Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№48 (364) 09 декабря 2002 г. Тема недели

ЧЕТЫРЕ БРОСКА НА ЗАПАД... Лукашенко от Парижа до Нью-Йорка

09.12.2002
Вадим ДОВНАР

Стоит взглянуть на список зарубежных визитов наших высокопоставленных чиновников, чтобы стало очевидным полное отсутствие какой бы то ни было продуманной внешне политической ориентации официальной Беларуси. Многочисленные поездки в Россию, Китай, Сирию, Судан, Ирак отнюдь не свидетельствуют о некой симпатии VIP-персон к Востоку. Просто, имитируя бурную деятельность, нашим чиновникам летать приходится лишь туда, где принимают.

Министерству иностранных дел, готовящему эти поездки, можно в некоторой степени даже посочувствовать. Роль, отведенная ему непостоянным в своих симпатиях президентом, может не показаться завидной, если знать, как многомесячные усилия МИДа могут быть перечеркнуты одним капризом. Рассмотрим для примера немногочисленные попытки главы государства прорваться на Запад.

НАСТОЯЩАЯ ПОБЕДА И ТИХИЙ ПШИК

Первым и, пожалуй, единственным более или менее удавшимся визитом президента Беларуси в дальнее зарубежье можно назвать его поездку во Францию 11-13 июля 1996г. Это был самый настоящий официальный визит, инициатором которого стал президент Французской Республики Жак Ширак. Последнего, надо сказать, всячески отговаривали от этого шага. Предостерегающие письма на адрес французского лидера летели из всевозможных международных организаций, от белорусской оппозиции. Само собой, негодовала мировая пресса. Однако Ширак, пытаясь научить Лукашенко хорошим манерам, все же принял его. В ходе визита состоялись переговоры не только с президентом, но и с руководителями различных министерств и ведомств. Результатом стало подписание Договора о взаимопонимании и сотрудничестве между Республикой Беларусь и Французской Республикой.

Надо заметить, что Лукашенко тогда несказанно повезло: в мае 1995г. во Франции прошли президентские выборы, и она взяла курс на расширение своего политического и экономического присутствия в Центральной и Восточной Европе. Этим и объяснялось желание Франции подписать широкомасштабный договор с Беларусью.

Спустя несколько лет любопытно взглянуть на содержание этого документа. Так, согласно статье 6, Франция брала на себя обязательство содействовать развитию партнерства и сотрудничества между Беларусью и Европейским союзом, а также принятию страны в Совет Европы. В статье 14 были конкретизированы сферы сотрудничества, которые имели особое значение для будущего обоих государств, а именно: демократические институты и правовое государство, безопасность атомной энергетики, транспорт и инфраструктура, окружающая среда, промышленная конверсия, наука и техника, сельское хозяйство и пищевая промышленность, здравоохранение. Официальный Минск мог бы с полным правом говорить о дипломатической победе и «прорыве» на западном фронте. И все было бы хорошо, и подписанный договор вслед за белорусским парламентом ратифицировал бы парламент Франции, но в Беларуси грянул референдум по изменению Конституции. Французы, оскорбленные тем, что продление собственного правления и ужесточение своей власти Лукашенко оправдывает некоей схожестью с Основным законом Франции 1958г., ратифицировать договор отказались. Впрочем, в Беларуси это уже никого не интересовало.

НА ЯРМАРКУ С ВИЗИТОМ

К моменту второго визита в Европу все уже свыклись с тем, что наш президент считался фактически невыездным. Свыкся с этим и сам Лукашенко, пытаясь делать вид, что ему это безразлично. «То, что я не стою на задворках крупных европейских государств и не ожидаю приемов в приемных президентов европейских стран, - это правда, что тут скажешь, - сказал он. - Они считают, что надо опустить «железный занавес» на границе с Беларусью и через этот «железный занавес», за что они нас, кстати, критиковали когда-то, пытаться взглянуть на Беларусь и с нами сотрудничать... Я еду туда, где я вижу результат. И вообще, имейте в виду, я не президент, который будет шастать по миру без пользы. Я очень много мог бы посетить государств, пускай не Европейского союза... Но я до тех пор не еду в командировку, пока не будет наработано несколько предложений по сотрудничеству». Тем не менее своих дипломатов он продолжал теребить за отсутствие хоть каких-нибудь контактов не по линии Москва-Пекин-Ирак. И те, само собой, каждой такой возможностью стремились воспользоваться. Даже если поездки не носили официального характера.

Не мог Лукашенко не воспользоваться и приглашением компании МАN посетить 22 апреля 1998г. Ганноверскую ярмарку. СП «МАЗ-МАN» нужно было подписать ряд документов по освобождению от НДС и таможенных пошлин на ввозимое в Беларусь оборудование и комплектацию. Об этом уже имелась предварительная договоренность сторон. Конечно, встречей с представителем завода дело не ограничилось. Тогда Лукашенко даже удалось побеседовать с Герхардом Шредером, в то время премьер-министром земли Нижняя Саксония и претендентом на пост канцлера ФРГ. В ходе визита громогласно было объявлено о новой формуле экономических отношений с зарубежьем. Планировалось установление контактов с руководителями крупного европейского бизнеса напрямую, без встреч с центральными властями этих государств. Германии суждено было стать первой страной в возможном списке таких партнеров.

Вновь государственные масс-медиа заговорили о признании Лукашенко на Западе, прорыве блокады и выработке новой формулы поведения в мире.

