Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№50 (366) 23 декабря 2002 г. События. Оценки

ЗАПАД НАМ ПОМОГ: Наблюдатели ФИФА и УЕФА спасли лицо белорусского футбола

23.12.2002
Отдел СПОРТА

№ 50 [366] от 23.12.02 - Прошедшая 19 декабря отчетно-выборная конференция Белорусской федерации футбола надолго запомнится грандиозным скандалом и пока еще не предсказуемыми последствиями. Mortal combat двух группировок за право контролировать омывающие отечественный футбол денежные потоки завершился вничью при сохранении территориального преимущества за старой гвардией. Решающую роль сыграла позиция третейских судей - наблюдателей от ФИФА и УЕФА, прямо заявивших: любое постороннее вмешательство немедленно повлечет суровые санкции, начиная от замораживания помощи и заканчивая отлучением от международного футбола.

ЗА РУЧКУ ПО ДОРОГЕ ДЕМОКРАТИИ

Восьмичасовое сборище (только так можно охарактеризовать происходившее в большом зале заседаний Министерства торговли) заслуживает стенографического отчета: все прелести и подлости человеческой души проявили себя как никогда ярко и откровенно. Нетрудно догадаться, чем бы все закончилось, не вмешайся в ход конференции наблюдатели от ФИФА (Международной федерации футбола) Джозеф Мифсуд и от УЕФА (Союза европейских футбольных ассоциаций) Эрик Эппле - тот самый Эппле, который четыре с половиной года назад пикировался с вице-премьером Владимиром Заметалиным, когда Григорием Федоровым выбивали из кресла президента БФФ Евгения Шунтова.

Мифсуд и Эппле в прямом смысле поставили на место не в меру ретивых чиновников и на пальцах объяснили делегатам базовые законы футбольной жизни, а заодно и правила ведения дискуссии. Доктор юридических наук Мифсуд и главный менеджер программ помощи УЕФА Эппле фактически взяли руководство конференцией в свои руки и привели к, наверное, единственно верному на тот день решению: приостановить работу, продлить полномочия действующего руководства БФФ, разработать и на специальной конференции принять новый устав федерации (ориентировочно в апреле) и только после этого провести выборы (ориентировочно в августе). Во избежание очередных споров голосование провели пакетом, и, едва закончился подсчет поднятых мандатов, ведший конференцию Вадим Жук объявил мероприятие закрытым.

Патовая ситуация возникла после того, как «неожиданно» обнаружилось, что выдвижение делегатов происходило от комитетов БФФ, а не от региональных федераций. Причем о мандатах заговорили не в начале конференции, а после отчетного доклада, доклада ревизионной комиссии и выступления Александра Лукашенко, который находился в зале заседаний на протяжении первых четырех часов. В любом случае это был козырный туз, который нынешнему президенту БФФ и его команде побить было нечем.

ЗАЧИСТКА ПОЛЯНЫ

...Отчетно-выборная конференция БФФ должна была пройти 27 августа, однако президент страны и по совместительству Национального олимпийского комитета Александр Лукашенко сделал предложение, от которого по традиции невозможно было отказаться: перенести подведение итогов четырехлетней работы Федорова и его команды на конец сезона. Для соблюдения приличий перед ФИФА и УЕФА в назначенную дату собрались, поговорили и «добровольно» перенесли. В международных структурах почертыхались, но решили потерпеть до декабря. Сторонники и противники стали готовиться к выборам и приезду президента, который пожелал лично присутствовать на конференции. Серьезность подковерной работы вылилась в выдвижение кандидатом госсекретаря Совета безопасности Геннадия Невыгласа. Его персона слишком выделялась среди шести «футбольных» претендентов, чтобы не остаться незамеченной. Стало ясно, кого хочет видеть Лукашенко на месте не оправдавшего его надежды Федорова. Но и последний решил стоять до конца: одни «фигуры влияния» поклялись поддерживать его до последнего, другие - отказались гарантировать иную должность.

Публичное выяснение отношений началось уже за несколько дней до конференции - пресс-служба президента затребовала у пресс-службы БФФ списки журналистов, подавших заявки на аккредитацию. Разговор на повышенных тонах завершился, естественно, в пользу первой. После отсева заявок на первую часть конференции (с участием Лукашенко) были допущены представители считанных СМИ, при этом пострадали даже государственные издания (например, «Рэспублiка»). Часть журналистов подготовила письмо в ФИФА и УЕФА с информацией о сложившейся ситуации. Днем 18 декабря оно было отправлено по электронной почте, а вечером передано в руки Мифсуда и Эппле, прибывших в офис БФФ для участия в заседании бюро исполкома федерации.

Мифсуд заявил без намеков: согласно уставам ФИФА и УЕФА, вмешательство государства во внутренние дела национальных федераций недопустимо, вы можете поступать как угодно, но ФИФА неоднократно применяла в таких случаях санкции вплоть до исключения.

