Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№42 (358) 28 октября 2002 г. Общество

О ЧЕМ МЕЧТАЕТ «СРЕДНИЙ» КОЛЯ?

28.10.2002
Марина ГУЛЯЕВА

Белорусский средний класс начинается с дохода $200 на человека

...Над кроватью у Коли висит большая карта Бразилии. Каждое утро, просыпаясь, он мечтательно смотрит на залив, на берегу которого стоит Рио-де-Жанейро. Великий комбинатор хотел покорить город, где «все ходят в белых штанах» с миллионом в кармане, Коля считает, что обойдется и $3 тыс. Но пока в ближайших планах менеджера торговой фирмы - поездка в Вильнюс за одеждой ($800) и покупка автомобиля ($5 тыс.). Вполне обычные планы представителя среднего класса с ежемесячным доходом в $500, к которому он себя причисляет.

СОВЕТСКИЕ СРЕДНИЕ

Универсального портрета представителя среднего класса не существует. Во-первых, потому что обеспеченность, как и бедность - категории национальные и определяются благосостоянием общества. Например, по российским исследованиям, годовой доход семьи среднего класса в 1997г. составлял $7.600, а в США, для сравнения, годовой доход в $15.141 расценивался как уровень бедности. Во-вторых, теории, как отечественные, так и зарубежные, предлагают разные критерии, кого относить к среднему классу. И ни один из них, в свою очередь, не может быть основополагающим. Если брать за основу только среднедушевой уровень дохода в бывшем СССР, то получится, что средний класс составлял более 70% населения. При прожиточном минимуме в 1989г. в 54 рубля средние доходы на уровне 150-300 рублей имело около 72% населения.

Правда, отдельные исследователи склонны добавлять к советскому среднему классу приставку «псевдо», поскольку благосостояние, потребительские ориентиры и структура расходов наших средних граждан не выдерживали никакой критики по сравнению с западными. Холодильник, стиральная машина и магнитофон были многолетней мечтой, на которую скрупулезно и тщательно в ущерб другим расходам откладывались инженерские рубли. Ситуация, когда семья с двумя детьми недоедала, чтобы купить мебельный гарнитур и выйти на банальный уровень благополучия, типична для того времени. Даже сегодня на 100 городских домашних хозяйств в Беларуси приходится 70 стиральных машин, 63 пылесоса и 50 магнитофонов. В сельской местности еще меньше - на 100 домашних хозяйств, проживающих в деревнях, приходится всего 66 цветных телевизоров, 54 стиральные машины, 29 магнитофонов (данные Минстата).

Собственно, все перечисленные предметы уже полвека не являются предметами роскоши. Знаковые показатели среднего уровня материального благополучия - новый автомобиль, компьютер, видеокамера, посудомоечная машина. Средний класс начинается там, где прекращается экономия на продуктах питания, остро необходимых предметах домашнего обихода и приеме гостей или родственников. Праздники в складчину - исключительно наша традиция, когда каждый приглашенный обязательно должен был принести свою банку салата и миску котлет. Как и приезд родственников с сумкой своих продуктов, размер которой зависел от срока проживания в гостях. Ничего подобного в западных странах не существует, и вовсе не от скупости и жадности - незачем, не тот повод для экономии. Там встречаются с друзьями в кафе и ресторанах, где также просто обедают и ужинают. В Беларуси до сих пор процент этих расходов крайне мал - в среднем всего 1,8% в общей структуре расходов, или 2,7 тыс. рублей на семью в месяц тратится на питание вне дома.

Если опираться на западные стандарты материального благополучия представителей среднего класса, то в советское время к нему можно было отнести управленцев, принадлежащих верхушке партийной номенклатуры, творческую элиту. Относящиеся к этой прослойке имели дачу, автомобиль, стандартный набор бытовой техники, преимущественно иностранной, и выезжали за границу. Т.н. «средний» уровень доходов этой маленькой прослойки людей был в разы выше уровня дохода всей остальной примерно одинаково жившей массы населения. Середины между ними не существовало.

СРЕДНИЕ РУССКИЕ

В России они уже появились. По разным оценкам, эта категория составляет около 23% населения. В соответствии с западной классификацией ее делят на «высший» средний класс, «средний» средний класс и «низший» средний класс (upper, middle, low middle class): 1% с доходами от $1 до $3 тыс. на члена семьии, 7 % - с доходами выше $250, еще 7% - с доходами от $150 до $250. Категория людей с доходами в диапазоне от $100 до $150 находится в промежуточном уровне между средним классом и прочим населением. В месяц на продукты питания средняя русская семья тратит не более трети своих доходов.

По исследованиям российского журнала «Эксперт», каждая третья средняя семья в России планирует купить квартиру, еще 30% собирается обменять имеющуюся с доплатой.