Надо признать, некоторые причины для этого у близких к властям журналистов были. Еще накануне открытия ярмарки министр иностранных дел ФРГ Клаус Кинкель поддержал в целом предложенную Минском модель отношений. Сама встреча «в неформальной обстановке» белорусского президента со Шредером стала в Германии местной политической сенсацией. Был даже подписан договор о создании немецко-белорусского шинного завода. Только в январе МИД ФРГ вежливо отказался от переговоров с Лукашенко. Что же касается победившего на выборах Шредера, то описанная история хотя и не стоила политику карьеры, но, по всей видимости, крови ему все же попортила. Так или иначе, больше они с Лукашенко не встречались.

Спустя некоторое время наш президент так опишет свое отношение к приветливым прежде главам государств: «Думаю, я смогу упрятать свою гордыню куда-нибудь подальше, если меня не пригласит Ширак (у меня был официальный визит, мы встречались), со Шредером вообще очень хорошие друзья были до того, как он стал канцлером. Люди, они почему-то меняются потом. Но ничего, я не переживаю».

ШВЕЙЦАРСКАЯ «КУЗЬКИНА МАТЬ»

Визит Лукашенко в Швейцарию состоялся в июле 1998г. Известно, что при первоначальном составлении графика поездки Лукашенко в Швейцарию планировалось, что президент не только посетит отделение ООН в Женеве, выступит на конференции по разоружению, но и встретится в Кран-Монтане с президентом Швейцарии. Неизвестно, что повлияло на планы встречающей стороны, однако белорусскому руководителю в конце концов дали понять, что никакой встречи со швейцарским президентом не будет. ООН, в свою очередь, уведомила Лукашенко о неуместности его приезда.

В итоге поездка Лукашенко на экономический форум в Кран-Монтане оказалась крайне неудачной. Его рассуждения на тему европейской безопасности слушать никто не стал. Вместо этого был поднят вопрос о выселении послов из их резиденций в Дроздах. На пленарном заседании форума ведущий редактор международной службы телекомпании «Франс-3» Малар спросил, когда иностранным послам в Минске позволят вернутся в свои резиденции: «Понимает ли президент, что стал посмешищем для всего мира, бросая вызов США и Европейскому сообществу и изгоняя иностранных дипломатов ради расширения собственной резиденции?». Французский дипломат и член ПАСЕ Бомоль вслед за ним заявил: «Вы диктатор и кончите, как все диктаторы». Естественно, Лукашенко негодовал: «Что касается «храма демократии», то для вступления в него необходимо, похоже, расстрелять танками парламент». Намек на Россию был слишком прозрачен, и российская пресса ответила рядом критических статей. Говорят, в ходе заседаний и в кулуарах конференции члены российской делегации пытались даже защитить Лукашенко, но тщетно. Мнение СМИ было учтено, и спустя четыре дня после форума МИД России неохотно отреагировал.

В заявлении говорилось, что дипломаты «обратили внимание на сообщение российской прессы о выступлении президента Белоруссии Лукашенко на международном экономическом форуме в Швейцарии, в частности, на фразу, в которой содержится недостойный намек в адрес России - союзника Белоруссии».

Тем не менее чиновник МИД России Рахманин предпочел списать все на полемический задор президента: «Можно допустить, что Лукашенко совершил подобный опус в азарте горячей полемики, однако это не может служить оправданием. Надеемся, что за словами президента Белоруссии не кроется нечто большее, чем простая оговорка. Мы ожидаем соответствующих разъяснений от белорусских властей».

Впрочем, их не последовало, как не последовало и реакции пресс-службы первого президента России Бориса Ельцина. В Беларуси инцидент рассматривался как моральная победа всенародно избранного и месть за последовательное неприятие расширения НАТО. О прорыве изоляции уже никто не говорил. Пропаганда и на сей раз сработала достаточно четко, но ответить за конфуз Лукашенко кто-то был должен. «Стрелочником» назначили посла Беларуси в Швейцарии и представителя нашей страны в международных организациях Станислава Огурцова. Его «перевели на другую работу».

ВИЗИТ НА САММИТ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

А вот участие Лукашенко во встрече глав государств, прошедшей 6-8 сентября 2000г. в Нью-Йорке, могло бы считаться некоторой победой отечественного МИДа, если бы не скандалы, одним из участников которых стал глава Беларуси. Саммит тысячелетия, как назвали его наблюдатели из-за огромного числа королей, генералов, премьер-министров и президентов, наверняка запомнился всей белорусской делегации скоротечностью их пребывания в Америке. Посредством недружественных по отношению к нашей власти СМИ была запущена новость, походившая на обыкновенный слух, о том, что президент США Билл Клинтон не захотел видеть Лукашенко на званом обеде и просто вычеркнул его из списка приглашенных. Неизвестно, была ли правдивой данная информация, но сразу же после выступления главы Беларуси на саммите наша делегация улетела в Минск. Уже на следующий день Лукашенко провел встречу с председателем постоянного комитета Всекитайского народного собрания Ли Пеном. Дабы никто ничего плохого не подумал, официальные органы всячески подчеркивали запланированность быстрого отбытия из Нью-Йорка. Встреча с Ли Пеном также началась со слов президента, что, мол, специально прилетел на встречу с вами. Учитывая кратковременность поездки в США и отсутствие в рамках ее двусторонних встреч с участием нашего лидера, государственная пресса сосредоточилась на опровержении, в общем-то, нелепого слуха. Однако ей уже никто не верил. Тем более после того, как на протокольной фотографии участников саммита президентские пропагандисты зачем-то заретушировали чернокожего правителя, имевшего неосторожность сняться рядом с Лукашенко. В итоге вместо демонстрации миролюбивого характера Лукашенко в мире и новой пиар-кампании на родине белорусский МИД получил скандал, частенько упоминаемый мировой прессой в рубрике «Курьезы».
Добавить комментарий
Проверочный код