Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№46 (362) 25 ноября 2002 г. Визави

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ ТОЧНЕЕ макроэкономических показателей

25.11.2002
Ольга МИКША

На минувшей неделе Геннадий Новицкий на заседании президиума Совмина потребовал «переломить» ситуацию в экономике. Возникает извечный славянский вопрос: что делать? Хотя у премьера на уме другой вопрос: кто виноват? Желая хотя бы отчасти прояснить сложившуюся ситуацию, за комментариями мы обратились к известному белорусскому экономическому аналитику Леониду ЗАИКО и депутату Палаты представителей Владимиру ПАРФЕНОВИЧУ.

Леонид ЗАИКО: «ПРАВИТЕЛЬСТВО ХОЧЕТ ПРОСТО ВЫЖИТЬ»

- По итогам 10 месяцев правительство честно призналось, что не выполнило 10 прогнозных макроэкономических показателей из 16. Какие аргументы еще остались в запасе у президента в пользу того, чтобы не отправить свое правительство в отставку?


- Правительство попало в ловушку, которую собственноручно и изготовило. В нормальных странах прогнозные показатели обычно делаются неправительственными структурами: нельзя строить гипотезы развития на цифрах, утверждаемых указами. Тем более для Беларуси с ее малой открытой экономикой, подверженной резким конъюнктурным колебаниям мировых цен. Если правительство и президент поймут, что они идут по нерациональному пути, то можно свести все показатели к размеру ВВП, уровню безработицы, дефициту бюджета и инфляции. Громоздить 10-15 показателей - абсолютно нерационально и нереально.

Конечно, самые важные показатели - это размер ВВП, объем промышленного производства и уровень доходов населения. К лету ситуация немного улучшилась с точки зрения динамики ВВП, хотя, сохранись динамика первого квартала, правительство можно было отправить в отставку. Осенью сыграли роль другие факторы, в частности, более или менее удачный аграрный год. Хотя в принципе по итогам 10 месяцев всего лишь 0,1% прироста сельхозпроизводства. Пока положительные параметры достигнуты по росту внутренних инвестиций - рост на 5,2% за 10 месяцев (по итогам 9 месяцев - около 7%). Промышленное производство еще чуть тянет - не более 3%. И, пожалуй, самый главный показатель - рост реальных доходов. Вообще, политика «накачки» доходов населения тянется уже два года - это характерная черта всей экономической политики. Идет «разогрев» потребительских цен на внутреннем рынке. Экономическая политика основана на увеличении активности на внутреннем рынке. Но при этом рост доходов увеличивает издержки, цены, что ведет к росту неконкурентоспособности, товарных запасов, к снижению продаж на внешних рынках. Если продолжить эту цепочку - к сокращению объемов промышленного производства, снижению занятости.

- Вы упомянули о том, что при сохранении негативной тенденции роста ВВП в начале года правительство заслуживало бы отставки. Может, все-таки сейчас наступил наиболее благоприятный момент, когда президент может умыть руки, повесив на правительство Новицкого проблему неурегулированности газовых долгов?

- В Беларуси никогда не было правительственных кризисов. У нас правительство никогда не являлось самостоятельным. Да, газовый скандал - серьезный повод для отставки, если бы премьер и его кабинет отвечали бы за реализацию собственной стратегии. Премьер здесь просто по стойке смирно постоял и пошел дальше. Но ведь он читает независимую прессу, прекрасно осознает пропасть между официальными данными и реальностью. Да и по психологическому состоянию президента видно, что он не очень-то доверяет показателям, которые ему подсовывает правительство. Правительство же в публикации статданных убирает некоторые показатели, дабы не испортить общую картину. Ему хочется просто выжить.

Отсюда все эти лихорадочные действия: когда не получается в целом экономическая политика, хватаются за строительство библиотеки, футбольного манежа, ремонт филармонии и т.п. Так правительство демонстрирует свою решительность. А в Беларуси уход из правительства - это фактически медленные похороны чиновника. И политические, и собственно карьерные. Так что все, кто работает в белорусском правительстве, я не сказал бы, что они своего рода шахиды, но тем не менее прикованы к своей должности. И мечта у них одна - переместиться в кресло посла.

- Вы как-то сказали, что у президента явно неквалифицированные советники.

- Я не видел каких-либо серьезных интервью или публикаций советников президента. В отличие от их кремлевских визави, которые часто появляются в телепрограммах с комментариями самого широкого толка: от реструктуризации РАО «ЕЭС» до состояния денежного рынка. В нашем же правительстве и администрации нет людей с системным взглядом на экономику. Не видно и персонажей, активно работающих на медийном пространстве. Хотя еще хуже представляется ситуация с советниками в области внешней политики, о чем свидетельствует скандал с невыдачей виз. Это стопроцентно их прокол.

Газовый скандал - это тоже прокол советников. Все ведь знали о выделенных «Газпромом» лимитах, о том, что недостающие объемы газа надо восполнять за счет «Итеры». Знали, но молчали. Такое впечатление, что правительство боится говорить президенту о нарастающих кризисных ситуациях.

