Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№3 (370) 27 января 2003 г. События. Оценки

ВИТЕБСКОЕ ДЕЛО «ШОКОЛАДНОГО» ЭКС-МЭРА

27.01.2003
Вадим БОРЩЕВСКИЙ

Через три с половиной месяца после начала судебного процесса судья Первомайского района Витебска огласила приговор бывшему председателю горисполкома, а ныне директору иностранного предприятия «Вителла» Валерию Неушеву. Он признан виновным в причинении ущерба иностранному предприятию, в умышленном совершении действий, превышающих его служебные полномочия, и уклонении от уплаты налогов.

Вердикт суда оказался неожиданно суровым: четыре года лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима, конфискация имущества, лишение права в течение пяти лет занимать руководящие должности. Также с Валерия Неушева будет взыскано в пользу дочернего предприятия известного немецкого концерна Schwartau - Vicos Nahrungsmittel GmbH - 47 млн. рублей. Адвокаты подсудимого собираются обжаловать приговор в областном суде.

ПРЕЛЮДИЯ

Известный во всем мире более 100 лет немецкий концерн Schwartau создал в Витебске дочернее предприятие «Викос - продукты питания», которое быстро адаптировалось на белорусском и российском рынках. Успех подтолкнул к созданию еще одной структуры, и «Викос», в свою очередь, стал учредителем «Вителлы», которая специализируется не на конечной продукции, а на шоколадных компонентах. С 15 января 2000г. официальным директором фирмы стал временно выполнявший до этого данные функции Неушев. При этом витебский директор имел минимальные права, главным из которых был прием на работу. Все, что касалось выпуска и сбыта продукции, решали немецкие директора-владельцы - Карл-Хайнц Келлерманн и Вольдемар Вайс. По контракту Неушев получал в белорусском эквиваленте $250 в месяц плюс определенные выплаты в Германии. Затем контракт был пересмотрен: за хорошую работу в 2001г. сумма была увеличена до $460 в месяц. В феврале прошлого года немецкие партнеры выплатили накопившиеся за этот период «германские» 4.487 евро, с которых были уплачены в Беларуси соответствующие налоги.

В 2001г. владельцы предприятия решили увеличить его уставный фонд. Келлерманн, ссылаясь на перерасход средств на строительство, потребовал найти для этого к имеющимся $4 млн. еще около $2 млн. Выход был найден в том, чтобы на данную сумму включить в качестве вклада интеллектуальную собственность. Для этого заключили договор с экспертами. Минские эксперты получили скромную сумму по перечислению и, по утверждению обвиняемого, с согласия Келлерманна мужу и жене А. выплатили наличными $2.100, а профессору Б. - $1.400. К концу года уставный фонд был сформирован.

Весь начальный период строительства и пуска предприятия для производственных нужд Неушев использовал свой личный автомобиль «Фольксваген» 1991г. выпуска. К середине 2001г. тот уже был в довольно потрепанном состоянии, и витебский директор попросил немецкую сторону компенсировать ему добитое авто и обеспечить транспортом предприятие. Партнеры пошли навстречу: из Германии пригнали новый «Фольксваген» стоимостью DM 24.500 и оформили его в личную собственность Неушева, который переоформил его на дочь, одновременно выдав доверенность на пользование автомобилем в интересах предприятия начальнику охраны фирмы. Мотивировал свои действия Неушев резким ухудшением состояния здоровья. В это время он написал дарственные своим родственникам и на другую собственность.

Во второй половине того же года не приносящим доходов производством заинтересовался гражданин США Вальтер Шмедес. Намереваясь выкупить 60% активов предприятия, он приехал посмотреть дела на «Вителле». Неушев, которому будущим хозяином было обещано продление контракта, скрывать недостатки не стал, чем сразу же испортил отношения с Келлерманном. Мало того, он отказался передать на баланс «Викоса» выкупленную для проживания во время визитов Келлерманна в Витебск квартиру.

