Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№46 (362) 25 ноября 2002 г. Тема недели

ТОВАРИЩИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

25.11.2002
Вадим ДОВНАР

Беларусь стала третьей страной, чье руководство не может посещать страны Евросоюза. До сих пор въезд был запрещен только лидерам Зимбабве и Мьянмы (Бирмы). Все три государства были обвинены в нарушении прав человека. Изучая новейшую историю наших товарищей по несчастью, действительно находишь много общего.

ЗИМБАБВЕ

Этой замечательной африканской страной с 1980г. правит не менее замечательный президент Роберт Мугабе. Последний известен тем, что пришел к власти после окончания кровопролитной гражданской войны и двадцать лет не давал существенного повода для серьезной критики. Более того, он воспринимался как национальный герой и ассоциировался с Нельсоном Манделой. Однако на рубеже тысячелетий (в 2000г.) что-то случилось с сознанием президента, и он уверенно стал на скользкий путь, разрешив своим старым соратникам по борьбе отбирать земли у белых фермеров без какой бы то ни было компенсации последним. Пикантность ситуации заключалась в том, что земля многих была куплена на вполне законных основаниях уже во времена правления Мугабе. Естественно, передел собственности сопровождался кровью.

Впрочем, наступление диктатуры отнюдь не было моментальным и повсеместным. Так, на парламентских выборах в законодательный орган прошло достаточно много оппозиционно настроенных граждан. Замаячили выборы президента, и с этой гласностью и вседозволенностью нужно было что-то делать. Мугабе - человек не глупый и сразу сообразил, что главный его враг - пресса и оппозиция. С помощью послушной части парламента президент протащил два весьма оригинальных закона - «Об общественном порядке и безопасности» и «О доступе к информации и защите от вторжения в личную жизнь». За красивыми формулировками Мугабе скрывал запрет подрыва авторитета себя любимого и признавал право своего правительства определять, кто из журналистов может работать по профессии, а кто нет, а также запрещать иностранным корреспондентам работать в Зимбабве.

Электорат виднейшего оппонента Мугабе Моргана Тсвангираи, состоявший в основном из безработных, был просто лишен избирательного права. Кроме того, вводилась норма, согласно которой в период проведения выборов запрещалась любая критика президента. В итоге на протяжении текущего года 18 журналистов осуждены либо предупреждены о возможности своей физической ликвидации. Больше всего повезло спецкорреспонденту британской Guardian Эндрю Мелдруму. Его, аки корреспондента НТВ в Беларуси Александра Ступникова, просто депортировали из страны. Его местным коллегам из The Standard Барневеллу Чакаодзе (редактор), Фараи Муцаке и Фунгари Каньючи не повезло совсем. «Химией» дело вряд ли обойдется. Их обвинили в публикации критических статей о полиции и угрожают двухлетним заточением в тюрьму. Собственно, гипотетическая возможность того, что журналистов оправдают, присутствует. Ведь тот же закон, запрещающий критику президента, был признан Высоким судом правосудия антиконституционным.

Вообще, судьям этой страны нужно отдать должное, их хотя лично президент и не назначает, но честно работать им все сложнее. Так, недавно арестован теперь уже бывший судья Высокого суда Фергус Блэки, известный тем, что приговорил на три месяца тюрьмы действующего министра юстиции (за оскорбление суда). Приговор этот вскоре был отменен, а самого Блэки обвиняют... в коррупции и препятствовании отправлению правосудия. Ну чем не начало первой антикоррупционной волны?

Между тем не только журналистам и судьям не нравится, что Мугабе ведет свое государство в противоположную от цивилизации сторону. В июне за хранение «подрывных материалов» были арестованы два функционера местного Юридического общества. Стендфорд Мойо и Уилбирт Мапомбере обвиняются в утаивании плана оппозиционного Движения за демократические перемены организовать акции протеста. Возможно, сейчас в застенках им объясняют, что это демократ Лукашенко выделяет своим бунтарям целый парк и карает демонстрантов лишь штрафами и сутками. В Зимбабве аналогичные планы недовольных откладывают на 20 лет тюремного заключения.

И понять президента нетрудно. Ведь как, должно быть, переволновался всенародно любимый в период проведения назначенных на 9 марта президентских выборов. Свободного волеизъявления ожидать было глупо. Даже армейская верхушка сразу всех предупредила: что бы ни произошло, власть в стране не поменяется. Накануне же Мугабе распорядился выгнать подальше, как какого-нибудь Ханса-Георга Вика, главу наблюдателей от Евросоюза Пьера Скори. Из списков европейских контролеров вычеркнули граждан Швеции, Германии, Великобритании, Нидерландов, Дании и Финляндии. Нет, их никто не называл «боевиками», и озвученная мотивировка отказа проста и скучна одновременно: «Недружественное отношение этих стран к правительству Зимбабве».

Впрочем, и большинство тех, кто не попал в число вычеркнутых, на избирательные участки не прошли - власти не выдали пропуск. А за тем, чтобы в помещения не попадали активисты Движения за демократические перемены, бдительно следили отряды пропрезидентски настроенных дружинников. Но и этого властям Зимбабве показалось мало. После «выборов» по всей стране начались аресты. Около 1.400 человек были обвинены полицией и Центральной разведывательной организацией Зимбабве в попытке проголосовать повторно. Вот такая «элегантная победа» теперь на счету Мугабе. Тем не менее по сравнению с Бирмой это еще цветочки.

