Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№42 (358) 28 октября 2002 г. Визави

МИЛИЦИОНЕРЫ СЫГРАЛИ «ПОЛОНЕЗ»

28.10.2002
Ольга МИКША, Ирина РАБЕЦКАЯ

В ночь на 19 октября Департамент финансовых расследований Комитета госконтроля совместно с Госкомитетом пограничных войск и Комитетом по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД осуществили контрольную проверку работы смены таможенников на брестской границе. Таможенники оформили груз пассажиров поезда N10 Варшава-Москва под названием «Полонез». Перепроверив их работу, оперативники обнаружили более 50 т нелегального груза, таможенные выплаты за который составили более $144 тыс. Логическим продолжением операции стало возбуждение 9 уголовных дел по ст. 232 УК - «бездействие должностного лица». До сих пор история белорусской таможни не знала столь грандиозного скандала.

По просьбе «Белорусской газеты» нестандартную ситуацию комментируют индивидуальный предприниматель, член Объединенного совета предпринимателей Александр ЛАПОТКО и один из оперативных сотрудников Департамента финансовых расследований, принимавший непосредственное участие в операции. Впервые мы не называем имени героя рубрики: условием интервью с офицером финансовой милиции стало сохранение инкогнито: таких, как он, не знают ни в лицо, ни по имени.

Оперативник: «МЫ ЗНАЛИ, ЧТО НАЙДЕМ НЕ ПРОСТО НЕСКОЛЬКО ЛИШНИХ КИЛОГРАММОВ ЯБЛОК»

- Как Департаменту финансовых расследований стало известно о происходящем на Брестской таможне?


- Мое ведомство работало по информации, полученной оперативным путем около месяца назад. О том, что отдельные сотрудники Брест-ской таможни не выполняют своих должностных обязанностей в полном объеме, было известно и в Комитете погранвойск, поэтому усилия силовых структур (позже мы привлекли к участию в операции нескольких сотрудников Комитета по борьбе с оргпреступностью) объединили. Всего на стадии реализации оперативной информации в группу вошло около 30 человек. До самого последнего момента никто, и я в т.ч., не был осведомлен, какую структуру придется проверять. Лишь в Бресте, когда до прибытия поезда осталось полчаса, мы получили подробную информацию. Именно благодаря внезапности силовыми структурами Беларуси проведена эта уникальная операция.

- В чем заключалась суть оперативной информации, проверку которой осуществляли?

- В том, что на протяжении некоторого времени поезд N10 Варшава-Москва вместе с незначительным количеством пассажиров перевозит крупные партии товарно-материальных ценностей. Их хозяева не производят таможенное оформление груза и соответственно не уплачивают таможенных пошлин, как того требует законодательство. Разумеется, превратить пассажирский поезд в грузовой, утаив это от сотрудников таможни, невозможно. Мы решили проконтролировать, как указанные должностные лица выполняют свои служебные обязанности. Ехали мы не наобум - было известно наверняка, что мы найдем не просто несколько лишних килограммов яблок.

- Как проходила операция?

- По инструкции брестские таможенники встречают пассажирские составы на блок-посту «Буг» и сопровождают их до Бреста. Во время движения проводится проверка груза и оформление таможенных деклараций. Нашей задачей было начать проверку поезда сразу после того, как его покинут таможенники. Поезд прибыл на вокзал Бреста 18 октября в 21.50. Большинство пассажиров вышли на перрон вместе с сотрудниками таможни: поезду предстояло сменить колеса для дальнейшего передвижения. В это время оперативная группа рассредоточилась по вагонам. Но сказать, что мы прошли в состав, было бы неверно: пассажирский поезд был практически превращен в грузовой. Проходы завалили ящиками и тюками с вещами так плотно, что передвигаться было невозможно. Еще труднее было пройти в купе, которые заполнили упаковками с пола до самого потолка. Обычно состав из 12 вагонов может перевезти 342 пассажира. Реально там поместилось гораздо меньше людей.

