Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (366) 23 декабря 2002 г. Контекст

ИДЕОЛОГИЯ «ЗАВТРА»ШНЕГО ДНЯ

23.12.2002
Вадим ДОВНАР

К числу наиболее значимых литературных событий уходящего года на постсоветском пространстве вполне можно отнести публикацию романа Александра Проханова «Господин Гексоген», получившего в мае российскую премию «Национальный бестселлер». В романе описывается операция по отстранению от власти президента России и приход на его место ставленника спецслужб. Раскрывается тайна взрывов домов в Москве и Волгодонске. И хотя большинство героев романа скрыто под нелепыми именами вроде Истукан и Избранник, узнать их не составляет особого труда. Тем более что автором сочинения является публицист и редактор главного идеологического органа оппозиционных сил России - газеты «Завтра».

О механизмах достижения успеха в литературе, на газетном рынке и в политике корреспондент «Белорусской газеты» беседует с писателем и публицистом Александром ПРОХАНОВЫМ.

НАРКОТИЧЕСКОЕ ПИСАНИЕ

- Создается впечатление, что в нашумевшем романе автор выступает просто летописцем, хроникером происходящего. Как писался «Господин Гексоген»?


- Я набил себе рот гексогеном, жевал его и в процессе пережевывания этого вещества родил ряд галлюцинаций. Галлюцинации превратились в галлюциногенные метафоры. Возник истерический внутренний ценз, который позволил на достаточно ограниченном пространстве описать огромные массивы явлений той поры. А за счет того, что гексоген - очень сложный химический экстракт, у меня были прозрения, я понял механику прихода к власти моего Избранника. Так что это было наркотическое писание.

СПРАВКА «БГ». Проханов Александр Андреевич родился 26 февраля 1938г. в Тбилиси, русский. В 1960г. окончил Московский авиационный институт им. Орджоникидзе. Работал инженером, затем лесником в Карелии и Подмосковье. С конца 60-х гг. - корреспондент «Литературной газеты». Работал в Афганистане, Никарагуа, Кампучии, Анголе, Эфиопии и других «горячих точках». Автор первых очерков о событиях на острове Даманском во время советско-китайского конфликта в марте 1969г. В 1971г. издал первые художественно-публицистические книги: «Иду в путь мой» (предисловие к ней написал Юрий Трифонов) и «Письма о деревне». В 1972г. был принят в Союз писателей СССР. Написал более 30 повестей, романов и сборников публицистических статей. В 1989-90гг. - главный редактор журнала «Советская литература». С декабря 1990г. - главный редактор газеты «День». В 1991г., во время выборов президента РСФСР, был доверенным лицом генерала Альберта Макашова. 19 августа 1991г. поддержал действия ГКЧП. Летом 1992г. создал движение «День» - объединение читателей газеты. 4 октября 1993г. газета «День» была закрыта. В ноябре этого же года зять Проханова Александр Худорожков зарегистрировал газету «Завтра», главным редактором которой стал Проханов. В 1996г. на президентских выборах поддерживал кандидатуру Геннадия Зюганова. В 1997г. стал одним из учредителей Агентства патриотической информации (АПИ). Увлекается рисованием в стиле русского лубка и примитивизма. Любит позднего Маяковского. Коллекционирует бабочек. Любит экзотические блюда, в частности, жареных бабочек и саранчу (акрид) с медом. Награжден орденами СССР. Женат. Трое детей (двое сыновей и дочь), внук.

- Вы не только писатель, но и публицист, редактор газеты «Завтра». В чем заключается секрет популярности вашего издания в России?

- У нас действительно очень яркое издание. Прекрасный коллектив, много молодых, талантливых людей, работающих самозабвенно, не за деньги, а за идею, за красоту. Мы политику воспринимаем не просто как угрюмое, социальное деланье, но и как искусство. Наше политическое, идеологическое дело - визуально продуманный продукт. Там много эстетики. Кроме того, оно гонимо. В русском обществе гонимое ценится.

Нашу газету расстреливали из танков, ее поджигали, на многих наших людей нападали, некоторые наши товарищи ранены во время защиты Дома Советов в 1993г. Помимо этого мы сумели объединить вокруг себя очень много самых разных, странных явлений и слоев нынешнего общества. Эти слои ретранслируют нашу идеологию не по одному какому-то вектору, а сразу по целой розе ветров. Вот поэтому мы и популярны.

- Вот уже год «Завтра» распространяется и в Беларуси. Однако значительная часть тиража не раскупается. На фоне успеха газеты в России чем вы объясните такую неудачу у нас?

