Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№42 (358) 28 октября 2002 г. Контекст

НЕ ЛУКАШЕНКО ЕДИНЫМ. В Кремле ищут «запасные варианты»

28.10.2002
Вадим ДОВНАР

Пощечиной Кремлю назвали большинство наблюдателей высылку из Беларуси лидера Союза правых сил Бориса Немцова. Практически ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что решение о депортации принималось не таможенниками, не милицией и даже не руководством КГБ, а лично Александром Лукашенко.

В пользу этого допущения говорит и абсурдность выдвинутых в адрес Немцова обвинений отечественных спецслужб. Что стало причиной этого демарша и какие последствия он может иметь? На первую часть данного вопроса успели ответить многие, ответить на вторую помешал захват террористами Театрального центра в Москве. Опасение за жизни сотен заложников затмило мелкие неприятности лидера одной из российских партий. Лукашенко в очередной раз просто повезло. Так уже было однажды. В прошлом году, когда в нескольких международных структурах собирались принимать крайне жесткие резолюции по Беларуси, случился теракт в Нью-Йорке. После событий 11 сентября, естественно, стало не до нас. Теперь вроде как все повторяется. Наверняка после разрешения конфликта с заложниками официальные российские власти могут публично и не вспомнить о первоначальном своем «недоумении» по поводу депортации Немцова.

Здесь, кстати, уместно вспомнить, как после ареста на белорусско-литовской границе съемочной группы ОРТ тогдашний президент России Борис Ельцин запретил пускать в российское воздушное пространство самолет белорусского президента, и знаменитое «Он пускай сначала Шеремета отпустит». Шеремет был отпущен отнюдь не сразу, но это не помешало впоследствии двум президентам еще не раз целоваться. Как бы то ни было, из большинства неудобных (мягко говоря) ситуаций Лукашенко выходил сухим. И, по всей видимости, надеется выйти и сейчас. Это значит - отомстить за мух и котлет и в то же время не порвать с Москвой окончательно. Однако, хотя Путин не Ельцин и за резким словом у него следует адекватное действие, вариантов для маневров у российского президента не так уж и много. Отказ от политики интеграции совсем не в интересах государства российского. Степенью влияния Лукашенко в Беларуси не обладает никто. Однако понимая, что спор зашел в плоскость «кто из двоих круче?», Путин может взять лишь временную паузу. Обойтись без выпадов в адрес белорусского «батьки», даже соглашаться в чем-то с ним, но ответный, возможно, последний удар все же последует.

В пользу такого варианта развития событий косвенно свидетельствует и интервью президента российского фонда «Политика» Вячеслава НИКОНОВА, данное корреспонденту «Белорусской газеты» незадолго до депортации из Минска известных политиков и драматических событий в Москве.

- Нынешнее состояние белорусско-российских отношений я бы охарактеризовал как нормальное, - сказал политолог. - Во всяком случае Россия по-прежнему считает Беларусь своим ближайшим партнером - так же, как Беларусь считает своим ближайшим партнером Россию.

- Во время саммита СНГ Александр Лукашенко и Владимир Путин среди прочего договорились продолжить работу по созданию Конституционного акта cоюзного государства. Значит ли это, что Путин отказался от интеграции на принципах Евросоюза и согласился на вариант, наиболее приемлемый для белорусского коллеги?

- Путин никогда не был против работы в рамках ныне существующего договора. Правда, он выдвинул ряд предложений, которые могли бы продвинуть интеграцию на более высокий уровень. Если белорусская сторона этого не захотела, пришлось просто вернуться на исходные позиции. Что ж поделаешь? Нельзя же силком заставить интегрироваться. А новых предложений, насколько я знаю, никто не выдвигал.

- После громких заявлений с обеих сторон наступило определенное затишье. Даже во время саммита о политике практически не говорили. С чем это связано?

- Вообще, «затишье» - нормальное состояние в отношениях между государствами. Просто за последние 10 лет мы привыкли, что обязательно должны происходить какие-нибудь судьбоносные явления. На самом деле в отношениях большинства стран на планете доминирует именно «затишье». Между Америкой и Францией, между Испанией и Португалией и т.д. Это нормально. Ненормальностью можно назвать заявления о мухах и порабощении. Затишье, наверное, означает, что нет причин для недовольства друг другом и идет работа, которая устраивает кого-то или нет, но не вызывает особого всплеска эмоций.