ДАЙ МИЛЛИОН

«Крайнее неудовлетворение результатами в футболе - основная причина, почему я здесь нахожусь. С таким состоянием дел я мириться не намерен», - заявил на конференции Лукашенко и предупредил, что статус общественной организации еще ничего не значит: «Если кто-то думает, что окопался возле исполкома и клюет понемножку, как цыпленок, - так не пройдет. Футбол с завтрашнего дня будет перестраиваться». По заявлению президента, руководить футболом должен «системный человек», который обязан «расставить всех на свои места». «Это будет порядок, как в хоккее. А там и деньги нашли. Вы не представляете, какие деньги ворочаются вокруг футбола».

Лукашенко попытался убедить присутствующих, что не собирается оказывать на них никакого давления: «Если бы мне нужно было протолкнуть человека, я бы нашел методы это сделать. И Федоров сюда бы не пришел руководить, он бы написал заявление». Но через пару минут о роли президента в футбольной жизни было сказано ясно: «Кто верил, что манеж будет построен? Сказал президент - сделали, и деньги нашлись».

Ситуацию вокруг национальной сборной президент назвал «просто оскорблением для главы государства», а помощь ФИФА и УЕФА - недостаточной: «Эти суммы должны исчисляться миллионами. Как страна, которая одной из первых шагнула в цивилизацию, как страна в центре Европы, где все - от президента до простого гражданина привержены спорту, - наверное, она этого заслуживает. Они оценили покрытие для футбольного манежа в $400-600 тыс., которое реально $40 тыс., если покупать у фирм, я интересовался. Я получил заверения от руководителей ФИФА и УЕФА, что окажут помощь, но не в таком объеме».

В начале четвертого Лукашенко уехал. После перерыва и всплыл вопрос о полномочиях делегатов. Из взволнованного и путаного выступления Федорова стало ясно, что мандатная проблема осталась бы не затронутой, если бы президент БФФ «принял решение». Какое - Федоров не пояснил, но, исходя из контекста, - о сдаче позиций. Бывший авиатор пошел на таран и высказал все, что думает о чиновниках, сидевших в первом и прочих рядах. «Что за подход? Что за давление? Пора уважать мнение людей. Это важнее денег. Это самый ценный капитал. Мне стыдно говорить об административном ресурсе. Помогите решить, а не создавайте проблему, не выкручивайте руки. В этом будущего нет. Я не позволял себе хамства, не терпел и не буду терпеть его от других. Государство должно присутствовать в футболе и решать многие вопросы, но это не должна быть система давления и через колено. Происходящее - шаг назад в создании нашего имиджа на международной арене», - сказал Федоров, попросив защиты «от этой команды». А «команда» (если речь шла именно о ней) была вполне серьезная: заместитель главы администрации президента Николай Иванченко, вице-премьер Владимир Дражин, министр юстиции Виктор Голованов, министр спорта и туризма Евгений Ворсин, его первый заместитель Геннадий Алексеенко, помощник президента по вопросам физической культуры, спорта и развития туризма Николай Ананьев.

Один из выступающих напомнил Федорову, как его самого четыре года назад продавливали на пост президента БФФ. Ответом было молчание - единственно возможная реакция. Одно дело - гонять самому, другое - быть гонимым. Федоров оказался в шкуре Шунтова и, кажется, многое понял.

НЕ ХОТИТЕ - РАЗДАДИМ ДРУГИМ

Пыл собравшихся остудила речь Джозефа Мифсуда, поразившая собравшихся предельной конкретностью, жесткостью и откровенностью: «Я был на многих конференциях, и в Азии, и в Африке, но впервые был свидетелем того, как глава государства присутствует на подобном мероприятии. Это означает, что футбол действительно важен для жизни белорусского народа. Конференция - это высший орган. Участие в ней подразумевает уважение к уставу. Мне кажется, здесь этого нет. В УЕФА и ФИФА есть два положения, на которых должны основываться уставы национальных федераций: демократичность и прозрачность. Руководителями футбола должны выбираться только люди из футбола. УЕФА и ФИФА запрещают людям, находящимся вне футбола, принимать решения, касающиеся футбола. Постороннее вмешательство недопустимо. Если вы хотите, чтобы окно в Европу и мир было открыто, решения должны приниматься людьми от футбола. Не все, кто просит слово, должны получать такое право. В противном случае любой представитель прессы может попросить слово и выступить. Только делегаты имеют право здесь выступать и голосовать. Я считаю, что мы вкладываем большие деньги в национальные федерации, включая белорусскую. Вы должны отдавать себе отчет в том, что УЕФА состоит не из одной белорусской федерации, а из 51 национальной федерации. Любопытно было бы узнать, какие суммы получают другие спортивные федерации от международных органов. Я уверен, что намного меньшие. Недавно было принято решение об оказании национальным ассоциациям со следующего года помощи в размере 2,5 млн. швейцарских франков. Все, что происходит в федерации, должно освещаться представителями СМИ. Вчера вечером, к своему удивлению, мы узнали о том, что некоторые средства массовой информации не получили аккредитацию на эту конференцию. Если не хотите, все будет очень просто: вы не хотите быть членами ФИФА и УЕФА, и деньги, предназначенные для Беларуси, будут распределены между другими национальными ассоциациями. Если мы почувствуем, что футбольные правила не соблюдаются, у нас не будет другого выбора, кроме как дисквалифицировать белорусскую федерацию из международных соревнований под эгидой ФИФА и УЕФА». Позднее Эрик Эппле пояснил одному из не допущенных в зал журналистов: «Если бы в зале, когда присутствовал ваш президент, были свободные места, мы бы потребовали пустить журналистов. Если бы нам в этом требовании отказали, мы бы покинули зал в знак протеста».