- Cчитаю, что удачей является уже сам приход газеты в Белоруссию. До определенного времени нам в этом чинили всяческие явные и неявные преграды, и мы с трудом пробивались на ваш газетный рынок. Знаете, раскрутка газеты в обществе - это определенная технология, а поскольку от Минска мы далеко и наших «газетных людей» там нет, то присутствие газеты на прилавках лишь обеспечивает (хотя и не гарантирует) популярность. В общем, дело это медленное, и мы просто рады, что нас читают больше, чем раньше.

ПРОПУЩЕННЫЙ ЭТАП БОЛЬШОГО ПУТИ

- Некоторые говорят о пророческом характере ваших выступлений. Однако давайте пройдемся по некоторым вашим высказываниям. К примеру, известный телефонный разговор Бориса Немцова с Анатолием Лебедько представлялся вам как «заговор, разбивающий вдребезги мечту двух народов о братском cоюзе, отторгающий Беларусь от России, отдающий Минск в руки агентов НАТО, проходимцев и шизофреников». Но разве не получилось наоборот? Влияние России на Беларусь лишь увеличилось, а нашим демократам как не светило ничего, так и не светит.


- На самом деле все произошедшее - маленький и малозначительный эпизод в долгой информационной, социальной, политической и геополитической войне, в которую втянуты элиты и народы не только России, Белоруссии, но англосаксы и народы Израиля. Мы гордимся, что в тот очень острый момент, когда Путин выступил с таким неожиданно острым антибелорусским заявлением, возникшую опасность мы сорвали. Через некоторое время Путин выступил с обратным заявлением. Посредством «Завтра» и некоторых других средств информации президента подвергли давлению со стороны общественности, и он вынужден был открутить назад. Вот такая небольшая победа. И я очень рад, что мое имя со всеми этими скандалами некоторым образом связано.

- Мечта коммунистов - восстановление СССР. Почему же тогда КПРФ и ваша газета выступили на стороне Лукашенко, ведь Путин предлагал объединение, тогда как Александр Григорьевич настаивал на сохранении независимости и суверенитета?

- Допустим мне, Проханову, предлагают выступить на каком-нибудь высоколобом, интеллектуальном форуме в Соединенных Штатах или Англии. Я начинаю кричать, что мы вас, империалистов, гадов, мерзавцев к ногтю прижмем, и я пришел сюда водрузить красное знамя. Наивно. Так и в данном случае - то, что сделал Путин, направлено против союза в целом. Какими методами они этого достигают - дело другое. Ведь можно использовать демагогию и советскую риторику, чтобы окончательно закопать Советский Союз. Завтра, скажем, выступит Путин и заявит о переименовании Волгограда в Сталинград. «Уррра! - закричат фронтовики. - Да здравствует наш Путин!» Между тем в этом году в России умер еще один миллион граждан. Речь о политической демагогии.

- Но если бы Лукашенко согласился с одним из предложений Путина - Беларусь входит в состав России, это могло бы стать «этапом большого пути».

- Может, да, а может, и нет. Другой вариант - вхождение России в состав Белоруссии. Почему его никто не прорабатывает? Если мы реалисты, то должны исходить из тенденций, форм, из буквы первоначального проекта договора о союзе. Ведь последний делался на других основаниях. Теперь перекраиваем эту договоренность и выходим на другой уровень. Начнем его двадцать лет прорабатывать. Там ведь нужны согласования: может, и хороший вариант. Может, одновременно отменить и внутреннее членение Беларуси? Пускай срастаются Витебская и Гомельская области! По такой логике нужно и Татарстан сделать одной из русских губерний. Есть тысячи способов похоронить то немногое, что уже было сделано.

- Если верить публикациям вашего корреспондента в Беларуси Евгения Ростикова, все те, кто у нас считается цветом культуры, - «бездарные бесполые существа». Вроде как кроме художника Савицкого у нас есть только президент Лукашенко. Не кажется ли вам, что подобные утверждения оскорбляют наш народ и не прибавляют симпатий к вашей газете?

- По-моему, это ужасное оскорбление! Белорусский народ отвернулся от «Завтра» и меня в частности. Я слышал, что Ростикова бросили в Неман и огромные толпы белорусов с криком «мы оскорблены!» кинулись с цепами и серпами на газетные ларьки. Я об этом слышал. Если же серьезно, то Савицкий - наш автор, о нем мы писали не однажды. Публиковали фотографии его картин. Что же касается Ростикова, то он не является министром культуры Белоруссии, он очень радикальный человек. Его, как и других авторов, мы никогда не правим, у нас нет никакой цензуры. Если ему так кажется, то мы позволяем ему высказать свои мысли. Пафос публикаций был направлен на ту либеральную белорусскую культуру, которая живет и кормится за счет президента, ест из президентских рук и при этом страшно его поносит.

