Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№7 (374) 24 февраля 2003 г. Арт

АМЕРИКАНСКИЕ ДУРАКИ: Увидишь безумца - сядь рядом

24.02.2003
Максим ЖБАНКОВ, Андрей ФЕДОРЧЕНКО

Видеодром

Максим: Голливуд - вечная тема споров киноманов. Для одних это исправный поставщик дорогостоящих пустяков, для других - смертный враг европейского кино, для кого-то еще - огнедышащий змей, пожирающий независимые таланты. А вот возьмешь в руки наугад каких-нибудь свежих «Отмороженных» или «Парней из женской общаги» - и подумаешь светло и ясно: «Ну и народ, просто страна дураков!» А каков, на твой взгляд, киношный Американский Дурак?

Андрей: Давай вспомним, что в средние века дурак имел тройной статус. С одной стороны, шут - пересмешник бытового абсурда, жилец «мира наизнанку». С другой - юродивый, «блаженненький», напрямую говорящий с Богом. И, наконец, - «простец», бестолковый обыватель, пытающийся выгадать и постоянно попадающий впросак. Американские Дураки в кино присутствуют именно в таком ассортименте. Примерная схема: Вуди Аллен - Форрест Гамп - Чарли Чаплин.

М.: А с какой стати, собственно, ты записал в дураки Вуди Аллена? Вот уж умник, циник и записной книгочей!

А.: Верно, но он комичен. Это забавный персонаж, избавляющий обывателя от страха перед интеллектуалом. Простец традиционно боится умника. Умники изобрели атомную бомбу, СПИД и мировую войну. В классических «Бондах» злодей - всегда технический гений! А тут мы видим суетливого многословного неудачника, укрощенного бытом. Когда умника хочется пожалеть - он становится грустным шутом, одной из масок Американского Дурака.

М.: Хорошо, а как насчет второй маски - «божьего человека»?

А.: Ну, это полностью отвечает канонам протестантской религии. Человек живет, слушая радио Всевышнего. Просто некоторым больше везет с приемом. В успешном фильме Роберта Земекиса умственно отсталый Форрест Гамп поднят до символа нации. Выходит, что американская история ХХ века - это не президенты, генералы и рок-герои. Мир вращается вокруг Простака, битловского Глупца на Холме, который видит звезды и слышит музыку сфер.

М.: Что же, дурак оказывается образцовым гражданином?

А.: В общем-то, да. Дураковатость - это безопасная странность, тихая бестолковость и общее дружелюбие.

М.: Но в истории Штатов и в американском кино были и совсем другие персонажи, одураченные жизнью. Сперва грустный комик Бастер Китон, а затем злые парни из ганстерских лент 40-х годов. Прекрасные лузеры Хэмфри Богарта и Джеймса Кэгни оказывались в дураках, играя по правилам с реальностью, правил не признающей. «Победитель не получает ничего». Вот тебе еще один лик Американского Дурака: человек, живущий по никому не нужному кодексу чести. Так сказать, Дурак против Америки. Именно отсюда ведет свое происхождение знаменитый гимн американским дуракам - формановский «Пролетая над гнездом кукушки».

А.: Действительно, с точки зрения системы любой бунтарь просто болен или элементарно глуп! Потому, что он слышит свою музыку.

М.: Вот именно поэтому мой самый любимый фильм про американских дураков 60-х зовется «Беспечный ездок». Пара легких парней с расслабленной пластикой катит на «Харлеях» по бескрайним трассам, приторговывает кокаином, рыбку ловит, хороших людей привечает, плохих воспитывает. Тихие пророки, клоуны солнечного света. А потом их расстреливает в упор случайный встречный лох. Так сказать, подлечил ребят. Такое вот кино.

А.: Ну, Америка уже давно своих дураков не убивает, а бережет и радостно демонстрирует всему миру. В современном американском кино странные люди, провинциальные «чудики» весьма успешно вовлекаются в разнообразные арт-проекты. Не успели мы задумчиво продегустировать «Безумного Сесила Б», а вот уже приспел «Мир призраков». Мягко говоря, тоже о людях незаурядных.

М.: Знаешь, мне «Мир призраков» понравился. Он тронул меня, как давно не трогало кино. Хорош общий замысел, интересен подбор актеров, есть славное настроение… Да и Тора Бёрч в главной роли провинциальной девчонки с запросами вполне хороша. Хорошая история и правильное кино.

