Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№42 (358) 28 октября 2002 г. Экономика

С ДАЛЬНИМ ПРИЦЕЛОМ МИНФИН ВНОВЬ ПРЕДЛОЖИЛ ВЗЯТЬ БАНК

28.10.2002
Сергей ЖБАНОВ

Впервые президиум Совета министров заблаговременно рассмотрел и одобрил предложенные меры по подготовке сельхозорганизаций к полевым работам.

Под «мерами» в первую очередь подразумевался поиск источников и определение размеров финансирования сельхозкампании будущего года. А в условиях острого бюджетного дефицита использование правительством старого метода «на охоту ехать - собак кормить» ставит под угрозу пресловутую продовольственную безопасность страны.

Весенний сев уже сегодня под угрозой. В октябре почти полностью прекратилась закупка минеральных удобрений. Причина хорошо известна: после небывалой (по сбору зерновых) страды в хозяйствах нет денег. Впрочем, их там никогда и не было.

Удивительно другое: у правительства, стабильно рапортующего об устойчиво положительной динамике, денег в бюджете тоже не хватает. Масштаб проблемы, т.е. сколько нужно денег стране для полного счастья, хорошо объяснил сам министр финансов Николай Корбут. Свои надежды на покрытие бюджетного дефицита он связывает с неполученным до сих пор российским кредитом в $40 млн.: «Это значительные деньги, которые улучшат финансовую ситуацию в стране». Ни больше ни меньше.

Вот и приходится правительству думать не о том, куда деть урожай этого года, а как будем харчеваться в следующем году. А рубежи в еде предстоит взять высокие.

Чтобы собрать не менее 6,4 млн. тонн зерна, 8,5 млн. тонн картофеля, 1,4 млн. тонн овощей, 1,7 млн. тонн сахарной свеклы, 39 тыс. тонн льноволокна, 90 тыс. тонн семян рапса и получить «не менее 36 центнеров кормовых единиц на одну условную голову скота» было предложено дополнительно выделить 497,9 млрд. рублей (более $250 млн. в эквиваленте).

Распределение одобренной финансовой нагрузки выглядит следующим образом. 49,9 млрд. рублей (10,1% от общей суммы средств) выделяются республиканским бюджетом, 160,3 млрд. (32,2%) - республиканским фондом поддержки производителей сельхозпродукции, продовольствия и аграрной науки, более 132,6 млрд. (26,6%) должны изыскать в местных бюджетах. И наконец, главный источник процветания белорусского сельского хозяйства - коммерческие банки - должны будут выделить кредиты на сумму 155 млрд. рублей (31,1%).

Естественно, речь идет о льготных кредитах на проведение полевых работ и выплату авансов - 45 млрд. рублей; на расчеты (включая авансы) за растениеводческую продукцию - 50 млрд. Еще в 50 млрд. рублей обойдется банкам закупка зерна для животноводческих комплексов и в каких-то 10 млрд. рублей - проведение уборки и озимого сева.

Глава Нацбанка Петр Прокопович попытался было облегчить тяготы посевной и уборочной для банков, предложив выделять кредиты сельхозпредприятиям не под ставку рефинансирования, а на стандартных условиях, но Минфин не вошел в сложное положение отечественной банковской системы, посоветовав обратить внимание «на сложное финансовое положение организаций АПК», которые «могут получить кредитные ресурсы с оплатой процентов за их пользование не выше ставки рефинансирования Нацбанка». Вместе с тем осталось незамеченным и другое, куда более невинное предложение главы Нацбанка, касающееся введения первоочередного порядка возврата хотя бы 40% средств, вырученных от реализации работ и услуг независимо от наличия задолженности у сельхоззаемщиков перед бюджетом и государственными целевыми бюджетными фондами. Но Минфин не то чтобы не помышляет о нормальных взаимоотношениях между кредиторами и заемщиками, а просто не хочет усложнять себе и без того несладкую бюджетную жизнь. Поэтому Нацбанку придется в гордом одиночестве искать способы обеспечения прогнозных ориентиров по сокращению доли сомнительных и безнадежных к возврату кредитов в следующем году.

Без преувеличения, вся сумма дополнительно выделяемых средств должна пойти если не на авансы и ссуды, то на удешевление или стоимости семян, или полиэтиленовой пленки и шпагата, или запчастей для сельхозтехники, или минеральных удобрений и ГСМ. Всего не перечесть.

Самое грустное состоит в том, что облисполкомы уже сейчас не верят в свои утвержденные финансовые возможности, так как до сих пор не найдены местные источники погашения задолженности по зарплате, так же как и за сданные населением скот и молоко в сумме 21,9 млрд. рублей. Общая сумма задолженности по зарплате работникам АПК составляет сейчас 95 млрд. рублей - это больше, чем задолженность всех отраслей народного хозяйства по зарплате в конце прошлого года - 71 млрд. рублей.

Поэтому министр сельского хозяйства и продовольствия Михаил Русый направил для рассмотрения правительству предложения специально созданной рабочей группы по вопросам обеспечения своевременной выплаты заработной платы работникам АПК. В частности, правительству предложено отменить решение о снижении закупочных цен на молоко, а Минфину - погасить долги бюджетных организаций за полученную продукцию в сумме 15 млрд. рублей. В целях пополнения оскудевшей ресурсной базы ОАО «Белагропромбанк» предложено исполнить гарантии правительства перед банком в сумме $3,1 млн. и решить вопрос об обращении на вторичном рынке государственных облигаций на сумму $4,2 млн., выкупленных «Белагропромбанком». Иначе трудно будет ему выдать кредиты сельхозорганизациям даже на погашение долгов по зарплате. В общей сложности комплекс мер, предложенных рабочей группой, дает возможность погасить 55 млрд. из 95 млрд. рублей задолженности. Оставшиеся 40 млрд. рублей опять предложено изыскать за счет выдачи кредитов коммерческими банками. Но при этом честно заявлено, что большинство заемщиков не смогут вернуть кредиты по причине хронической неплатежеспособности. А раз так, то не исключено, что на некоторые из сделанных предложений из правительства последует такой же ответ, как и из Минфина на предложение облисполкомов.

А Минфин, кстати, уже решил, что «предусмотреть выделение средств на проведение полевых работ из республиканских источников не представляется возможным», и продолжает постепенно отучать от бюджетного иждивенчества славных тружеников полей и огородов.

На днях в Евросоюзе тоже ломали голову, как уложиться в отведенные 3% бюджетного дефицита и сдержать инфляцию, не нарушив при этом сложившуюся практику дотирования сельского хозяйства. Решено было только с 2007г. бюджет фонда общей агрополитики ЕС (источник дотаций) существенно пересмотреть исходя из жесткой привязки к инфляции. Единственное, до чего не додумались в Евросоюзе - перекладывать, как в Беларуси, бремя бюджетного финансирования сельского хозяйства на коммерческие банки. Вот поэтому победа над инфляцией не означает в Европе поражение частных банков. Там просто не ставят задачу ценою частных банковских депозитов спасти государственное сельское хозяйство вместе с самым дорогим для президента - сельским электоратом.
Добавить комментарий
Проверочный код