ПРИРАВНЯТЬ СЕБЯ К БОГУ

- В 1998г., обращаясь к только что избранному президенту США Джорджу Бушу, вы писали: «С вашей победой мы связываем крушение самой страшной в русской истории, губительной для нашего народа группировки, именующей себя «либералами». Вы ошиблись в Буше?


- Нет. Победа Гора означала бы антигосударственную линию в мире вообще. Победу транснациональных корпораций, для которых любое государство (фашистское, коммунистическое, демократическое) является нонсенсом. Эта антигосударственная тенденция ускорила бы аннигиляцию. Буш, конечно же, не является товарищем Сталиным или товарищем Лукашенко, но тенденция, о которой я говорил, замедлена. Государства сохранились. Они по-прежнему тают и размываются, но не с той жуткой скоростью, с которой это происходило бы при Горе. Буш как человек спецслужб, ЦРУ, государственник корреллирует с Путиным - тоже представителем спецслужб, тоже государственником. Абсолютно недостаточным, размытым, дряблым, позволяющим манипулировать своими качествами либеральным силам. Так и нужно понимать мою сентенцию.

- Ельцина вы называете Иродом, у Горбачева на лбу «отметина дьявола». Утверждаете, что «либералу будет отказано в воскрешении». Не кажется ли вам, что вы присваиваете себе функции Бога?

- Художник в известной степени - Бог, Создатель, и даже маленький художник (удачливый или нет) занимается сотворением, созданием образов, созданием мира. В этом смысле творчество и есть то самое «по образу и подобию». Та прерогатива, которой Господь наградил человека. Вы процитировали метафору, часть литературы, и в этом смысле я действительно приравниваю себя к Богу. Это не гордыня, а не более чем обычная для художника патетика.

- Вашу газету сложно назвать политически корректной...

- (перебивает). Просто невозможно.

- ...многие тексты подпадают под конкретные статьи Уголовного кодекса. Ваших журналистов часто привлекают к ответственности?

- Наша газета изначально называлась «День». Ее закрыли без суда и следствия в грозные дни октября 1993г. Да, мы некорректны, и власти с нами ведут себя некорректно. Когда мы ей слишком надоедаем, она наводит на нас танковую пушку и бьет в лоб. Иногда фугасным, иногда осколочным. Что же касается судов, то есть прецеденты. Нас раза четыре пытались закрыть. Правда, не совсем успешно. Когда же не получается, то просто бьют кастетами в затылок. Очень хорошая форма полемики. Вам никогда не приходилось участвовать в такой?

- Мне приходилось участвовать в несколько иной. В рядах оппозиционных демонстрантов с диктофоном против вооруженного до зубов минского ОМОНа.

- Вот это и есть проявление разных тенденций в обществе. Мы сейчас тоже находимся в том положении, в котором у вас находится оппозиция. Просто роли меняются. Наша газета поддерживает вашу власть, Лукашенко, а ваша оппозиция поддерживает нашу власть, нашу олигархическую структуру. Вот такая асимметрия.

О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ

- Вернемся к вашим «проповедям». «Дон Гусинский, мсье Березовский - это слабое подташнивание, оставшееся от либерального недуга». Зачем вам сейчас понадобился Березовский? Неужели все дело в деньгах?


- Вот если бы у меня была возможность сделать интервью с Папой Римским! Уж как мы по нему проходились! И вот уже слышится: «Проханов изменил святому православию! Оделся в сутану и поехал брать интервью». Боже мой, какое преступление! Так это же эффектно, что у меня появилась возможность взять интервью для газеты с человеком, который послужил прототипом двух или трех моих романов, где он демонизирован. Это же блеск! Когда я вернулся в «Шереметьево», то был весь оклеен долларами, мне тяжело было идти, на ногах были зеленые связки. Волосы были обриты и все было покрыто деньгами. На них сейчас сижу и смотрю на огромный портрет Березовского работы Сальвадора Дали.

- Александр Андреевич, давайте серьезно. В течение уже долгого времени ваша демократическая пресса повествует о том, что Березовский стал финансировать КПРФ. Ваши слова можно трактовать как опровержение последних утверждений?

- А вот если серьезно, сколько вы получаете в фунтах стерлингах, марках и долларах? Как вас финансирует ОБСЕ, какие вы получаете секретные транши для своих поездок за рубеж? Вот давайте, откройте мне свои финансовые секреты, и я вам все выложу. До единого цента. Даже счета в ресторанах, публичных домах. Тема смехотворна для разговора двух взрослых людей.

