Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№3 (370) 27 января 2003 г. Экономика

ЭТО НЕ ТОРМОЗ, А ПРОСТО МЕДЛЕННЫЙ ГАЗ

27.01.2003
Сергей ЖБАНОВ

С тех пор, как строительство единого экономического пространства уперлось в проблему общей валюты, догадаться об основной теме состоявшегося на минувшей неделе минского заседания Высшего госсовета союзного государства не составляло особого труда. В итоге было решено «активизировать переговорный процесс по решению существующих экономических проблем, в т.ч. по скорейшему введению на территории Беларуси российского рубля в качестве единой валюты».

В первую очередь, для преодоления возникших противоречий, а не для мониторинга процесса создания совместного предприятия по транспортировке газа в Западную Европу из России прибыла большая государственная делегация, в составе которой находилось все российское руководство, включая Владимира Путина, Михаила Касьянова, Сергея Миронова и Геннадия Селезнева.

Столь представительный состав российской делегации вполне объясним тем, что предложение об ускоренном введении единой валюты с 1 января 2004г., ранее сделанное формально от первого лица российского правительства, энтузиазма у белорусских властей не вызвало. И официально объявленный отказ от реализации предложенного графика единения валют - первый очевидный результат минской встречи. Отныне правильно говорить не об ускоренном варианте объединения валют, а об «активизации переговорного процесса» на данную тему.

Подтверждением тому поручения, данные по итогам переговоров в Минске президентами главам своих правительств. На этот раз последовала команда: «Подготовиться к введению с 1 января 2005г. российского рубля в качестве единого платежного средства союзного государства». Прямых возражений на этот счет с белорусской стороны не последовало, и Лукашенко также распорядился интенсифицировать процесс решения существующих взаимных экономических проблем, в т.ч. по единой валюте.

В феврале - в ходе следующей встречи президентов - станут известны первые результаты проведенной работы. Особенность данного этапа работ состоит в том, что это не просто дежурное напоминание об идее единого рубля, которая якобы живет и где-то даже побеждает. Реализация проекта использования российского рубля в качестве единой валюты союзного государства дает шанс российскому правительству получить реальные рычаги воздействия и контроля над макроэкономическим развитием Беларуси.

О принципиальном неприятии данного проекта белорусскими властями речь никогда не шла. Вопрос упирался лишь в цену сделки.

Выдвигаемое белорусской стороной требование о нескольких эмиссионных центрах не является неразрешимым противоречием, а используется преимущественно как инструмент роста котировок национального суверенитета в случае согласия на использование варианта с единственным эмиссионным центром в Москве. Потому что в действительности никаких «сложностей разработки механизма определения эмиссионной квоты», упоминания о которых встречаются в СМИ, не существует. Подобные утверждения с методологических позиций звучат наивно. А практически уже существует опыт Евросоюза, и давным-давно функционирует Федеральная резервная система США. Здесь даже не надо изобретать что-либо.

Белорусской стороне всего лишь необходимо выжать по максимуму компенсацию: за утрачиваемый сеньораж и на регулярное финансирование будущих темпов экономического развития. И оценка перспектив возможных договоренностей по единой валюте будет отрепетирована в ходе достижения договоренности о механизме и размерах компенсаций потерянных Беларусью косвенных налогов.

Такой подход вполне устраивает российское правительство, связавшее согласие на данный вид компенсации со сроками введения единой валюты, т.е. за два года до наступления этой знаменательной даты. И если новая договоренность о сроке не просто возврат к старой дате, а серьезное намерение, то мы вправе ждать в самое ближайшее время долгожданного решения проблемы косвенных налогов для правительства Беларуси.

Сегодня хронология данного процесса целиком зависит от настроений Минска. Причем осторожность и присущая белорусским властям неторопливость в данном случае вполне оправданны. С одной стороны, главой Нацбанка уже заявлено о подготовке к введению с 1 июля 2003г. в обращение на территории Беларуси безналичного российского рубля. Ранее на эту дату намечалось начало жесткой привязки белорусского рубля к российскому, отложенное теперь на 1 января 2004г. И это мудрое решение для страны, бюджет которой не страдает избыточной жесткостью и ограничениями. Для Нацбанка несвоевременная «жесткая привязка» может обернуться заметным оскудением золотовалютных резервов.

Хоть и с задержкой, но это был вынужден признать председатель правления Нацбанка Петр Прокопович: «Мы просчитали все возможности, варианты и убедились в том, что если мы введем жесткую привязку белорусского рубля к российскому на полгода раньше, то возникнет много негативных вопросов для нашей экономики». В частности, в его словах прозвучали и опасения, связанные с «ощутимым уменьшением золотовалютных резервов».

Своевременное прозрение - так можно прокомментировать сказанное в связи с итогами минского заседания Высшего госсовета СГ. Но сделанные при этом ссылки на технические и экономические трудности введения российского рубля в качестве единой валюты с 1 января 2004г., равно как на отсутствие унификации в законодательстве двух стран, раздающиеся со стороны оппонентов, не более чем уловки.

В России не меньше, чем в Беларуси, убыточных предприятий. А входящие в ее состав области не столь однородны в развитии рыночных отношений, как кажется на первый взгляд: есть более продвинутая в структурном реформировании Нижегородская область, а есть области с маленьким рыночным лицом и большим социалистическим задом - Брянская и Ульяновская. Но финансовые аппетиты каждой из областей приводятся к общему знаменателю денежно-кредитной политикой Центробанка и бюджетной политикой российского правительства.

Двух эмиссионных центров не будет в России никогда и ни под каким союзным соусом. Поэтому сводить позицию Лукашенко к отстаиванию данной идеи значит упрощать запросы действующего белорусского президента, которого в первую очередь интересует собственное политическое долголетие, достигаемое через экономическую стабильность. Но проводимая социально-экономическая политика делает превращение Беларуси в фабричную заставу России неизбежным, хотя и не лишает действующую власть возможности выторговывать лучшие условия и выбирать более благоприятный момент для единения. Например, с точки зрения последствий потенциального американского вторжения в Ирак. В случае долговременного обвала мировой конъюнктуры энергоносителей станет очевидной несостоятельность жесткой привязки белорусского рубля к нефтерублям. И в этом случае Беларуси будет проще получить очередную передышку в столь перманентном интеграционном процессе, сколь и озонирующем ее экономическую атмосферу.

Но пока мировые события идут своим чередом, руководство маленькой Беларуси подтверждает свои объединительные настроения публичным обсуждением технических деталей новой жизни. Глава Нацбанка уже заявил об условиях российского кредита наличных денег и целесообразности хранения белорусских рублей, неуничтожаемые запасы которых должны стать купюрной гарантией былой независимости. Это не только тонкий реверанс в адрес менталитета белорусской интеллигенции, но и напоминание союзникам, что наш эмиссионный броненосец еще 10-15 лет будет стоять на запасном пути в Мачулищах.
Добавить комментарий
Проверочный код