В самом конце года «Вителле» поступило заманчивое предложение от фирмы «Белмолвест» о покупке большой партии шоколадной глазури. Денег у предприятия не было, и эта сделка давала прекрасную возможность рассчитаться с долгами. Но вопрос продажи по контракту мог решить только Келлерманн. Неушев послал факс в Германию и получил «добро». Была отгружена часть товара на сумму 23,5 млн. рублей, и липовая фирма, внеся предоплату в $6 тыс. наличными, которые конвертировались и оприходовались через бухгалтерию, исчезла. Неушев обратился в правоохранительные органы, сообщил реквизиты паспортов получателей, номера автомобиля. Поиском мошенников никто заниматься не стал, а вот действия витебского директора, вопреки внутренним документам не имеющего к нему по данному эпизоду претензий концерна, были расценены как превышение служебных полномочий.

КАК ЭТО БЫЛО

С 1 января прошлого года руководителем «Вителлы» стал Вальтер Шмедес. Директором в Витебске остался Неушев. А весной в следственный отдел Управления КГБ по Витебской области поступило заявление от гражданина ФРГ Карла-Хайнца Келлерманна, на основании которого 13 мая было заведено уголовное дело, и Неушева задержали по подозрению в присвоении крупной суммы денег, доверенных ему немецким менеджером. Прокурор не поддержал обвинение, и через три дня витебского директора «Вителлы» выпустили. Напуганный вопросами об оплате работы экспертов, он, не подозревая, что телефон прослушивается, связался с ними и предупредил, что никаких сумм наличными сотрудники фирмы им не передавали.

23 мая Неушева арестовали и поместили в следственный изолятор КГБ в Минске. Появилось так и не дошедшее до суда обвинение в хищении. Впоследствии основным обвинением стало связанное со злополучным «Фольксвагеном» присвоение материальных средств в особо крупных размерах. Следственная бригада выехала в Германию. Никаких однозначно подтверждающих виновность подсудимого документов оттуда суду представлено не было.

* * *

Суд взял перерыв более чем на месяц после озвученного адвокатами подсудимого письменного заявления руководства концерна Schwartau о том, что никаких материальных претензий к подсудимому не имеет. Концерн просил установить невиновность Неушева и подтвердил свое намерение сотрудничать с ним в будущем. Контракт с директором «Вителлы» продолжает действовать, а вот полномочия представителей немецкого истца Келлерманна отменяются.

Заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Государственное обвинение и суд в явной растерянности. Прокурор Наталья Еременко от комментариев воздержалась. Судья Людмила Ларина, ссылаясь на то, что подсудимый обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, отказалась изменить меру пресечения.

На заседании после перерыва прокурор настаивал, что Неушев приобрел автомобиль путем обмана немецкого партнера, т.е. совершил мошенничество. Это требовало перепредъявления обвинения по основному эпизоду. Представляющий концерн новый владелец «Вителлы» Шмедес снова заявил о невиновности Неушева, включая эпизод с «Фольксвагеном». Суд взял очередной месячный тайм-аут.

Следующее заседание началось с того, что суд освободил от участия в процессе представителей истца. А накануне прозвучали первые комментарии витебского КГБ. На ставшей уже традиционной пресс-конференции, которая проводится раз в пять лет к юбилейным датам, начальник управления Василий Дементей среди наиболее значимых достижений отметил расследование 40 уголовных дел, 14 из которых - «с коррупционной окраской». К уголовной ответственности привлечены 17 должностных лиц, а пятеро осуждены на разные сроки лишения свободы. Что касается дела Неушева, то сотрудники уверены в его виновности, и это, по их словам, подтверждается заключением прокуратуры области и предварительными консультациями с прокуратурой республики. Дементей отметил: «Прокурор не отменил ни одного эпизода… Отдельные вопросы Валерий Николаевич [Неушев] решал с помощью телефонного права…»