- «В сегодняшней России есть лишь одно политическое движение, хранящее ген великого «красного времени», память о красном проекте - это КПРФ». Значит ли это, что после гипотетической победы над буржуазией нынешние разношерстные попутчики будут откинуты за ненадобностью?

- Откинуты куда, в крематорий?

- Помнится, некогда их расстреливали.

- Так расстреливали и коммунистов. Бухарина, к примеру. Пора была стрельбы. А вместе с этим офицерский корпус Красной Армии был на две трети наполнен белыми офицерами, участниками Первой мировой войны. Вы думаете, мы после возращения коммунистов, товарища Сталина в Кремль, поставим Глазьева к стенке? Да и не будет никакой гипотетической победы в той форме, о которой вы говорите. Победа будет иной, поскольку сейчас совсем другой период истории. В той гигантской страшной войне, которую мы сейчас ведем внутри России, наши некоммунистические друзья (в т.ч. я, ибо никогда в партии не состоял) имеют свою роль, свои заслуги и задачи. Так что никто расстрелян не будет.

- В вашем издании появляются интервью с такими разными людьми, как Глеб Павловский, Александр Баркашов (лидер РНЕ), Борис Березовский. Есть ли кто-то, чьи взгляды вы ни за что не стали бы тиражировать?

- Если я даю страницы госпоже Новодворской и она лепит сверху донизу свою чернуху относительно русского народа, красного проекта, наших кумиров из номера в номер, вот тогда это будет ретрансляция взглядов. Но если я приглашаю госпожу Новодворскую на контакт со мной, то мы ведем с ней беседу. Думаю, любому ее пассажу я в состоянии противопоставить свою точку зрения. Это будет война идей, представлений, эмоций. Уверен, я не окажусь на лопатках. Думаю, моим читателям будет интересно посмотреть, как мы задрали юбку госпоже Новодворской.

- «В Русский рай, куда войдут герои-подводники и мученики чеченской войны, вместе с ними ступят и Матросов, и Космодемьянская, и Талалихин, и Гастелло и 28 панфиловцев». Войдет ли туда полковник Буданов?

- Думаю, войдет. Если вы считаете, что Буданов преступник, давайте дождемся окончания суда. Вдруг суд скажет, что перед нами русский святой, который во имя русской святости выпустил снаряды в ваххабистское логово, где сидели цэрэушники, за что и пострадал. Мы закрываем процесс и причисляем Буданова к лику святых. Однако, может, полковника объявят мерзавцем, мучившим, изнасиловавшим и зарезавшим несчастную девушку. Вы поймите, в контексте этой страшной войны за русское государство уместны самые разные формы сопротивления. Подходить к этой войне с юрисдикцией Гаагского трибунала просто смешно. На войне как на войне.

- Или цель оправдывает средства.

- Очень много было ужасных белорусов, в нарушение Гаагской конвенции так страшно обошедшихся на своей территории с немцами. Эти партизанские рейды, эта рельсовая война. Сколько прекрасных немцев полегло. Особенно эсэсовцев! Это же квинтэссенция германской нации. Красавцы, арийцы, благородные лица! Одни серебряные черепа на фуражках чего стоили. А белорусы отправляли этих людей под откос, взрывали. Просто нация террористов какая-то. Ведь есть же такое мнение. Я же знаю, что такое фронтовики, вообще человек старомодный. Считаю, что белорусы вообще не должны были брать в плен немцев. Надо было вырезать всех, до седьмого колена. Во имя существования народа, потерявшего в этой страшной войне каждого второго.

- В 1996г. во время конституционного кризиса в Беларуси коммунисты и «Завтра» выступили на стороне Лукашенко, настаивавшего на поправках в Конституции, предусматривающих продление срока его президентских полномочий. Теперь Александр Григорьевич, похоже, не откажется и от третьего срока. Ваше отношение к этому факту?

- Я человек неконституционный. Не мыслю категориями «конституция», «закон», «нормы». Все законы, принимаемые сегодняшней Думой, направлены на умерщвление моей Родины. Я не могу их уважать, и если я мог бы их нарушать и остаться в живых, я бы это делал. То же самое и здесь. Я исхожу из принципа моей мечты, высшей космической целесообразности. Отсюда и ирония по отношению ко всем этим юридическим процедурам. Лукашенко - единственный человек, который в состоянии удержать Беларусь от распада, от включения ее во всю эту страшную камнедробилку. Надо делать все, чтобы он оставался у власти. Включая третий срок. Вот такой несколько циничный подход.
Добавить комментарий
Проверочный код