Рабочий день среднего русского длится около 8,5 часов. Помимо материального фактора, средний русский определяет еще 20 причин, по которым ему интересно работать: возможность принимать решения, проявлять инициативу, добиваться успеха.

Подавляющее большинство (80%) среднего класса России занимается спортом, регулярно посещает театры, концерты, клубы. Библиотека семьи среднего класса состоит из 440 книг, в год покупается около 15 книг.

Средний русский становится активным покупателем на различных потребительских рынках, в результате чего структура предложения начинает выравниваться, заполняя «яму» между самыми дешевыми и дорогими товарами.

Согласно исследованиям Российского центра социально-экономических исследований, подавляющее большинство средних русских (около 80%) в числе основных жизненных ценностей определили для себя свободу как «возможность быть самому себе хозяином» и «поиск, предприимчивость, инициативу в работе и жизни, даже если оказываешься в меньшинстве».

БОГАЧ, БЕДНЯК...

Занявшись поиском аналогичных исследований о среднем классе Беларуси, найти мы их не смогли. Светлана Новоселова, которая в Министерстве статистики курирует исследования по домашним хозяйствам, проводимые с 1995г., полагает, что эта категория населения в нашей стране «слишком малочисленная», чтобы говорить о ней как о классе, и, возможно, поэтому пока нет заинтересованности в исследованиях.

Другое дело - бедность, которая у нас, как говорят эксперты, «не глубокая, но широкая». По самым последним данным Минстата, за чертой бедности находится 31% населения страны. В прошлом году за чертой бедности пребывало 26,7% белорусов.

А что же остальные? Если разбить население страны на 10 групп в зависимости от уровня доходов, то получится, что более 60% белорусов по своему материальному положению практически не отличаются от тех, кто находится за чертой бедности. Граница малообеспеченности в прошлом году находилась на уровне 53 тыс. рублей. Среднедушевые расходы в первой, второй, третьей и четвертой группах составляли 24,7 тыс., 36,3 тыс., 43 тыс., 50,4 тыс. рублей соответственно. Расходы в седьмой и восьмой группах, которые логично должны относиться к среднему классу, отличаются от предшествующих категорий всего на 15-20 тыс. рублей. А среднедушевые расходы в десятой группе с наибольшими располагаемыми ресурсами в 2001г. составляли 173,2 тыс. рублей в месяц. Совершенно справедливо было замечено, что «если в стране водятся денежные знаки, должны же быть люди, у которых их много».

Таблица

Приведем еще одну официальную цифру - только 0,9% населения страны имеют доход на одного члена семьи в размере $200. Эти данные, безусловно, могут вызывать сомнения, учитывая особенности бизнес-климата в стране, налоговую систему и прочие характерные для белорусской экономики особенности. Но есть еще один аргумент, который подтверждает, что средний класс в Беларуси, скорее всего, отсутствует.

Одним из основных показателей уровня жизни является процент расходов на питание в общей структуре потребительской корзины. В среднем по стране на продовольствие расходуется около 60%, только 2% (!) населения страны тратят до 30% своих доходов на продукты питания, что соответствует стандарту жизни среднего класса.

Фактическое отсутствие разницы в материальном положении между бедным и т.н. средним классом в Беларуси подтверждает, например, и такая деталь, как наличие и срок эксплуатации товаров длительного пользования. В наименее обеспеченной группе населения, средней и наиболее обеспеченной, более 80% домашних хозяйств имеют автомобили старше 10 лет. Любопытно, что до сих пор по наибольшему количеству легковых машин на 100 домашних хозяйств «Жигули» опережают остальные марки (30 штук на 100 домашних хозяйств ). За ним следует «Москвич» (15 штук), на уровне с которым находится «Фольксваген», 6 автомобилей «Ауди» и «Форд». «Мазда» и «Форд» имеются примерно в трех домашних хозяйствах из 100.

 

...Возможно, именно «Мазду» купит Коля к весне. У него есть весь набор бытовой техники, включая компьютер и посудомоечную машину, купленные по оптимальному сочетанию цены и качества. Одеваться предпочитает за границей, продукты покупает не в Ждановичах, а в супермаркете и почти каждый день обедает и ужинает в кафе и ресторанах. Он признает, что относится, скорее, к верхушке среднего класса, нижняя ступень которого должна начинаться с $200 на члена семьи.

Имея такой доход, еще один наш собеседник, владелец станции техобслуживания, не уверен, что может вписать себя в ряды белорусского среднего класса. Он не может позволить себе отдыхать за границей, пока не задумывается об улучшении своих жилищных условий, не имеет финансовых возможностей, чтобы поменять свою подержанную машину на более новую, отоваривается на рынке и питается только дома. Но, самое главное, он не уверен в завтрашнем дне и, называя инициативу и экономическую свободу основными ценностями, говорит, то они «задавлены». Он причисляет себя к бедным.
Добавить комментарий
Проверочный код