Не стоило тщательно проверять содержимое каждого тюка и их общий вес, чтобы сделать вывод о допущенных нарушениях со стороны чиновников таможни. Как я уже говорил, мы дождались окончания таможенной инспекции, которая длилась около 20 минут и не принесла в госказну практически ничего. Если бы наша группа не вмешалась, поезд продолжил бы следование. О его отправлении, кстати, было объявлено по громкой связи вокзала в 23.35. Но к тому времени было очевидно, что до выяснения всех обстоятельств состав никуда отправлять нельзя. Мы задержали его почти на 14 часов.

- Как вели себя сотрудники таможни?

- Их реакция, мягко говоря, удивляла. Когда мы начали проверку, они сообщили, что пассажиры оформляют декларации. Но таможенный зал был пуст. На протяжении всей проверки мы предлагали таможенникам провести инспекцию груза и предъявить нам документы, на основании которых поезду позволили следовать по территории Беларуси. Они не торопились, явно затягивая время. От некоторых людей в форме пахло спиртным. Мы вызвали и.о. начальника Брестской центральной таможни Константина Руцкого, чтобы выяснить количество пассажиров в поезде. По рации руководитель связался с дежурной частью, после чего назвал цифру - 135 человек. Мы подвели Руцкого к одному из вагонов и попросили объяснить, как в нем могут разместиться хотя бы 10 человек. Лишь спустя время выяснили реальное количество пассажиров - 68. Только у одного, гражданина Польши, была ручная кладь. Остальные, российские предприниматели, перевозили груз, измеряемый тоннами. Чтобы оценить его объем, скажу лишь, что одна женщина забила тюками с обувью шесть купе.

Какое-то подобие работы началось рано утром 19 октября. Тюки и мешки, наконец, начали выносить наружу - взвешивать и проверять их содержимое. Еще один немаловажный момент: распаковать груз, чтобы проверить, что же все-таки перевозится в мешках, было невозможно. Значит, этого до нас никто не делал. Таким образом, провезти по территории Беларуси можно было все, что угодно и в каких угодно количествах: наркотики, нелегальных мигрантов, оружие. Весьма актуальная проблема в свете последних событий в Москве, не так ли?

- Нелегальный груз изъяли в пользу государства?

- Нет, он в России. Рано утром 19 октября предприниматели уплатили необходимые таможенные пошлины. Только один предприниматель, например, внес в кассу $23 тыс. А еще несколько часов назад и он, и остальные уверяли, что денег нет. Люди перевозили груз в больших количествах, находясь в полной уверенности, что доплачивать за него не придется.

- Вы полагаете, у предпринимателей существовали некие предварительные договоренности с работниками таможни?

- Это пусть решает следствие, хотя вывод сделать нетрудно. Хотелось бы также, чтобы следствие выяснило, каким именно образом предприниматели все же нашли деньги. Вы бы могли, находясь в чужом городе, найти в 2 часа ночи хотя бы $1 тыс.? А эти люди смогли найти $144 тыс. Кто им помог? Знакомые, покровители - продолжать перечисление можно бесконечно. В деле есть моменты, выяснить которые сможет лишь следствие.

- Кадры видеосъемки, которая велась в момент операции, впечатляют: состав забит товаром доверху, а сотрудники таможни вяло переминаются с ноги на ногу, засунув руки в карманы, и совсем не торопятся начинать расследование. Тюк весом не менее центнера пытаются взвесить при помощи хозяйственного безмена...

- В этой истории есть факты, не требующие комментариев. Но я не хочу говорить о том, что вся таможня причастна к подобной деятельности.

- Сколько денег «проехало» мимо Беларуси вследствие бездействия таможни? Сколько было таких поездов?

