Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№46 (362) 25 ноября 2002 г. Тема недели

НЕ ТОТ МАСШТАБ... Персона нон грата - это почетно

25.11.2002
Вадим ДОВНАР

Решение стран Евросоюза о введении моратория на выдачу виз президенту Беларуси и семи другим высшим должностным лицам в интервью корреспонденту «Белорусской газеты» комментирует член совета польского Центра социально-экономических исследований (CASE) Петр КОЗАРЖЕВСКИ.

- Многих удивило поведение министра иностранных дел Польши. Сначала он заявил, что не поддержит жесткие меры ЕС, а потом передумал. Чем вы объясните такое непостоянство?

- Польша находится в достаточно деликатной ситуации, поскольку она собирается в Евросоюз и по возможности должна максимально согласовывать свои действия с западными соседями. Однако есть и свои региональные интересы. Беларусь - это сосед. Можно любить или не любить режим Лукашенко, но не отменишь нашего соседства. В связи с этим мне кажется, что колебания министра связаны с колебаниями позиции Польши. С одной стороны, польское общество не заинтересовано в дальнейшем ухудшении отношений с Беларусью. С другой стороны, необходимо действовать солидарно с Европейским союзом и прочими организациями, куда входят западные страны.

- Почему Польша опасается принятых ЕС мер против администрации Лукашенко?

- Наши отношения и так тяжело назвать добрососедскими. Я думаю, может начаться ухудшение еще и на непосредственном уровне, к примеру, на поездках польских бизнесменов в Беларусь. Т.е. это затронет не столько контакты правительств, сколько сотрудничество между практиками. О соображениях польского правительства я могу лишь догадываться. Я не вхож в правительственные круги и не отвечаю за внешнюю политику.

- Как, на ваш взгляд, должна была повести себя официальная Польша?

- Я думаю, что не надо было поддерживать это решение. Это сугубо моя личная точка зрения. На самом деле Лукашенко при всей несимпатичности его режима не такой уж страшный монстр, которого можно ставить на одну доску с Саддамом Хусейном. Его не назовешь человеком, творящим геноцид и совершающим преступления против человечества. Я знаю политиков, которые, на мой взгляд, являются безусловными преступниками, но их спокойно принимают во всех высоких кабинетах Запада. Объявление Лукашенко персоной нон грата - мера, не соизмеримая с масштабом вашего президента.

- Что бы вы назвали адекватными мерами ЕС по отношению к режиму Лукашенко?

- Само собой не предоставлять помощь по официальным каналам. Поддерживать оппозицию, зарождающийся частный сектор. Уклонение от официальных контактов совсем не равнозначно тому, чтобы просто не давать визы восьми белорусским чиновникам. Того, что было до сих пор, вполне достаточно.

- Более двух лет Польша не поддерживала официальные контакты с высшими чинами Беларуси. Что конкретно меняется с принятием последнего решения ЕС?

- Вообще-то никакого принципиального отличия ситуации действительно нет. Кстати, сложно сказать, что будет дальше, поскольку Польша не является членом Евросоюза, а пока только хочет туда попасть, не входит в Шенгенскую зону. Поэтому в случае желания Лукашенко сотоварищи приехать сюда, я не знаю, будет ли им отказано в визе. Впрочем, они и сами вряд ли захотят приехать в Польшу. В то же время с белорусской стороны могут быть приняты какие-то меры с целью отомстить. Хотя бы на уровне паспортного контроля и т.д. Однако у Лукашенко добавляются аргументы в пользу утверждения о враждебном отношении Запада к Беларуси. Словом, не нужно было этого делать.

- Предполагает ли решение ЕС обязанность любого члена Евросоюза не пускать в страну Лукашенко и его подчиненных, или в каждом государстве будут самостоятельно решать этот вопрос в каждом конкретном случае?

- Насколько мне известно, если решение принято на уровне Европейской комиссии, то оно обязательно. К тому же в этих странах общая визовая политика, и как минимум те, кто входит в Шенгенскую зону, будут придерживаться этого запрета. Однако, повторюсь, Польша пока не является членом Евросоюза и может на добровольных началах к чему-то присоединиться, хотя я ничего не слышал о том, чтобы Польша хотела принять конкретные меры по запрещению въезда этих людей. Поддержка Евросоюза - шаг прежде всего политический.

- Насколько вообще может быть эффективной изоляция какой-то страны?

- Изоляция не может быть эффективной, поскольку в таком случае у страны, которую хотят наказать, появляются аргументы для ужесточения режима. Можно говорить о том, что извне идет зло и нужно от него защищаться. Посмотрите, что происходит в Ираке. Хусейн получил стопроцентную поддержку. Я не удивляюсь этому факту и верю, что даже не понадобились фальсификации результатов референдума. Кроме того, от экономической изоляции страдают не столько руководители страны, сколько простые граждане. Поэтому решения о введении любых санкций должны приниматься очень осторожно.

- Подтолкнет ли решение ЕС Беларусь в сторону России, не заставит ли интегрироваться по сценарию Кремля?

- Честно говоря, даже не знаю. Все, что касается объединения с Россией, - темный лес. Я столько слышал противоречивой информации, что не верю в желание Лукашенко серьезно интегрироваться с Россией. Всякое подталкивание президента Беларуси к объединению - это подталкивание его к потери власти. Не думаю, что он пойдет на это. Другое дело, если за политическим решением последуют экономические. Тогда Александр Григорьевич вынужден будет полностью переориентироваться на Россию.
Добавить комментарий
Проверочный код