Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№40 (356) 14 октября 2002 г. Визави

ХУДОЖНИКА ОБИДЕТЬ МОЖЕТ КАЖДЫЙ. Помочь материально - не готов никто

14.10.2002
Вадим ДОВНАР

№ 40 [356] от 14.10.02 - Решение Совмина о назначении гонораров за создание произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства вызвало небывалое возмущение в среде профессиональных художников. Министерство культуры обвинили в пренебрежительном отношении к творцам и кулуарном принятии жизненно важных документов. В беседе с корреспондентом «Белорусской газеты» свою позицию объясняют председатель Белорусского союза художников Владимир БАСАЛЫГА и начальник управления искусств Министерства культуры Борис ЛАЗУКО.

Владимир БАСАЛЫГА: «ОНИ УМЕЮТ ЦЕНИТЬ ТОЛЬКО МЕРТВЫХ»

- Хотелось бы сразу оговориться, что в принципе нельзя разработать ставки авторского вознаграждения за произведения искусства от и до. Сложность тут заключается в том, что невозможно оценить искусство по какой-то графе, баллам. Как соотнести два произведения и сказать, какое из них дороже? Настоящую цену при наличии определенной раскрутки называет время. Так что оценка стоимости произведений - вопрос действительно спорный. Но в десять раз сократить предложенные нами суммы - это уму непостижимо.

- А какова вообще сложившаяся практика начисления гонораров?

- В коммунистические времена существовал Союз художников СССР. Последний имел нормативную станцию, где работали очень крупные специалисты с богатейшим опытом. Все виды работ они грамотно рассчитали по вертикали и горизонтали, т.е. физические и художественные затраты на создание произведения. К примеру, за скульптуру всегда платили больше, чем за живопись. Все было научно обосновано и оправдано. Кроме того, в советский период ставки утверждались на два года. Нужно учитывать временной фактор, ибо никто не знает, что произойдет. В 1994г. Минкульт разработал крайне примитивные расценки. Там было так: позиция, например, «Станковая живопись и станковая графика» - от 10 до 50 минимальных зарплат. Эти расценки действовали до сих пор! Как за эти деньги можно создавать произведения? Естественно, рынок «отмел» эти расценки.

- Как принималось решение об изменении существовавших норм?

- К нам обратилось Министерство культуры, и мы разработали новые минимальные расценки. Я созвал всех ведущих специалистов Союза художников, которые неоднократно являлись членами экспертных комиссий Минкульта, БСХ. В предложенных нами документах имелась градация на виды, жанры, объемы, стадии, материалы и т.д. Понятно ведь, что то же историческое полотно можно написать и большое, и малое. Ставки делились на исполнительскую и творческую части. К исполнительской части относились в основном произведения монументального характера (монументальные скульптуры и мозаика). В этих видах художнику не справиться одному. К творческой же относились станковые виды искусства (графика, живопись, скульптура). Мы хотели разделить деятельность профессиональных художников и простых любителей поводить по бумаге карандашом или кисточкой. Хотели, чтобы труд наш рассматривался по особой шкале. Шутка ведь, если бы Елизарьев взял к себе в театр танцовщиком человека, просто владеющего акробатическими навыками, и дал ему какую-то ведущую партию? Нас же уравнивать с любителями, видите ли, можно!

Сложившаяся годами практика выплаты гонорара такова, что под этим словом подразумеваются затраты (мастерские, материал, командировочные), зарплата художника, налоговые отчисления, социальное обеспечение. Получается, что около 40% от общей суммы - это затратная часть. Это не наши деньги, а деньги, которые мы тут же отдаем. Мы же хотели, чтобы на оставшуюся сумму можно было нормально жить. Теперь попробуйте доказать заказчику, что в связи с принятием решения Совмина вам нужно больше платить за труд!

- Сколько длилось рассмотрение ваших предложений Минкультом?

- Министерство получило эту разработку еще в декабре 2000г. Замминистра Владимир Рылатко продержал наши предложения полтора года. Во время президентской проверки министерства ему указали, что до сих пор не разработаны минимальные расценки, и только тогда Рылатко зашевелился. Я несколько раз обращался с предложением вместе проанализировать наши предложения. Однако министерство проигнорировало мою просьбу.

