Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (366) 23 декабря 2002 г. Тенденции

СКАЗКИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

23.12.2002
Виктор МАРТИНОВИЧ

№ 50 [366] от 23.12.02 - Наши прабабушки выросли на «Алисе в стране чудес», деды - на «Тимуре и его команде», а отцы - на «Старике Хоттабыче» и «Маленьком принце». А вот наши дети, как бы мы к этому ни относились, будут воспитаны «Гарри Поттером». Православный диакон Андрей Кураев писал, что сказка порой влияет на нравственность подрастающего поколения куда сильнее, чем уроки Закона Божьего. Чем отличается поколение «Мумми-троллей» и «Хроник Нарнии» от поколения, которое воспитает «Гарри Поттер»?

"Снусмумрик быстро вытащил из земли колышки палатки, погасил угли в костре, на ходу взгромоздил рюкзак себе на спину и, не дожидаясь, пока проснутся другие и начнут расспрашивать, зашагал по дороге. На него снизошло удивительное спокойствие, как будто он стал деревом в тихую погоду, на котором не шевелится ни один листок. На том месте, где стояла палатка, остался квадрат пожухлой травы. Друзья проснутся поздним утром и скажут: «Он ушел, значит, наступила осень… Есть на свете те, кто остается, и те, кто собирается в путь. И так было всегда. Каждый волен выбирать, пока есть время, но после, сделав выбор, нельзя от него отступаться», - эти слова из книги Туве Янссон «В конце ноября» знают, помнят, а порой даже цитируют многие из тех, кого теперь принято называть «потерянным поколением». Поколением «собиравшихся в путь».

Начавшая массово издаваться на заре перестройки, в 1986г., серия сказок про мумми-троллей, моментально вытеснила с детских книжных полок рассказы про гражданскую войну и шпионов. Причем не только с детских. Пожалуй, с «Серапионовых братьев» Гофмана в литературе появилась разновидность сказки, одинаково интересной и для взрослых, и для детей, где фантастический сюжет переплетается с размышлениями о жизни, а в невероятных детских образах читатель тщится найти вчерашнюю парламентскую сплетню или намек на своего монарха. Так было с Льюисом Кэрроллом, об «Алисе» которого до сих пор вполне серьезно ведутся споры в разрезе, кого конкретно в Палате лордов символизировал Чеширский кот.

Так было и с менее глубокими произведениями. Например, с тем же «Стариком Хоттабычем». По Минску до сих пор ходит один уважаемый кандидат наук, защитивший диссертацию на тему «Читатель в творческом сознании А.С. Пушкина», большой знаток немецкой романтической традиции, признавшийся однажды, что его любимая книга - «Старик Хоттабыч». Думается, этика пионера, нашедшего амфору с джином в Москве-реке, повлияла на духовное становление этого кандидата наук куда сильнее, чем немецкая романтическая традиция и вся заумь, прочитанная о поэтике прозы «Руслана и Людмилы».

«Мумми-тролли» располагали к себе взрослого читателя, как ни одна другая сказка. Чего стоит, например, этот диалог: «Когда на рассвете Фредриксон сменил меня у руля, я мельком упомянул об удивительном и полном безразличии Юскаре к окружающему. «Гм, - сказал Фредриксон, - а может, наоборот, его интересует все на свете? Спокойно и в меру. Нас всех интересует только одно. Ты хочешь кем-то стать. Я хочу что-то создавать. Мой племянник хочет что-то иметь. Но только Юскаре, пожалуй, живет по-настоящему».

Можно себе представить, как действовало это размышление на «продвинутую» молодежь Союза, уже слышавшую о Тимоти Лири и Джеке Керуаке, о фундаментальном принципе хиппи - just be, «просто существуй», но еще не читавших ни битников, ни идеологов хип-движения. По сути, вся активно мифологизируемая сегодня контркультура ранних 90-х, от Сергея Соловьева до Бориса Гребенщикова (который неоднократно называл Туве Янссон в числе своих самых любимых писателей) и Сергея Курехина, была замешана на реминисценциях из философских и теоретических работ, которые никто не читал, но все слышали, и «новых» сказках, которые читали все, но за пределами этого узкого круга о них никто не слышал.

При этом возрастные границы «поколения мумми-троллей» достаточно призрачны: среди адептов Туве Янссон и Клайва Льюиса - и седой Борис Борисыч, и модный ныне, как никогда, Илья Лагутенко. А самым, пожалуй, престарелым «мумми-тролльщиком» является главный битломан Союза Коля Васин, носящий на груди ложу Джона Леннона и мечтающий построить в Финском заливе музей «Битлз» (посетителей в него должна была доставлять желтая подводная лодка). Гости Коли могли обнаружить в его квартире на Пушкинской рядом с макетом Храма рисунок Мумми-тролля.

А миллионы поклонников Гребенщикова и Лагутенко продолжали тем временем колесить по бывшему Союзу автостопом, одеваться в «сэконд-хэнде» (в оправдание приводилось высказывание Снумсмумрика: я не могу купить эту шляпу, она слишком… новая), носить с собой губную гармошку (любимый инструмент Снумсмумрика) и пересказывать друг другу сюжет очередного тома «Хроник Нарнии».

Но их время закончилось. Поколению «Гарри Поттера» тяга Снумсмумрика к странствованиям покажется элементарным бродяжничеством. Им одинаково чуждо и морализаторство, и излишняя философичность. Все просто и понятно, как романы Марининой. Мир изначально поделен на посвященных, волшебников и обычных людей, презрительно называемых «маглами». Жизнь маглов скучна, а потому все события в книге завязаны на посвященных.

Книга пестрит событиями, но разве можно их сравнить с событиями «Мумми-троллей» или «Хроник Нарнии»? В «Волшебной зиме» Туве Янссон центральным событием является… приход зимы в Мумми-дален. В первом томе «Хроник» таким событием было сотворение нового мира с помощью песни Аслана. Причем и то и другое описано так, что оторваться невозможно. В «Гарри Поттере» события изначально напоминают голливудский блокбастер. Эта книга нуждалась в экранизации, сам ее текст, скудный на описания, - скорее киносценарий, не хватает только пометок: крупный пл., средний пл., и т.д.

«Гарри Поттер» - книга для поколения, которое ищет развлечений. У них будут другие наставники - ТВ, газеты, парни вроде Дельфина или Kid Rock. От литературы им надо только, чтобы было прикольно и дух захватывало. Признак времени - экранизация Толкиена. Кто бы мог подумать 20 лет назад, что это в принципе возможно, пусть даже так коряво, как они это сделали. А еще появилась информация, что компания Walden Media собирается экранизировать «Хроники Нарнии»… Какой ужас!

В начале прошлого века Лев Толстой в статье «Что такое искусство?» сетовал: XX век станет временем гибели всей материальной культуры человека и превращения ее в дешевую поделку, призванную развлекать и потому хорошо продающуюся. После этого эссе были еще сюрреалисты и дадаисты в искусстве, постмодернисты в литературе, экспрессионисты в кино, а сам XX век стал временем необычайного расцвета некоммерческого искусства и моментом, когда оно, собственно, появилось в чистом виде. Может, все только начинается?
Добавить комментарий
Проверочный код