- Любая цифра, названная нами, будет неточной: ясность в дело внесет следствие. Можно лишь смело предположить, что этот поезд не был первым. Контрольная группа проанализировала документы таможни по взысканию таможенной платы с пассажиров данного состава, ежедневно проходящего по территории Беларуси. В среднем в месяц в казну поступало около $700. Сколько мимо бюджета проехало таких поездов, сейчас выясняется. Если бы вы часто ездили из Варшавы на поезде «Полонез», то наверняка рано или поздно столкнулись бы с ситуацией, когда на определенный рейс купить билет невозможно ни за какие деньги. По всей видимости, российские предприниматели выкупали поезд целиком. С чьей помощью это делалось, кто на несколько часов задерживал состав, чтобы челноки успели загрузить товар, выяснит следствие. Объемы перевозимых товаров, легкость прохождения через границы говорят не столько об изворотливости предпринимателей, сколько о работе группы лиц.

- На днях информагентства распространили официальное заявление руководства Брестской таможни, которое не соглашается с предъявленными обвинениями ее сотрудникам, считая, что «сообщения о якобы имевших место злоупотреблениях направлены на создание негативного мнения о таможенной службе и преследуют определенные цели для ее дискредитации».

- Говорить не о чем - мы располагаем фактами. О многих я подробно рассказал.

- Некоторые наблюдатели сделали вывод, что таможне, работай она с соблюдением всех требований декрета президента, пришлось бы задерживать все поезда, поскольку декрет нарушает большинство предпринимателей. Как вы прокомментируете эти утверждения?

- Дело не в декрете, а в принципе. Пассажирский поезд не грузовой. Если предпринимателю нужно перевезти груз, пусть нанимает контейнер. Вместо этого бизнесменами нарушаются правила перевозки, а чиновники сквозь пальцы смотрят на закон. Не отреагировать на это мы не могли. Закон надо соблюдать.

- Но наверняка операция причинила неудобства и вполне законопослушным гражданам…

- Все, кому надо было срочно ехать, были отправлены практически без задержки.

- В официальном заявлении для прессы Государственный таможенный комитет указал, что его представители также принимали участие в операции. Это правда?

- Да, из Минска был приглашен один из представителей ГТК. Как и большинство, он до последнего момента не знал ни сути операции, ни какого рода нарушения интересуют оперативную группу из числа сотрудников Департамента финансовых расследований и пограничных войск.

- Ситуация неординарная: три силовые структуры выступили против одной. Не создаст ли это противостояния между спецслужбами, разговоров о котором так не любят ваши коллеги?

- Мы благодарны структурам (и в первую очередь Госкомитету погранвойск), которые помогли нам в этой операции, и надеемся на дальнейшее сотрудничество. Что же касается таможенного комитета, то действия направлены не против структуры, а против ее отдельных работников, нарушивших закон. Мы доходчиво объяснили, в чем заключаются эти нарушения, и предложили бороться с ними совместными усилиями. Это сотрудничество, а не противостояние.

Александр ЛАПОТКО: «ТАМОЖЕННИК - ЧЕЛОВЕК ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ»

- Вы могли бы прокомментировать события на Брестской таможне с поездом Варшава - Москва?


- Я не ехал в этом поезде, но пользовался поездами и никогда не видел поездов, забитых товарами. Уверен, что его появление вызвано введенным недавно президент-ским декретом, ограничивающим беспошлинный ввоз в страну товаров 50 кг. Раньше ограничений не было, и не надо было ни с кем договариваться, что-то прятать. В принципе этот декрет никаких экономических, социальных, моральных выгод государству не принес. На таможне работает много порядочных людей, которые видят в этом законе что-то ненормальное. Они видят, как люди пытаются кого-то подсадить в вагоны, чтобы распределить лишний вес, как люди идут на таможню, как на бойню. Спрашивают друг у друга: «А вы не видели Сережу, как у него там настроение? Улыбается или нет?» А ведь люди в таможне работают профессиональные, и некоторые воспринимают это ограничение более спокойно, за что их в принципе могут упрекнуть в халатности.

- Вы имеете в виду, что некоторые таможенники могут закрыть глаза на небольшое превышение по весу?

- Да, если он видит, что семья везет стиральную машину, а она весит 65 кг. Рьяные таможенники, которые строго выполняют инструкцию, скажут, что ее провезти нельзя вообще.