- Какими вы прогнозируете экономические взаимоотношения между Беларусью и Россией? Помимо газовых какими рычагами давления может воспользоваться Москва?

- Рычаги у России есть очень существенные. Сейчас там конкурируют две точки зрения. Либеральная: отказ от всякой стандартизации продукции, производимой российскими субъектами, мол, качество решает все. Вторая точка зрения больше соответствует европейской: в условиях недостаточного развития рыночной экономики, когда субъекты фальсифицируют товары, необходимо усилить контроль за качеством продукции, ввести лицензирование, жесткие нормы к импортной продукции. Возникает вопрос: а что будет с белорусской продукцией? Эти ограничения на российском рынке уже происходят совершенно естественным путем. Связано оно с качеством белорусской продукции и уровнем цен на нее.

На чаше весов - возможность приватизации белорусских предприятий, т.е. загнать их в угол, а после потребовать продажи акций. А почему бы и нет?

Добавьте сюда и такой важный фактор. Российское экономическое лобби достаточно грамотно подключило лобби политическое к тому, чтобы выйти на приватизацию части белорусских предприятий. Ценовую конкуренцию мы уже проигрываем. Рушится тот же рынок легкой промышленности - ее надо продавать, дарить, все зависит только от воображения правительства. Машиностроение - аналогично. Конкурентоспособность повсеместно падает, и российские крупные корпорации хотели бы взять в оборот ряд белорусских предприятий. Это уже очевидно: я точно знаю, что есть проекты включения в холдинг и того же БелАЗа, и ряда других машиностроительных предприятий.

- Каков, с вашей точки зрения, предел нынешнего невнятного экономического курса?

- С 1995г. мы говорили, что у нас есть динамика, но все это уже в прошлом. В 2001г. у нас были самые низкие темпы экономического развития из всех стран СНГ. Президент говорит, что наш экономический курс правильный, хотя сам в это, наверное, не верит. Газовый скандал - первый сигнал, который говорит о неэффективности экономики. Наши производители - и мебели, и одежды, и машин - теряют позиции на внешнем рынке. Возникает ситуация перепроизводства, затоваривания, начинаются увольнения. А это стимулы воздействия на исполнительную власть, на парламент. Когда наступит предел? Думаю, с ростом безработицы. Мы здесь держимся из последних сил. Еще один момент - стремительный рост импорта. И еще: оценка гражданами своего уровня жизни, что непосредственно находится под влиянием непрерывного роста тарифов на жилищно-коммунальные услуги.

- А как вам российская версия о зреющем в Беларуси чиновничьем заговоре?

- В это слабо верится, пока чиновники не поймут, что ставка делается на некоего нового лидера. Номенклатура ждет, чем все закончится. Ждать осталось год-полтора - это время, необходимое для подготовки к следующим выборам. Если белорусский президент четко не обозначит свою позицию по поводу участия в следующих выборах, номенклатура начнет поиск нового хозяина. А пока белорусский клан чиновников ждет сигналов. Их, кстати, прозвучало в последнее время уже два. Первый - от Европейского сообщества, второй - от России. А это уже позволяет говорить о том, что изоляция белорусского президента приближается к 100%.

Кстати, социсследования показывали, что перед выборами 2001г. до 80% чиновников не хотели этого президента, но прекрасно понимали, какие сложности начнутся в условиях неопределенности.

Владимир ПАРФЕНОВИЧ: «ПО СВОЕЙ ИНИЦИАТИВЕ НИ ОДИН ДЕПУТАТ НА ЭТУ ТЕМУ ДАЖЕ «МЯУ» НЕ СКАЖЕТ»

- Результаты работы белорусской экономики за 10 месяцев нынешнего года еще более укрепили вас во мнении о необходимости отставки правительства Новицкого?


- Да, я бы дал правительству шанс добровольно уйти в отставку. Еще на прошлой сессии парламента я говорил премьеру, что правительство должно уйти, что оно не готово сегодня решать задачи, стоящие перед страной. Новицкий не согласился. Может быть, президент разъяснил ему, по какому пути идет страна. Но мне и многим моим коллегам этот путь неизвестен. Я уверен, что годовой бюджет не будет выполнен. Нынешнее правительство - это правительство камикадзе. Оно - заложник ситуации, сложившейся в стране, и оно будет крайним.

- Вы озвучивали это мнение на сегодняшней (22 ноября. - О.М.) встрече с правительством?

- Сегодня у меня был только один вопрос к министру здравоохранения Постоялко: «Когда прекратят взимать деньги за лечение граждан в государственных лечебных заведениях?» На это министр ответила: «У нас в Республике Беларусь лечение в государственных лечебных учреждениях бесплатное. И граждане могут обращаться в суд с требованием о возврате денег, которые взяли за лечение» .

- Если предположить, что правительство ушло в отставку, что вы как депутат и фактический руководитель группы «Республика» можете предложить в качестве альтернативы нынешнему экономическому курсу?

- Группа сама не может ничего предложить. Прежде всего должен предложить президент как лицо, несущее личную ответственность за все происходящее в стране. Мы сегодня можем выполнять только решения президента.

