Признает ли мировое сообщество итоги плебисцита?

- Наблюдатели будут свидетельствовать, что голосование проходило более демократично, чем этого многим хотелось бы. С сожалением отмечу: ОБСЕ и ряд других европейских институтов приняли решение не участвовать в наблюдении. Они полагают, что проведение референдума в данных условиях невозможно. С ними трудно спорить. Конечно, они правы: в условиях, когда продолжаются военные действия, ежедневно гибнут, исчезают люди, голосование - это нонсенс. Однако жители Чечни настолько устали от происходящего, что хватаются за малейшую возможность изменить ситуацию. Тем более что президент России заявляет о предоставлении республике широкой автономии, ставит вопрос об амнистии и т.д. Всемирная исламская конференция, организация, которую обвиняют практически все мусульманские государства, готова прислать своих наблюдателей. Приезжают из стран СНГ. Те же, кто не приехал, ссылаясь на некие источники, могут заявить о нелегитимности результатов.

- В последние годы Запад и Европа заметно смягчили свою позицию по Чечне. Чем вы это объясните?

- По многим позициям Россия пошла навстречу и Совету Европы, и ПАСЕ, и другим международным организациям. Не склонен переоценивать сделанное, но была введена должность уполномоченного по правам человека в Чеченской республике. Палка о двух концах. С одной стороны, признали, что в Чечне в массовом порядке нарушают права граждан. С другой - якобы пошли навстречу Европе. Мол, назначили человека с большими полномочиями, создали аппарат, который будет следить за выполнением прав человека. Таких примеров достаточно. Ведь какие у нас международные организации? Если их рекомендации частично выполняются или звучит обещание о скором их исполнении, то там начинают говорить о подвижках. Второй мотив - прекращение повсеместных зачисток и переход на адресные спецоперации. Опять же начался частичный вывод войск. Демонтируются блокпосты. Нет того беспредела, который был еще полгода назад. Тем не менее фактов похищения и гибели людей до сих пор много.

- Владеет ли президент Путин всей информацией о происходящем в Чечне?

- Когда Путин говорит, что все находится под контролем, это еще можно понять. Однако когда звучит «Полностью владею ситуацией в любом субъекте моего государства», я в это не верю. Такое просто невозможно. Россия - огромное государство, держать в одной голове такое количество информации немыслимо. Учтите еще, что я ему докладываю одно, а его подчиненные - другое. Я совершенно уверен в своих словах, но министры меня начинают опровергать. Я могу их понять, их попросту дезинформируют о состоянии дел в Чечне. Сами же они приезжают на несколько часов в день и уезжают до наступления темноты. Кроме того, они всегда заинтересованы где-то солгать, приукрасить. Пока такая система передачи президенту информации существует, говорить о полном владении ситуацией нельзя. Я встречался с Путиным и утверждаю: он не располагает информацией о массовом нарушении там прав человека. Да и не только об этом.

- В недавнем обращении к жителям Чечни Путин говорил о подписании в будущем неких документов о широкой автономии республики. Что, по-вашему, должна предложить Россия?

- После заявления Кадырова о том, что нам не нужна никакая автономия, я не знаю, какими могут быть предложения России. Он, видите ли, желает, чтобы Чечня оставалась рядовым субъектом федерации! Республика полуразрушена, разграблена, 300 тыс. убитых, а ему ничего не надо! Без особого статуса из такого состояния Чечня будет выбираться сто лет. Нужен особый статус в рамках действующего российского законодательства. Основной аспект должен быть сделан на экономической составляющей этой автономии. Другой вопрос, насколько руководство России искренне в своих обещаниях и какие на самом деле задачи перед собой ставит.

Если инициаторы референдума собираются провести плебисцит только с целью демонстрации, что Чечня - часть России, то никаких изменений к лучшему не будет. Так или иначе, но президенту я верю. Он первый заинтересован в том, чтобы в Чечне навести порядок. Кстати, я уверен, что если мы изберем достойных представителей во все органы власти республики, то и воюющие к нам прислушаются.

Может ли референдум заменить мирные переговоры?

- Вы же слышали, как президент России после трагических событий в «Норд-Осте» категорически отказался от любых переговоров. Как бы я ни требовал чего-то, мне могут сказать: «Я не хочу!» Кто мог бы участвовать в переговорах? Путин и Масхадов. Как минимум один из них садиться за стол переговоров не хочет.

Басаева поймают?

- Хаттаб и Радуев уже наблюдают за происходящим из ада. Если бы нужно было поймать Басаева и некоторых других, то это бы уже было сделано. Любой журналист, желающий попасть к Басаеву, к нему попадает. Нет проблем! А правоохранительные органы и спецслужбы почему-то сделать этого не могут. Заявляют, что сегодня ночевал там-то, вчера там-то. Так что, у Басаева шапка невидимка есть? Словом, в нем кто-то заинтересован. Однако все имеет свое логическое завершение. На меня уже выходят воюющие. Говорят, что не хотят воевать. Просят гарантий безопасности, если сдадут оружие. Я же гарантий дать не могу и не беру грех на душу. Вдруг поверят, сдадутся, а с ними что-нибудь случится. Но все же, если будут созданы рабочие места, даны социальные гарантии, то очень мало найдется тех, кто вместо лопаты, баранки автомобиля захочет держать в руках автомат.
Добавить комментарий
Проверочный код