Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№48 (364) 09 декабря 2002 г. Тема недели

САМ СЕБЕ СКАНДАЛИСТ

09.12.2002
Отдел политики

В истории, случившейся на прошлой неделе с Петром Кравченко, есть очень много спорных и просто странных моментов. Все фигуранты вели себя настолько ненатурально, что произошедшее оставляет впечатление плохо срежиссированного спектакля.

В списке ведомств, не заинтересованных в распространении информации об «исчезновении» Кравченко, белорусский МИД стоял на первом месте. Кому из МИДа охота, чтобы весь мир знал, что посол нашей страны бесследно исчез за рубежом или вознамерился просить политического убежища?

Вторым в подобном списке непременно стояло бы наше посольство в Японии. Как это его сотрудники не могут найти посла? А чем они, собственно, тогда занимаются?

1 декабря произошла утечка информации, немыслимая без участия представителей белорусского посольства в Японии: в Токио исчез бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь Петр Кравченко. Последний раз его видели на протокольных мероприятиях, связанных с отъездом на родину. То, что на дворе воскресенье и послу вовсе необязательно появляться на работе в посольстве и отвечать на любые звонки, почему-то не настораживает ни авторов, ни медиаторов этой утечки.

Информацию подхватывают РТР и НТВ, раскрутка темы начинает приобретать необратимый характер. Ключевой во всех сюжетах является более чем странная информация следующего содержания: «Вечером 30 ноября свидетели видели, как белорусского дипломата ввозили на территорию посольства США в Токио, после чего любые попытки установить контакт с Петром Кравченко по всем имеющимся видам связи оказались безуспешными. При себе у него могли находиться финансовые средства посольства, официальные документы и печать белорусской дипломатической миссии в Японии».

Кто эти «свидетели»? Что значит «могли находиться»? Зачем Кравченко «официальные документы и печать белорусской дипломатической миссии в Японии»? Ведь после того как белорусский МИД поставил в известность японских коллег о том, что Кравченко, в соответствии с президентским указом от 19 ноября, больше не посол, эта печать в его руках больше ничего не значит. И, наконец, о каких «деньгах посольства» может идти речь, если у Кравченко на руках только чековая книжка?

Дальше происходит нечто и вовсе из ряда вон выходящее. Белорусский МИД, казалось бы, очень заинтересованный в том, чтобы замолчать инцидент, и имеющий богатый опыт в этой сфере, внезапно начинает давать обширные комментарии относительно каждого гипотетического шага Кравченко. Рассказывает про то, как представители посольства приходили в токийскую квартиру посла, просили отдать документы и деньги, а тот отказался. Причем даются эти подробности уже после того, как Кравченко явился в МИД Японии, назвал все происходящее провокацией и заявил о намерении вернуться в Беларусь (см. интервью г-на Нацуи).

2 декабря на сцене появился сам Кравченко. Дезавуировав все диковатые домыслы и подписавшись под бумагой об освобождении от должности, он дал достаточно логичные и даже документально подтвержденные объяснения о состоянии здоровья и о том, что в течение шести недель ему не рекомендовано подниматься на борт самолета. Чуть позже Кравченко сообщил и про императорский прощальный прием в его честь, который теперь придется отменить, так как запланирован он был на конец декабря. Кравченко также показал билет на самолет авиакомпании «Люфтганза» с открытой датой.

Но после беседы с послом у корреспондента ИТАР-ТАСС появились сведения, что «между Кравченко и его подчиненными в последнее время имел место серьезный конфликт». Это же агентство передало, что Кравченко наказал двух работников посольства за ряд грубых нарушений. Отсюда возникает первая версия: внутрипосольский заговор. Эта версия дополняется неподтвержденными слухами о том, что примерно месяц назад в МИД Беларуси пришло письмо из нашего посольства в Токио, в котором подчиненные Кравченко протестовали против избранных им методов работы. А также о том, что год назад белорусский посол в Японии обращался к министру иностранных дел с просьбой произвести ротацию с послом одной страны, отличающейся превосходной европейской архитектурой, преимущественно готической.

Вторая версия возникает в связи со странной разговорчивостью белорусского МИДа. Связана она с одной из должностей, которые прочили Кравченко по возвращении (напомним, что во времена Кебича он занимал пост министра иностранных дел).

Третья версия возникла в связи с теми политическими заявлениями, которые Кравченко сделал 3 и 4 декабря. Он обещал выдвинуть свою кандидатуру на президент-ских выборах, поведав, что был «дублером Кебича»; обещал опубликовать в Москве или Минске три сенсации и сказал, что из сейфа у него выкрали личный дневник. Когда человек начинает президентскую кампанию, каждый его шаг обычно окружен таким количеством тайн, заговоров спецслужб и провокаций, что удивляться по поводу двухдневного исчезновения не приходится. Только вот у нас сложилось впечатление, что в данном случае сначала был заговор, а потом как защитная мера началась «президентская кампания»...
Добавить комментарий
Проверочный код