- Опять сетуете на слабый политический ресурс Палаты представителей, хотя в кулуарах наверняка рассуждаете вполне либерально и явно не в унисон генеральной линии...

- У нас действительно мало возможностей для маневра. Большинство законопроектов поступает в Палату по инициативе президента, и они проходят согласование намного быстрее, чем те, которые инициируем мы. Уже почти год, как я обратился в соответствии с установленной процедурой с предложением о внесении поправок в Уголовный кодекс в части усиления уголовной ответственности за транзит и распространение наркотиков. Однако законопроект до сих пор не внесен в повестку дня сессии.

- Кто мешает?

- Вероятно, люди, заинтересованные в распространении наркотиков и расширении сферы влияния наркодельцов в Беларуси. Шутка.

- На минувшей неделе депутаты оперативно, сразу в двух чтениях одобрили идею акционирования «Белтрансгаза» с формулировкой, что для этого настал самый удачный момент. Как депутатам удалось его рассчитать?

- Начнем с того, что законопроект был внесен президентом. С точки зрения законодательной техники он не требовал особого изучения и обсуждения и вполне мог быть принят в двух чтениях сразу. Другое дело, что депутаты просили на второе чтение пригласить премьера Новицкого и министра энергетики Семашко. Но их просьбу не удовлетворили. К тому же все депутаты понимают, сколько стоит пустая труба без газа - максимум $37 за тонну для переплавки на БМЗ. Потому принимать законопроект было необходимо. Газовый скандал ускорил решение этой задачи, несмотря на то, что президент неоднократно заявлял, что не отдаст ничего из того, что принадлежит народу. Депутаты поддержали инициативу президента и, приняв закон, фактически дали согласие на акционирование «Белтрансгаза». А по своей инициативе ни один депутат на эту тему даже «мяу» не сказал бы.

- Как избежать депрессивных тенденций в экономике и улучшить инвестиционный климат в стране?

- К сожалению, имеется множество неразумных, точнее, недальновидных решений, не способствующих притоку иностранных инвестиций. Беларусь сегодня - страна, очень опасная для ведения бизнеса. Одна «золотая акция» чего стоит. Думаю, только из-за этого большинство здравомыслящих бизнесменов не пойдут к нам. Вообще, говоря о приватизации белорусских предприятий, следует, на мой взгляд, ориентироваться в первую очередь на российских бизнесменов как потенциальных инвесторов. Иначе нашей продукции на российском рынке не будет. Кроме приватизации еще много вопросов в экономике, которые тесно переплетены с политикой, но сегодня я не хотел бы их касаться.

- Как долго еще будет падать белорусская экономика?

- Осталось немного. В ближайшее время продолжится затоваривание складов готовой продукцией. Думаю, простой человек начнет ощущать это с середины декабря. До конца января в Беларуси будет очень тяжело. Покупать товар практически никто не будет, почти не будет поступлений в бюджет. С 10 декабря до 20 января можно спокойно идти на каникулы.

- Если считать скандал с «Газпромом» первым звонком, какие еще предупреждения от России должна получить Беларусь, чтобы изменить экономическую политику?

- Этот скандал - лишь одна из граней проблемы. Попробуйте подсчитать, сколько различных соглашений с Россией подписано. А сколько реально выполняется? Почти ничего.

Страна нуждается в радикальных реформах, а не в косметических, локальных переменах. Если говорить, к примеру, о сельском хозяйстве, то без частной собственности на землю ничего не будет. Все остальное - временные реанимационные меры. Нужно взять опыт реформ в Литве, в Польше. И как бы ни было страшно, принять закон о частной собственности на землю с учетом ошибок соседей. Пока гарантии собственника не будут обеспечены, мы будем вкладывать деньги в сельское хозяйство, не получая отдачи.

- Может ли палата обрести тот самый политический ресурс, чтобы с ней считалась исполнительная власть?

- Только в том случае, если этого захочет президент. К сожалению, и это трагедия нашей страны, у нас все упирается в одно лицо.

- В прошлом году перед президентскими выборами был заявлен курс на либерализацию экономики. Нормально пошла в стране либерализация?

- Я хотел бы сказать не о том, что нами сделано, а о проявляющейся в последнее время тенденции топтать тех, кто предпринимает те ли иные шаги. Надеюсь, президент когда-нибудь поймет, что люди, имеющие иное мнение, необязательно оппозиционеры. Это просто другое мнение, которое имеет право на существование и которое он обязан уважать. Потому что это позиция граждан Беларуси, таких же, как и он сам. И если народ захочет жить лучше, президент обязан сделать все, что захочет народ. К примеру, сегодня министр здравоохранения сказала: нет у нас платного лечения. Она солгала на 200%. Президент сегодня говорит, что в стране все хорошо, пенсии хорошие, войны нет, а есть шкварка и чарка.

- И на сколько процентов лжет президент?

- Это вы у него спросите или у людей. Если три-пять лет назад было одно мнение, то сегодня - совершенно другое. Президент должен сам понять, что нужно делать реформы. А нам нужно ждать.
Добавить комментарий
Проверочный код