- Значит, сейчас ожидать очередного всплеска нет оснований?

- Я не стал бы сейчас ожидать никаких новых всплесков. Был определенный конфликтный период, когда Путин предложил что-то новое, но это вызвало болезненную реакцию Лукашенко. Путин сделал паузу.

- Возможно ли сейчас экономическое давление Кремля на Лукашенко?

- Я не считаю, что кто-то кого-то должен экономически давить. Это не принято в мировой практике. Естественно, у России есть свои интересы экономического, хозяйственного развития, и этими интересами Кремль будет руководствоваться в первую очередь. Да и вообще я не очень понимаю, что такое «экономическое давление» и почему оно должно работать. В моем понимании экономическое давление - это экономические санкции. Они, как правило, ни к чему не приводят, кроме консолидации вокруг режима.

- Поставим вопрос иначе: станет ли экономическая политика России более жесткой по отношению к Беларуси?

- Наша экономическая политика всегда была, есть и будет пророссийской. Пробелорусской она не будет.

- Каков нынче расклад в Кремле? Как много там, скажем так, пролукашенковских либо антилукашенковских сил?

- Честно говоря, я не знаю в Кремле ни одного ни пролукашенковского, ни антилукашенковского человека. Там все настроения пропутинские. Насколько Кремль настроен на интеграцию с Беларусью? Сейчас - сильнее как никогда прежде.

- Лукашенко является эдаким олицетворением интеграции. Возможно ли, что российские власти поставят на кого-то другого из белорусских политиков в деле продолжения этого процесса?

- Поскольку Беларусь является авторитарным государством, то разговаривать с кем-то еще, кроме первого лица, довольно бессмысленно. Если же ты хочешь решать проблемы с существующим режимом, есть только один способ их решить - путем диалога и нахождения взаимопонимания. Никаких других способов просто нет.

- Последнее время отдельные белорусские СМИ сообщают о подготовке внутри Беларуси «пятой колонны» и что делается это не без помощи Кремля.

- Мне об этом пока ничего не известно, но я бы очень удивился, если бы у России не было запасного варианта.

- Какой запасной вариант вы имеете в виду?

- Знаете, отношения с другой страной всегда строятся с учетом различных участников. Завтра, допустим, не станет Лукашенко. Придут какие-то другие, не известные нам люди. Что в этом случае делать? Наверное, какие-то варианты на этот счет Путину предлагают. Да и самого лидера любой страны такие мысли посещают.

- Каковы перспективы введения на территории России и Беларуси единой валюты?

- Тут все как раз зависит исключительно от белорусской стороны, поскольку Путин готов это сделать уже со следующего года. Пока Лукашенко не отказывался от принятых обязательств о введении единой валюты с 2004г. Нет со стороны Александра Григорьевича и предложений об ускорении этого процесса, но нет пока и его отказа от прежних договоренностей. Посмотрим.

- В то же время Лукашенко настаивает на существовании двух эмиссионных центров, один из которых находился бы в Минске.

- Если Беларуси нужна единая валюта, чтобы самой печатать российские рубли, то это очень наивная постановка вопроса. Даже в Европейском союзе, где огромное количество экономических гигантов, есть только одно место, где печатают валюту. Было бы странно, если бы Россия позволила соседнему суверенному государству печатать собственную денежную единицу. С тем же успехом мы могли бы попытаться договориться с Соединенными Штатами. Это было бы лучше.

- В последнее время наблюдается активизация российско-украинских отношений и определенное затишье в российско-белорусских. Значит ли это, что приоритетными для России становятся контакты с Украиной, а не с Беларусью?

- Россия безусловно отдает приоритет всем своим соседям, где бы они ни находились. Очевидно, что сейчас по вине Беларуси (нам дали понять, что не хотят с нами интегрироваться) происходит явная задержка на белорусском направлении. В то же время со стороны Украины нам дают понять, что были бы не прочь активнее общаться с Москвой. Однако это совсем не значит, что Украина более приоритетна, нежели Беларусь. Они для нас все приоритетны. Просто в один момент отношения между странами улучшаются, в другой - ухудшаются. По-всякому бывает.
Добавить комментарий
Проверочный код