- Но ведь в этом случае можно заплатить требуемые таможенные платежи?

- Надо заплатить 2 евро с каждого килограмма лишнего веса. Им могут посоветовать разобрать эту стиральную машину - там есть 20-килограммовый противовес, который может пойти как запчасть. Люди на границе начинают с отвертками разбирать свою технику. Холодильники разбирают вплоть до узловых агрегатов. Разбирают новые вещи, чтобы перевезти через границу и потом снова собрать. Мне кажется это абсурдным.

- Имеют ли под собой почву разговоры о коррумпированности таможенников?

- У нас в каждой структуре хватает проблем, но там есть очень много порядочных людей. Тот же Госконтроль первую чистку на предмет коррумпированности должен начинать с себя. Власть загоняет в тупик людей, унижает их на границе, а таможенник, как интеллигентный человек, вынужден подойти неинтеллигентно к этому вопросу. Что защищают эти ограничения? Пустоту?

- Отечественных производителей, например.

- Высокие таможенные пошлины не есть показатель хорошего экономического положения в государстве. Если раньше человек, систематически перевозивший фрукты-овощи, мог заплатить пошлины и провезти их, сейчас рамки в 10 кг сельхозпродукции - кого они защищают? У нас разве бананы и кокосы растут? Я сам был свидетелем, как на украинской границе люди подъезжали к Днепру и выкидывали лишние фрукты-овощи, которые у нас в принципе не растут. Теперь грузопоток через Беларусь уменьшился. И я уже отметил, что на рынке в Ждановичах оптовая цена на овощи поднялась на 15-20%. Весь товар к нам пошел из России - там не нужно растаможивать. А те, кто сейчас переезжают западную или южную границу, вынуждены идти на фальсификации. Но платежей реальных нет, никто не будет платить по искусственно завышенным ставкам.

- А вам лично приходилось сталкиваться с проблемой ограничения ввозимых товаров по весу?

- Да, и после этого я стал активно участвовать в деятельности Объединенного совета предпринимателей. У меня недавно от рака умерла мама, и последней ее просьбой было заказать памятник в Польше. Я заказал его до выхода декрета, а пришлось его везти совсем недавно. И у меня начальник смены одной из таможен спрашивает: «Сколько плита весит?» «Где-то килограмм 150», - отвечаю. Таможенник: «Я разрешу провезти 50 кг из этой плиты, выпилите из нее что-то, а за все остальное - заплати, если ты такой богатый и везешь памятник из Польши. Не можешь заплатить - возвращайся в Польшу». Я вернулся в Польшу просто в шоке. Польские таможенники очень помогли мне - сняли склад для памятника. И они были возмущены тем, как со мной обошлись. Они говорили, что если бы у них даже и был такой закон, то мой случай явно выбивается из общего ряда. Это ведь памятник матери, на нем ее фамилия выбита.

- Вы все же провезли памятник?

- Да, я подсаживал людей, чтобы разбросать на всех вес плиты. Для меня это была очень унизительная процедура, но заплатить растаможку по новым правилам я не мог, я не богатый человек.

- Как изменилось время прохождения через таможню после введения новых правил?

- Легковой транспорт проходит быстро - если там едут три человека, таможенники визуально определяют, что ограничение по весу они проходят. А вот в микроавтобусах взвешивают все. Времени это занимает больше. Очереди увеличились. Люди стали ездить чаще, подсаживать пассажиров, расписывать лишний вес. И уже сейчас видно, насколько меньше стали очереди на оплату таможенных пошлин - по моим наблюдениям, процентов на 30. «Продуктовиков», которые возили к нам польские овощи, стало очень мало. Потому что раньше им с микроавтобуса приходилось платить $200-300 растаможки, теперь, если соблюдать все правила, - почти $700. Еще «вещевики» продолжают ездить, но понемногу - никто не хочет переплачивать.
Добавить комментарий
Проверочный код