Все места оказались заняты, но угроза демарша возникла еще раз: когда на трибуну вышел Николай Иванченко. Услышав перевод его должности, Джозеф Мифсуд тут же заявил: «Это политическое вмешательство» - и поставил категоричное условие: либо оратор покидает трибуну, либо наблюдатели уходят. Иванченко произнес несколько фраз и вернулся на место. За это время наблюдатели сложили почти все бумаги.

А когда один из делегатов попытался перебить Мифсуда во время его выступления, представитель ФИФА отчитал его, как нашкодившего школяра: «Позвольте закончить. Это демократия, которая подразумевает возможность говорящему закончить свое выступление. Это только в боксе мы так не поступаем».

«ЭТО СЕРЬЕЗНО, ЭТО НЕ ШУТКА»

«Я понимаю... если хочу»
, - сказал швейцарец Эрик Эппле и ответил на вопросы окруживших его после конференции журналистов без переводчика.

- Вы солидарны с позицией г-на Мифсуда, высказанной им на конференции, или у вас есть какие-то нюансы?

- Это не было шоу, это было очень серьезно. Вы знаете, что футбольные федерации должны работать без вмешательства. Конечно, проблема - то, что сегодня мы увидели. Может быть, от федерации были маленькие ошибки, от правил, устава, это плохо, поэтому, я думаю, сейчас мы сделали самый лучший вариант. Конечно, все были немножко усталые, начали немножко «бла-бла-бла», и наступил момент, когда доктор Мифсуд точно сказал: сейчас - это все, только делегаты будут говорить. (...) Он сказал второй вариант, что Беларусь будет без футбола. Это серьезно, это не шутка. Это мы можем делать. Сразу. Завтра, если вы хотите. Я не думаю, что это самый лучший вариант.

- Реально ли, что какие-то санкции последуют еще до новой конференции, или пока ситуация будет законсервирована?

- Мы сейчас работаем, сейчас есть руководители. (...) Если будет все нормально, как мы сейчас хотим - так и будет, о’кей. Мы сделаем рапорт. И, конечно, люди, которые прочитают этот рапорт, они обратят внимание. Там может быть маленький аларм (тревога. - «БГ»). Но это не зеленый и не красный свет светофора. Это желтый свет. И потом посмотрим. После желтого может быть еще зеленый. Или красный. (...) Если федерация получает санкции, самое первое - финансовой помощи «стоп». Денег потом не будет. Второе - вы не играете международные игры, ни сборные команды, ни клубы. Это изоляция.

- Вы будете отслеживать ситуацию вокруг БФФ, к примеру, в плане политического вмешательства?

- Мы это можем. Конечно, мы не живем здесь, но мы узнаем. Но если все будет так, как мы сегодня сказали, я не вижу, что будут санкции. Но если мы узнаем, что есть проблема, как мы сейчас видели, обязательно быстро, как я сказал, с желтого - на красный.

«Обязательно быстро» у ФИФА получается очень хорошо. Не далее как в день отчетно-выборной конференции БФФ были введены санкции в отношении Азербайджана: сборная может выступать только за пределами страны, клубы не имеют права выступать в еврокубках, продажа игроков по международным трансферам запрещена. Причина - конфликт между местной федерацией и клубами.

А уж на политику реакция еще жестче. К примеру, весной прошлого года руководство ФИФА отстранило все футбольные команды Гвинеи от участия в международных соревнованиях, после того как правительство этой африканской страны отказалось восстановить в правах членов расформированной ассоциации футбола. Сборная Гвинеи не смогла принять участия в финальном матче юношеского чемпионата Африки, а другим сборным и клубным командам было запрещено участвовать даже в товарищеских матчах.

Самый же, пожалуй, яркий пример - многолетнее (с середины 60-х до начала 90-х гг.) отлучение южноафриканского футбола из-за режима апартеида.

Видно, не зря вспоминал Джозеф Мифсуд о жаркой Африке...
Добавить комментарий
Проверочный код