А.: Так тебе понравилось? Впрочем, мне тоже… Но вот я считаю, что на самом деле «Мир призраков» - фильм компромиссный. Он слишком гладок для записок взъерошенной малолетки. Мы получаем, так сказать, «дурака в законе». Юродивый оказался Рональдом МакДональдом.

М.: Да, а иначе и не бывает. Кино - это условность в кубе, и ничего тут не поделать. В любой американской клинике можно, думаю, отыскать немало реальных, не киношных, Форрестов Гампов. Но попробуй сделать о них кино! Боюсь, блокбастера не выйдет. И, к тому же, я в фильме особого пережима не усмотрел. Напротив, кино местами просто жесткое. Вспомни финал: девочка с серьезным взглядом садится на автобус, увозящий ее в Никуда. В лучшем случае, на страницы рисованной книжки. Вот это, на самом деле, не смешно. Где ж тут компромисс?

А.: А вот именно в названных вещах я его и вижу! Героиня живет в начисто выдуманном мире старых плакатов, шершавого винила, нелепых планов и неуправляемой личной энергии. Когда-то безумные «маленькие люди» сбивались в толпы и делали революции. Сегодня героиня Бёрч просто идет покупать виниловую пластинку. И ей хватает.

М.: Однако, некий внутренний трагизм тут есть. Мне «Мир призраков» напомнил пьесы Тенесси Уильямса. Маленький город, маленькие люди, единственный бар на всю округу… Душная жизнь, из которой бежать некуда и незачем: в соседнем баре тоже полно дураков.

А.: Кино про американских дураков воспитывает экстравагантность, некоторую склонность к рисовке и готовность к лабораторным опытам с подручным материалом типа парня из ближайшего супермаркета. Кроме того, это утешительный приз невостребованным одиночкам и нераскрывшимся талантам. И что дальше?

М.: Возможно, мы слишком строги к Американскому Дураку. Его место, по-моему, где-то посередине между Американским Героем и Американским Злодеем. В отличие от Героя и Злодея Дурак живет свободно, он импровизирует и слушает себя. Дурак в кино всегда способен сделать шаг в сторону, он нелогичен и именно поэтому интересен. Он действует по-дурацки - и получает в итоге наше внимание и симпатию.

А.: Но все же грустно наблюдать и Чаплина, и Китона, да и ту же Тору Бёрч. Они, в общем-то, выигрывают фильм, но проигрывают жизнь. Все, что им остается, искусственный мир очередной книжки комиксов или киноафиши. В споре Американского Дурака с Америкой последняя всегда побеждает по очкам. Или по носу. Уж как получится.

М.: Ну да, всё завершается бурным примирением с реальностью. Здесь, кстати, абсолютно сходятся Вуди Аллен, хэнксовский Форрест Гамп и, скажем, персонажи Джима Кэрри. Жизнь свингует, но сохраняет центровку.

А.: И в этом принципиальное отличие Американского Дурака от русского Ивана-дурака, в последнее время активно выходящего на первый план российского кино. «Свойские» разведчики из «Звезды», молодой отморозок из «Брата», боец-одиночка из «Войны», простоватые менты с «Улицы разбитых фонарей»… Американские «чудики» уходят от неинтересного им быта в мир наивной культуры, пишут стихи на зеленых листьях, качаются на качелях под окном любимой и снимают старой фотокамерой соседей и знакомых. Новый Русский Дурак, напротив, приходит в мирную реальность из мифологического пространства военного противоборства. И начинает судить ее по законам военного времени. Жизнь и ближних, и дальних в этом случае подлежит радикальному исправлению.

М.: Российский дурак оказывается, скорее, больным. Но жутко активным.

А.: А это абсолютно естественно. Дурак на экране возникает в результате работы цепочки «дурацкая жизнь - дурацкие ситуации - дурак как бытовой герой - дурак как звезда экрана». Каждый национальный дурак косит в особую сторону. Американский и русский – не исключение.

М.: И что делать зрителю?

А.: Включить видак и получить дозу кино. Чтобы жизнь показалась светлее. Хотя бы на время очередного рандеву с Американским Дураком.
Добавить комментарий
Проверочный код