Во время прений сторон обвинение сделало основной упор на сложную обстановку с инвестициями в экономику страны. Такие, как Неушев, подрывают доверие потенциальных вкладчиков в республиканский бизнес. Но эти слова отнюдь не гармонировали с позицией концерна Schwartau Hero International, который письмом за подписью директора, г-на Хольма, в очередной раз отказался от иска и попросил снять с Неушева обвинения по каждому из пунктов. Безразличное отношение к мнению зарубежных партнеров инвестиционный климат отнюдь не улучшает. Тем более что набравшую после смены немецкого директора-учредителя неплохой ход «Вителлу» быстро остановили. Предприятие обвинили в выпуске недоброкачественной продукции. Зачастили проверки - около ста за последние месяцы. И хотя никаких нарушений в технологии изготовления, качестве и пищевой безопасности шоколадной глазури и смесей выявлено не было, в используемом голландском какао-порошке обнаружили повышенное содержание цинка. И запретили его к применению в качестве сырья. Таких ограничений нет ни Евросоюзе, ни в России, куда поставляется 100% продукции.

Вскоре после первого октябрьского заявления о поддержке руководством фирмы обвиняемого Неушева по каналу ОНТ был показан сюжет, в котором говорилось, что витебская «Вителла» травит людей шоколадными плитками «Алиса». Но «Алиса» была снята с производства еще в декабре 2001г. Да и в изготовлении этих плиток использовался не злополучный какао-порошок, а фабрикат жидкой шоколадной массы. Его получали из Германии, он прошел гигиеническую регистрацию и полностью соответствовал нормам, принятым в Беларуси. После такого скандала самый крупный резидент СЭЗ «Витебск» вынужден был остановить работу. В итоге предприятие не выполнило обязательства по контрактам, город недополучил в казну несколько десятков миллионов рублей налогов, работники иностранного предприятия потеряли в зарплате.

Защитники Неушева построили свою защиту на переводе вменяемых подсудимому эпизодов из плоскости уголовного права в административно-гражданские отношения. Они обратили внимание на предположительный характер многих доказательств следствия. Суд не посчитал доводы защиты убедительными и, переквалифицировав отдельные эпизоды, вынес приговор.

ЗАЩИТА

Адвокаты осужденного Петр Коваленко и Наталья Марачковская уже подготовили кассационную жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Витебского областного суда. В ней, в частности, говорится, что «приговор подлежит отмене вследствие несоответствия выводов суда… фактическим обстоятельствам дела». По эпизоду с автомобилем они считают, что нельзя обвинять человека в присвоении имущества, принадлежащего ему на правах личной собственности. Эпизоды, квалифицированные как превышение служебных полномочий, не образуют состава уголовного преступления, потому что Неушев действовал, согласуясь с уставом ИП и пунктами контракта. О неуплате налогов можно говорить тогда, когда человек получил определенные суммы . Немецкая сторона не требовала никакой материальной компенсации, поэтому взыскание с осужденного 47 млн. рублей в пользу фирмы Vicos Nahrungsmittel GmbH и, соответственно исходя из этой суммы, более 2 млн. рублей госпошлины неправомочно.

Как стало известно, апелляцию готовит и концерн, руководство которого подтвердило, что Неушев независимо от окончательного исхода дела по контракту остается витебским директором предприятия.

ПОЛЕМИКА

Суд. Присвоение материальных средств в крупных размерах


Уже после первых допросов подсудимого и свидетелей ситуация стала неоднозначной. Те, кто ожидал большого политического или финансового скандала, разочаровались. По использованию автомобиля до возбуждения уголовного дела немецкая сторона никаких претензий не предъявляла. То, что машина была передана непосредственно в собственность Неушева, не является исключением в практике руководства фирмой: оформление автомобилей на частных лиц и последующее дарение родственникам - обычный прием. Такая же ситуация и на другом дочернем предприятии - «Викосе», директор которого Николай Довгалецкий пояснил суду, что это делается для экономии средств учредителя. Он сам подарил машину отцу, а тот потом вернул ее на предприятие. На вопросы судьи и прокурора, кто получил деньги за переданный на баланс фирмы «Мерседес», а также передавал ли гражданин Довгалецкий брату джип, директор «Викоса» по причине плохой памяти ответить затруднился.

