Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№9 (376) 10 марта 2003 г. Общество

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ

10.03.2003
Максим ЖБАНКОВ, Андрей ФЕДОРЧЕНКО

Бегство от реальности или второй шанс?

Максим: Сколько жизней у человека? Уолт Уитмен когда-то сказал: «Я весь не умещаюсь между шляпой и башмаками». А умещается ли жизнь в прочерк между двумя датами: исходной и конечной?

Андрей: Есть простой и ясный ответ. Посчитай свои годы, друзей и женщин, правителей и модные стили, культовые книжки и любимые песни. Арифметика получается странная. Человек живет, меняя кожу. Встреть я сейчас себя самого в 17 лет - не уверен, что мы бы поняли друг друга.

М.: Конечно, есть естественная логика смены эпох и состояний души. Но уверен ли ты, что она безупречна? Тебе никогда не хотелось в другую жизнь?

А.: Ну, во-первых, я в такую другую жизнь уже попал. Иная страна, другой язык, новая семья. Это мой выбор, новый личный проект. А во-вторых, покажи мне человека, который хоть раз в жизни не пожелал бы иной судьбы! Думаю, таких просто нет.

М.: Другая жизнь возникает сперва как мечта, фантомный образ в головах тех, кто не согласен с реальностью. Чаще всего это неприятие наличных правил игры. Тебя не устраивает то, чем ты занят, как живешь, кто с тобой рядом. Другая жизнь всегда начинается сегодня. Это попытка Лучшего Настоящего.

А.: А может, просто Настоящего? Чаще всего другая жизнь настигает людей после тридцати. Психологи хитро окрестили это «кризисом среднего возраста» и как бы закрыли тему. Ну что поделать, возрастная болезнь. Поболит и перестанет. А если не перестанет? Мы выбирали свою жизнь мальчишками, слабо ее понимающими. По сути, выбирали не мы. За нас работали те нормы и правила, которые в наши головы вбивало общество. Взрослый человек учится слышать собственную душу и готов следовать ее голосу. Другая жизнь, ломка навязанного нам сценария - это, по существу, путь к себе.

М.: Выходит, что другая жизнь, строго говоря, и есть жизнь настоящая. Она строится как осознанное движение человека к максимальной реализации. Но, скажи, неужели невозможен иной вариант, без разрыва привычных связей и конфликта с окружающими? Допустим, в виде нормальной творческой эволюции.

А.: Это реально в моей новой жизни, но не в прежней, белорусской. «Тутэйшая» реальность малоподвижна и лишена подлинной динамики. Смотри, как живо театральная общественность принялась клевать ершистого драматурга Курейчика! Вот тебе пример «другой жизни» в обществе пожизненных лауреатов и несменяемых авторитетов. Или другой пример: в Европе мужчина и женщина в случае кризиса их отношений способны разойтись спокойно, уважая друг друга. А у нас тут же начинают летать сковородки!

М.: Мне кажется, это связано с чрезмерной привязанностью к традиционным социальным связкам и ролям. «Старших надо слушать!» А если ребенок живет с совершенно безумными дедом и бабкой? «Семья - ячейка общества!» А если в семье жизнь строится на взаимной лжи и лицемерии? «Надо выполнять долг перед обществом!» А есть ли у общества долг передо мной? Можно жить, играя по чужим нотам. Но когда понимаешь, что музыка выходит не та - ты готов к другой жизни.

А.: Настоящая другая жизнь может начинаться по-разному. По делу возразить начальству, написать (и издать!) новую книжку, перейти из кинокритиков в режиссеры, найти в себе смелость полюбить и сказать, что прежнее чувство кончилось. Другая жизнь - пьяные грезы слабых и трезвые шаги сильных. Тех, кто наконец перестает лгать себе и другим. Это школа свободы.

