Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№3 (370) 27 января 2003 г. Экономика

РУБИЛЬНИК НА ИЗНОСЕ

27.01.2003
Наталья ГРИБ

№ 3 [370] от 27.01.03 - В 2003г. Комитет по энергоэффективности при правительстве Беларуси получил право расходовать по своему усмотрению не менее 40% инновационного фонда Министерства энергетики и замахнулся почти на $40 млн. Об этом сообщил первый заместитель председателя комитета Виктор Федосеев, отвечая на вопрос корреспондента «Белорусской газеты» 22 января в ходе заседания «круглого стола» на тему «Перспективные направления повышения энергоэффективности экономики Беларуси: отечественные ресурсы». Получается, что для реконструкции энергообъектов необходим независимый контролирующий орган, который самостоятельно будет решать, что сегодня важнее для государства. У энергетиков отобрали право голоса вместе с финансами.

Инновационный фонд Минэнерго складывается из скрытых налогов. В себестоимость электрической и тепловой энергии заложены 10%, которые централизованно поступают на спецсчет «Белэнерго» и, суммируясь, составляют тот самый пирог, на который и претендуют топ-менеджеры производственного концерна и руководители Комитета по энергоэффективности.

Самый главный вопрос заключается в следующем: когда промышленность лихорадит от неконкурентоспособных, завышенных цен, когда белорусскую продукцию изгоняют с российских рынков, почему энергетики продолжают закладывать 10% от себестоимости энергии в ее конечную цену? Газотранспортные и газораспределительные организации РУП «Белтрансгаз» и концерн «Белтопгаз» полгода назад снизили сумму, направляемую на реконструкцию газовых сетей, с $10-16 до $5 за тысячу кубометров газа. Почему же энергетиков не коснулась реальная экономия?

ПРОМЫШЛЕННЫЕ «ПОДВИЖКИ»

В 2003г. Беларусь должна погасить $130 млн. долга за газ, потребленный в прошлые годы, и оплатить порядка $600 млн. за год текущий. Правительство сделало последний и решительный шаг навстречу улучшению платежной дисциплины: в нынешнем году руководители предприятий, их заместители, а также ведущие специалисты останутся без квартальных и месячных премий, если предприятие не оплатит 100% энергоресурсов плюс выполнение графика погашения задолженности прошлых лет. А премии, как известно, доходят до 100% зарплаты.

«Организационные мероприятия практически исчерпали себя, - подчеркивает заместитель начальника управления инвестиций, мощностей и энергообеспечения Минпрома Дмитрий Корчик. - Необходима централизация энергоемких производств». В 2003г. Минпром намерен закрыть ряд гальванических и других энергоемких производств за счет консолидации заказов на отдельно взятых предприятиях. Промышленность Беларуси потребляет 4% всего объема газа в его чистом виде и 16% электрической и тепловой энергии. Подобные меры позволят сэкономить до 10% электроэнергии.

В 2003г. Минпром рассчитывает направить до 40% поступлений в инновационный фонд своего министерства, а также какую-то долю из инновационного фонда «Белэнерго» на повышение энергоэффективности промышленности. Предполагается оформлять также льготные кредиты под аналогичные проекты.

Сегодня индустриальные гиганты, располагающие средствами, устанавливают современное маломощное оборудование для поддержания технологического цикла и тепла на производстве. Так, «Гомсельмаш» установил два парогазовых генератора мощностью 500 кВт, которые выработали в 2002г. 4 млн. кВтч электроэнергии. В феврале 2003г. телезавод «Витязь» включит в работу два более мощных аналогичных генератора - по 750 кВтч.

Государственная политика нынешнего года должна быть направлена на то, чтобы помочь промышленности рассчитаться с долгами и оплатить энергоресурсы. Для этого необходимо повысить конкурентоспособность продукции. И если не касаться качества, то ценовая конкурентоспособность обеспечивается в т.ч. за счет минимизации расходов на транспортировку и хранение энергоресурсов, а также снижения тарифов на электроэнергию и тепло.

КОЛЕБАНИЯ ЭНЕРГОБЕЗОПАСНОСТИ

Энергетическая безопасность любого государства складывается за счет грамотно составленного топливно-энергетического баланса (ТЭБ). Страны Западной Европы не допускают, чтобы поставки одного энергоносителя из одного источника превышали 40% необходимых на год ресурсов. США, к примеру, держат в терминалах стратегический запас мазута на несколько лет вперед.

В Беларуси ситуация с энергетической безопасностью весьма запутанная. Дело в том, что с каждым годом страна наращивает потребление природного газа как топлива. И если три года газ составлял 70% в ТЭБ и 80% в общем объеме потребления энергоресурсов центральной энергосистемы, то в последние годы он превысил 80% в ТЭБ и доходит до 95% в объеме ресурсов для «Белэнерго». Как сообщил Федосеев, за последние три года произошло снижение потребления мазута на треть: с 2,72 (в 2001г.) до 2 млн. тонн (по плану на 2003г.). Потребление угля также уменьшилось - с 433 тыс. тонн условного топлива до 280 тыс. Печное топливо будет практически исключено из баланса.