Защита

«Здесь нет факта уголовного преступления, поэтому должны вас разочаровать: еще одного «громкого» дела не будет. Между Неушевым и учредителем существовал основанный на доверии договор об использовании автомобиля. Если одна из сторон такой договор нарушает, то такие действия не попадают под статьи Уголовного кодекса. Речь может идти о нормах морали. О наличии состава преступления можно говорить в случае основанных на обмане действиях на этапе договоренности».

Суд. Превышение служебных полномочий

Обвинение строилось на том, что директор «Вителлы» отгрузил товар липовой фирме без разрешения ответственного за продажи и маркетинг коммерческого директора Вольдемара Вайса (Владимира Александровича Вейса). Однако согласно уставу иностранного предприятия и соответствующему пункту контракта, Неушев имел право на заключение подобной сделки с разрешения непосредственно Келлерманна. Это подтвердил суду и Довгалецкий. Факс с таким разрешением Неушев получил.

Защита

«Все, что делалось, абсолютно совпадает с условиями контракта. Что касается последствий данной сделки, мы считаем виновными, в т.ч. в нанесении ущерба, третьих лиц. Неушевым предпринимались действия по возмещению ущерба, но, как выяснилось, расследование по данному факту не проводилось».

Суд. Причинение ущерба в особо крупных размерах

По словам Неушева, для выполнения требования Келлерманна значительно увеличить уставный фонд за счет включения в него интеллектуальной собственности потребовалось проведение ряда сложных экспертиз. Пригласили высококлассных специалистов, но они сначала запросили слишком большой гонорар. Сошлись, кроме суммы по безналичному расчету, на $2.100 одному эксперту и $1400 - другому. Деньги, которые привез Келлерманн, были переданы через сотрудников фирмы. Эта информация в суде была категорически опровергнута. В частности, один из экспертов заявил, что ему было выплачено только 160 тыс. безналичных рублей, а подпись на расписке подделана. Удостоверяющую же ее личную печать могли выкрасть из дипломата и потом незаметно вернуть. Возражения адвокатов, что такой суммы не хватило бы даже для оплаты бензина на поездки из столицы в областной центр и нормальное питание, не говоря уже о сложнейшей работе по оценке интеллектуальной собственности и других нематериальных активов, услышаны не были. Аудитор не отрицал, что деньги ему обещали, но он их так и не получил.

Защита

«Тут все упирается в доказательную базу. В деле есть достаточно убедительные письменные доказательства передачи валюты, имеются свидетельские показания. Да и расценки на подобные услуги для деловых людей секретом не являются».

Суд. Неуплата налогов

Неушев: «А. и Б. (эксперты) говорят неправду, чтобы скрыть незаконность сделки и доходы».

Судья: «Не потому ли вы так считаете, что сами по аналогии пытаетесь свои доходы скрыть?»

Никто и не отрицал, что немецкая сторона выплачивала определенные суммы в Германии. Традиционный «конверт» к Рождеству, премиальные и др. Все упиралось в одно: получил ли подсудимый деньги и соответственно уплатил ли с них налоги государству. Неушев налоги с привезенной ему в качестве выплаты вышеуказанной суммы заплатил. Следствие утверждало, что у него имеется счет в ФРГ, однако подтверждающих документов суду представлено не было.

Защита

«Что касается дела Неушева, то такая форма поощрения сотрудников вполне возможна. Соответственно, налоги начисляются в Германии. Но для того чтобы судить человека за неуплату налогов здесь, в Беларуси, надо знать, что он эти деньги получал. Никаких доказательств подобного факта не представлено».
Добавить комментарий
Проверочный код