М.: Но на это готовы немногие. С годами накапливается усталость, проще делать вид, что все в порядке, и находить заменители другой жизни в виде «индустрии грёз» или алкогольного угара. Посмотришь, как Шнур рвет на себе майку, проживешь пару часов показного экстрима на «Короле и Шуте», оторвешься всласть - и назад, в свое болото. Незаметно превращаешься в вуайериста, предпочитающего не заниматься сексом, а наблюдать. На экране, через стекло или тройной полицейский кордон.

А.: Но ты-то сам не такой, ты тоже в движении!

М.: Верно, однако для меня его результат пока неясен.

А.: А иначе и не бывает! Другая жизнь начинается, когда ее сценарий ты начинаешь писать сам. И сам решаешь, что для тебя хорошо, а что нет. Это жизнь без шпаргалок. Ты ее живешь впервые и сразу набело. Ты начинаешь фразу, зачастую не зная, как ее закончить. Все складывается по ходу дела. Главное, что ты готов рисковать и уже не умеешь быть прежним.

М.: Другая жизнь есть бегство от прежней. Но существует опасность попасть из одной несвободы в другую. Кто знает, что наш выбор верен?

А.: Гарантий нет. Но могу напомнить известный афоризм: «Лучше быть неудовлетворенным человеком, чем удовлетворенной свиньей».

М.: Тем не менее существует масса людей, вполне довольных своей привычной жизнью. Философы могут снисходительно окрестить их «социальные машины», однако тихое течение похожих друг на друга дней тоже имеет право на существование.

А.: Разумеется, но мы-то говорим о другом. Другая жизнь настигает тех, кто жил в режиме житейского компромисса, катил по инерции. И нашел в себе смелость это понять. Это второй и, может быть, последний шанс на лучшее завтра.

М.: А вот общественное мнение тебя осудит за цинизм и аморальность. Ты убегаешь от обязательств и лишен ответственности! С точки зрения традиционной морали твой жизненный выбор эгоистичен. Где же чувство долга?

А.: Как долго нас учили нести груз социальной ответственности! Как старательно учили моральным нормам! Простой вопрос: кто от этого стал хоть на малость счастливее? Из граждан Страны Советов растили рабочих муравьев системы. А вот на чувство собственного достоинства как-то все не хватало времени. Но человек несет ответственность прежде всего перед собой. У меня в этой жизни есть определенные дела. Надо успеть. А что по этому поводу скажут другие - мне все равно.

М.: Но, уходя в другую жизнь, мы оставляем в прежней дела, отношения и людей. Старую работу, дружеские связи, прежнюю семью. Как ни крути, прошлое не отменить. Или ты это видишь иначе?

А.: Есть инерция прошлого, страшная сила привычки, убивающая желания. Она умирает, когда ты уходишь. И это неизбежно. Жалеть тут не о чем. А все остальное из прошлой жизни можно оставить при себе. Но на новых условиях. Мое ремесло со мной, изменился лишь вид из окна. Минские друзья остались друзьями, просто на утренний кофе мы снова соберемся нескоро. А семья… Знаешь, я ни с кем не буду воевать. Я бы хотел остаться с ними в добрых отношениях.

М.: А как тебе понравится такая «реплика из зала»: «Другую жизнь ищет тот, кто не состоялся в прежней. Это удел неудачника»?

А.: Ну, меня действительно трудно зачислить в первачи. Но на самом деле я к этому никогда не стремился. А ты много встречал безусловно преуспевших из числа наших ровесников? Как говаривал Жванецкий, «может, в консерватории что-то не так?».

М.: Даю картинку с натуры. Проводили тебя на самолет, едем компанией на машине обратно. И тут возникает коллективная мысль: сидят пять мужиков, не самых глупых и бездарных, и ни одного без личных проблем! Вот тебе батальон волонтеров другой жизни.

А.: Вернемся к исходной идее. Европеец живет столько жизней, сколько потянет. Белорус - сколько позволят. Для человека «оттуда» смена участи естественна и почти безболезненна. Мы меняем жизнь, вырывая себя из прошлого с мясом. Но если не можешь иначе - просто сделай это. И ни о чем не жалей.
Добавить комментарий
Проверочный код