«Проблемы с ограничением поставок газа прошлой осенью заставили белорусское правительство повернуться лицом к эффективному использованию местных видов топлива», - сказал представитель комитета по энергоэффективности. И пояснил: правительство поставило три стратегических задачи: продолжать снижение энергоемкости ВВП до 4,5% ежегодно (в реальном секторе экономики - 7%, в ЖКХ и бытовой сфере - 10%). Если утроить приведенные цифры, то правительство предлагает снизить энергопотребление в быту на треть, а в промышленности на 20%. «Задача эта сложная, однако она увязана с программой энергосбережения», - соглашается Федосеев.

Здесь есть два видимых противоречия: если государство намерено наращивать ВВП, то снижать потребление энергии физически невозможно, кроме того, массированное отключение должников от источников бесперебойного питания не способствует технологическому обновлению производства, поэтому уменьшить потребление энергии в промышленности можно, лишь закрыв часть производств. Денег же для внедрения технологий нового поколения на предприятиях и зарубежных инвестиций по факту тоже нет.

Возникает вопрос: если Беларусь и дальше будет наращивать долю природного газа в ТЭБ, то о какой энергетической безопасности может идти речь в принципе? Есть, конечно, исключения из правил в данном вопросе, когда, например, Франция на 78% потребляет атомную энергию и не выражает озабоченности. Однако 78% - это не 95. В случае возникновения конфликтов на почве поставок газа из России у Беларуси будет весьма ограниченный запас другого топлива.

Именно в этом и состоит государственная политика в области энергетики. Ни при каких обстоятельствах энергоэффективность не должна противоречить энергобезопасности страны. И именно эту функцию должен выполнять Госкомитет по энергоэффективности.

К сожалению, предложенный в 1996г. механизм повышения энергоэффективности предусматривал отсутствие задолженности за энергоресурсы. А поскольку вся бюджетная сфера и большинство промышленных предприятий имеют такую задолженность, то и механизм этот не работает. За последние шесть лет Комитет по энергоэффективности не предложил никаких иных механизмов, но прибрал к рукам значительно большую долю инновационного фонда «Белэнерго», чем имел несколько лет назад.

Единственная общеизвестная программа Госкомитета по энергосбережению, предшественника Комэнергоэффективности, - внедрение приборов учета воды и тепла в каждую квартиру. Программа с треском провалилась. Как сказал директор Департамента экономики ТЭК Минэкономики Роман Ширма, «нереально считать потребление теплоэнергии по каждой квартире, это очень дорого».

Еще одна т.н. государственная идея комитета - энергоустановки на биотопливе (навоз) и ветряки. Профессиональные энергетики также раскритиковали данные предложения, поскольку ни одна ветроустановка не заменит постоянный источник тока. «Срок окупаемости нетрадиционных источников энергии очень велик. Инвестору нужны гарантии, что преференции сохранятся и через 10-15 лет», - сказал Ширма.

Постоянное госфинансирование позволяет руководству Комитета по энергоэффективности мечтать о новомодных явлениях в энергетике, в то время как износ основных фондов в энергосистеме превышает 60% и постепенно приближает крупные энергостанции и систему в целом к опасной черте.

ФИНАНСОВЫЙ ПЕРЕДЕЛ

На вопрос «Белорусской газеты», как расходуются средства инновационного фонда, Виктор Федосеев ответил, что 70% уходит на модернизацию энергообъектов и до 30% - на проекты энергосбережения. Так, Комитет по энергоэффективности совместно со Всемирным банком финансирует проект модернизации социальной и бытовой сферы. Вложения составляют $22,6 млн. со стороны банка и $17,83 млн. - со стороны Комэнергоэффективности - из инновационного фонда «Белэнерго».

«Половину всех средств, поступающих из инновационного фонда, мы возвращаем в энергоотрасль», - сказал Федосеев. Самый крупный проект с участием комитета в прошлом году - строительство газотурбинной установки на заводе «Красносельскцемент». Себестоимость цемента после ввода установки к 1 октября 2003г. снизится на четверть. Логично было бы не выводить из центральной энергосистемы платежеспособных потребителей, помогая им за деньги энергетиков строить ведомственные котельные, а обновлять всю энергосистему.

Комэнергосбережения дублирует Минфин, собирая налоги, пусть в скрытой форме, и перераспределяя их между теми же энергообъединениями. В «Белэнерго» работают профессионалы, которые видят все тонкие места, требующие срочного финансирования. Однако деньги инновационного фонда уже не принадлежат им. В чем тогда суть такой энергетической политики?

«Есть противоречие, которое возникает между ведомством, которое должно продавать больше, и государством, которое должно проводить государственную политику», - ответил на риторический вопрос о необходимости существования комитета Федосеев. Остается загадкой: если энергосистема является государственной и она включена в подразделение Минэнергетики, то зачем при правительстве плодить дополнительные контрольные структуры, которые проводят еще некую государственную политику?

Федосеев предлагает закрыть три низкоэффективные котельные в райцентре Береза и построить небольшую газотурбинную установку мощностью 600-700 кВт. Так почему бы Комитету по энергоэффективности не вложить причитающиеся ему средства из инновационного фонда в перспективный, на их взгляд, проект? На этот вопрос Федосеев задумчиво пожал плечами, мол, это не наш вопрос. Если консолидированные десятки миллионов долларов распыляются на сотни мелких проектов и при этом строительство одной газотурбинной установки не входит в планы комитета - в чем тогда состоит государственная политика, проводимая им? И не проще ли передать функции комитета в подчинение отраслевого министерства?
Добавить комментарий
Проверочный код