Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№9 (376) 10 марта 2003 г. Общество

СТУЛ-БУДИЛЬНИК ДЛЯ СОННОГО ВЕДУЩЕГО

10.03.2003
Родион РАСКОЛЬНИКОВ

4 февраля на БТ был день открытых дверей. В святую святых, на съемку передачи «Добрай ранiцы, Беларусь!», допустили журналистов независимых газет и даже обещали их представить телезрителям в прямом эфире. И пусть в прямом эфире «нячэсных» все-таки не представили, зато напоили чаем с булочками и дали подержаться за рычаги управления студийной камерой. А некоторых даже на месте диктора засняли и на следующий день на всю страну показали. Вот повезло!

Этот репортаж, прямо скажем, дался нелегко. Чтобы посмотреть на телевизионное закулисье, явиться на проходную БТ полагалось к 7.20. Проснуться для этого пришлось в 5.30. Среднесуточную восьмичасовую потребность в сне я выполнил ровно наполовину.

Группу газетчиков встречали в холле представители дирекции информационно-музыкального вещания, ответственной за выход «Добрай ранiцы, Беларусь!» в эфир. Когда количество журналистов, дремавших в холле на проходной, совпало с цифрой приглашенных на встречу, всех пропустили внутрь. Причем без унизительной процедуры многократных хождений через рамку металлодетектора. По пути всем еще раз напомнили, что в студии идет прямой эфир, и то ли в шутку, то ли всерьез попросили: «Грубо говоря, без провокаций».

Общение прошло в дружеской, непринужденной атмосфере. Представители телевизионной редакции сказали, что сначала всех журналистов-газетчиков собирались пустить в прямой утренний эфир (ради чего, собственно, я туда и был направлен родным изданием, сто лет ему жизни), но потом решили разбить программу на два дня: в первый день показать нам, как работает прямой эфир, во второй - показать в прямом эфире сюжет о том, как мы смотрели, как работает прямой эфир и потом общались. Все по-честному.

Поскольку среднесуточную потребность в сне я выполнил всего наполовину, мои мозги решительным образом не поняли, что же кудесники цветных экранов собираются с нами делать. На читавшийся в глазах у многих немой вопрос: почему же нас, грешных, все-таки нельзя просто представить в прямом эфире, кто-то из телевизионщиков сказал, что хочется дать слово всем, а нас почти 20 человек, и это технически невозможно - какие-то проблемы с 20 микрофонами.

В общем, завели нас в студию. Большая такая, а посередине сама Лариса Грибалева сидит за стеклянным столом и о чем-то говорит в камеру. Камера по рельсам сама ездит, а оператор сверху за специальным пультом сидит и кнопки нажимает. Прогресс! Меня потом за этот пульт пустили. И дали камеру покрутить, которая на штанге укреплена. Ничего, интересно, прямо как в авиасимуляторе. И прицел есть, только гашетка, понятное дело, отсутствует. Я на той камере всю студию облетел, только вот девушка-оператор ойкала и говорила: «Осторожней! Плавней надо!»

Сели мы на лавки, стали смотреть на прямой эфир. Справа от меня появилась женщина в полукамуфляже, но без погон и табельного оружия. Может, страж порядка (все-таки «нячэсныя» в студии), может - обычный работник БТ, носящая хаки из эстетических предпочтений. Спрашивать было неудобно - прямой эфир все-таки.

Ведущие тем временем бойко вели программу, отдыхая только во время кратких музыкальных и рекламных пауз. Когда паузы подходили к концу, леденящий душу голос из хрипящих динамиков где-то вверху рявкал: «Внимание!», и ведущие снова оживали. В районе восьми утра программа завершилась словами о том, что в студии сейчас находятся представители ведущих СМИ и завтра в утреннем эфире можно будет увидеть сюжет об этом визите.

После этого началась собственно неофициальная часть - закулисное общение. Нас провели по студии, показали оборудование, рассказали, что в стеклянную колбу, заполненную водой, которая стоит за спинами ведущих «Добрай ранiцы», хотели запустить золотых рыбок, но потом передумали: ввиду небольшого диаметра колбы рыбкам пришлось бы расти не в длину, а в высоту, постепенно утолщаясь, а это явное издевательство над природой. Еще рассказали историю про уборщиц, которые два раза появлялись в кадре во время эфира «Добрай ранiцы». Пока мы всё это смотрели, миловидные ассистентки накрыли легкий завтрак: чай, кофе и булочки. Последние, по заверениям представителей редакции, были специально испечены в столовой БТ.

За чайком ведущие рассказали о своей звездной жизни. Работать на «Добрай ранiцы» очень тяжело. Две служебные машины начинают собирать людей на программу с 2 часов ночи. Ведущие спят по 4-5 часов в сутки. Приезжая на работу затемно, остаются на рабочих местах до 6-7 часов вечера, планируют следующую программу… Слушая, я присел на один из тех алюминиевых стульчиков с дырочками, сидя на которых ведут передачу журналисты. Острые углы сиденья впились в ноги, от неудобной позы вмиг заболела спина, сонливость как рукой сняло. Так вот, значит, в чем секрет бодрости ведущих «Добрай ранiцы»!

Лариса Грибалева тем временем рассказывала о том, как важно для этой программы хорошее настроение. И о том, как они иногда танцуют в рекламных и музыкальных паузах, чтобы не заснуть.

Тут нас всех выстроили в полукруг и начали представлять камере. Телевизионщик называл издание, журналист махал ручкой в объектив. И зачем нужны были 20 микрофонов? Потом чаепитие продолжилось. Вдруг меня отозвали в сторонку и жестом предложили присесть за стол ведущего. Рядом посадили очень красивую девушку из «Знамени юности». Понял: будут интервьюировать. Сердце зашлось от волнения. Говорил я много: про реформу БТ, необходимость приватизации самого телевидения либо отдельных редакций; про неудобные кресла и сонливость, вызванную недосыпом, про огромную студию и то, что на СNN студии меньше. Друзья, смотревшие утренний эфир на следующий день, сказали, что из всего этого осталась фраза, что я чем-то там восхищен и что на CNN студии меньше. И спросили, давно ли я стал поклонником БТ. Но я не в обиде. Зато по телеку показали на всю страну, бабушка в деревне, может, видела.

А вообще мне на БТ понравилось. Коллектив сплоченный, булочки вкусные и девушки красивые. В следующий раз обещают на АТН завести. Там я, наверное, сниматься не буду - друзья не поймут.
Добавить комментарий
Проверочный код