БИРМА

Вообще-то сейчас эта страна называется Мьянмой. Пришедший в 1962г. к власти Госсовет ради мира и развития (тогда он назывался Советом по восстановлению госзаконности и порядка) не стал размениваться на изменение национальной символики и статуса государственного языка, а решил поменять название государства (в 1989г.). Особенность последнего заключается в том, что его окраины так и не признали военную хунту и вступили с ней на путь открытой конфронтации. На сегодняшний день в Бирме насчитывается 19 добровольных формирований, не ставших терять время на митинги, шествия и с оружием в руках отстаивающих свои права. В свою очередь, «федералы» постоянно проводят в пограничных районах свои «зачистки» и «спецоперации». Поскольку ничто античеловеческое бирменскому правительству не чуждо, окраины государства уже стали местом для ссылки неугодных народностей и религиозных групп. Судя по всему, больше всего нелюбимы властями народности карен, каренни и шан. Против них проводится политика, которую с уверенностью можно назвать геноцидом. Так, за период 1992-2000гг. в результате действия властей лишились жизни 30 тыс. карен, 600 тыс. были подвергнуты насильственному переселению. В феврале 2001г. более 3,5 тыс. бирманских мусульман (большинство населения Бирмы исповедует буддизм) были изгнаны из города Ситуэ и в принудительном порядке отправлены на границу с Бангладеш. Представителей этнических меньшинств на границах заставляют бесплатно работать на хозяйственных объектах и используют для переноса военного снаряжения.

Собственно, и к «своим» отношение не намного лучше. Скажем, если у армии возникли проблемы, связанные с переходом минного поля, очищать его выводят жителей близлежащих деревень.

Несмотря на неразборчивость правителей в методах установления всеобщего счастья, в Бирме существует и «легальная» оппозиция. Это Национальная лига за демократию (НЛД), представляющая собой широкую коалицию оппозиционных партий и движений во главе с Аун Сан Су Чжи - дочерью национального героя Бирмы генерала Аун Сана. В отличие от отечественной Координационной рады демократических сил, данное объединение существует уже много лет и доказало свою боеспособность. В мае 1990г., желая получить хоть какую-то легитимность, военная хунта провела выборы в Национальное собрание. Однако увидев, что 80% мест должны занять члены НЛД, власти объявили результаты голосования недействительными. Даже десятую годовщину провальных для себя выборов хунта посчитала необходимым «отметить» массовыми арестами сторонников НЛД. По весьма приблизительным данным, в застенках режима нынче находится около 2 тыс. членов лиги. Под арестом сейчас и лидер коалиции со своим заместителем. Кстати, в Бирме политических вместе с уголовниками не держат. Там для неблагонадежных имеются специальные тюрьмы, находящиеся под контролем военной разведки.

Применение пыток и принудительного труда считаются в Бирме обычной практикой. Само собой, страна постоянно маячит в «черных списках» правозащитных организаций, которые последние восемь лет не оставляют без внимания и Беларусь. В их отчетах упоминается 74-летний профессор Салай Тун Тхат, раздававший листовки против хунты и посаженный на 7 лет; суд 5 ноября, приговоривший студента Тхет Наун Со к 14 годам за участие в антиправительственной демонстрации (кстати, в 1988г. такую просто расстреляли, так что уже - прогресс). Помнят в мире и о четверых членах Национальной лиги за демократию, приговоренных к двухлетним тюремным срокам за попытку передать сведения о политзаключенных Международному Красному Кресту.

К зарубежным гостям в Бирме внимание вообще особое. Так, в 1999г. гражданин Великобритании Джеймс Моуздли был приговорен к 17 годам тюрьмы за распространение правозащитной литературы. Освободили его только благодаря жесточайшей позиции Запада. Его злоключения несколько меркнут в сравнении с драмой руководителя Всебирманской федерации студенческих союзов Мина Ко Найга, арестованного 23 марта 1988г. и приговоренного к 20 годам заключения в одиночной камере.

Два слова о коллегах. Международная ассоциация газетчиков в Берлине присудила премию «Золотое перо свободы» за прошлый год бирманским журналистам и политзаключенным Сан Сан Нвэ и У Вин Тину, отбывающим длительные (10 и 14 лет) тюремные сроки за «антиправительственные сообщения». Содержат их в ужасающих условиях: камеры ниже человеческого роста. Разговор с сокамерниками можно вести не более пятнадцати минут в сутки. Одного из них целый год вообще продержали в тюремной псарне.

И в заключение. 27 февраля прошлого года в Бирме случился очередной переворот. Сторонники генерала Хина Ньюта - главы управления военной разведки ГСМР - арестовали главу Госсовета генерала Тхан Швэ и вице-председателя Госсовета генерала Маун Айне. Однако с момента смены главы государства для народа ничего не изменилось. Остается надеяться, что аналогию с этим событием в Бирме мы никогда не проведем.
Добавить комментарий
Проверочный код