- Вам как-то это объяснили?

- Рылатко мне сказал встретиться с начальником управления искусства Лазуко. Я созвонился, была назначена встреча, но за несколько часов до нее мне по телефону сообщили, что Лазуко болен. Я еще несколько раз туда обращался, ходил к министру. Все без толку. Когда же Рылатко и Лазуко поторопили «сверху», вопрос был решен просто: от наших цифр они убрали ноль и отправили документ на утверждение.

- Вас просто поставили перед фактом?

- Когда стало известно об этом «обрезании», мы собрали президиум БСХ. Все были возмущены таким решением. Мы направили письмо вице-премьеру Владимиру Дражину с предложением создать согласительную комиссию с участием специалистов Минтруда, Минфина, Минкульта и т.д. и общими усилиями найти решение проблемы. Более того, на экспертной комиссии Минкульта я зачитал эти расценки и привел свои доводы. Рылатко, правда, при этом не присутствовал, но члены комиссии меня поддержали. Тем не менее имеем то, что имеем.

- Что для вас означает принятие новых ставок гонораров?

- Как можно сократить расходы в десять раз, я не понимаю. Вы что, в десять раз уменьшили стоимость красок, перечисления в социальный фонд, налоги, повысили жизненный уровень? Возможно, дело в том, что у них на данном этапе нет соответствующих специалистов. Как бы то ни было, но иначе как сухим автоматизмом в худшем варианте чиновничества я произошедшее назвать не могу.

За 30 тыс., к примеру, нам предложено делать зарисовки с натуры. Да за такие гроши ничего, кроме ученического рисунка, мы не дождемся! За групповой портрет - 80 тыс. Ну что это такое? Получается, что ценим мы только некоторых мертвых. Пока же творец жив, то пускай питается воздухом.

Борис ЛАЗУКО: «МЫ ПОМОГАЕМ СОЮЗУ ХУДОЖНИКОВ»

- Кому пришла идея сократить суммы авторских гонораров в десять раз?


- Я бы не сказал, что кто-то может назвать себя автором «сокращения». Если разбираться с фактами, то речь идет несколько о другом. Постановление Совмина утверждает и определяет минимальные ставки. Гарантированный минимум, ниже которого не может опуститься заказчик. Все остальное регулируется договорами между заказчиками и исполнителем. Ну, например, я обладаю какой-то определенной суммой денег и хочу приобрести произведение искусства. Предлагаю ее художнику, и мы договариваемся либо нет. Без нижней планки гонораров могла бы предлагаться совсем нищенская оплата, и художник из-за собственного безденежья мог бы на это согласиться. Получается, что, по сути, государство взяло на себя функцию определенным образом защитить творцов. При министерстве работает экспертный совет по изобразительному и декоративно-прикладному искусству. Состав совета утверждается приказом министра, и в него входят весьма компетентные, на мой взгляд, люди. Возьмите того же народного художника Виктора Громыко - человек известный и весьма авторитетный. В новый состав совета включены руководители секций Союза художников, которые знают работу изнутри. Почему я об этом так подробно говорю? Да потому, что именно экспертный совет выносит свой вердикт: какую цену установить за ту или иную работу. В зависимости от сложности исполнения, тематики, даже от значимости имени художника.

Руководствуемся мы существующей рыночной практикой. Я регулярно посещаю салоны и отслеживаю цены. Естественно, у художника есть желание установить как можно большую цену за свой труд. Однако будут ли его произведения покупаться - это еще большой вопрос. Кстати, у нас цены даже чуть выше, нежели в салонах. Так что говорить о том, что вот существуют минимальные ставки авторского вознаграждения и они являются нормой, которой следует руководствоваться и никак от нее не отступать, не приходится.

- Если все диктует рынок, чем же объясняется такое совпадение ставок, предложенных художниками, с вашими, за исключением пресловутого нуля?

- Мы согласовывали эти суммы с Мин-экономики и Минфином. Я лично давал пояснения, как искусствовед и практик, поскольку знаю, какие затраты можно учесть при создании, например, станкового живописного произведения. Там ведь очень много нюансов. Если, предположим, это акварельная графика, выполненная в единственном варианте, это одна стоимость, а если тиражная - совсем другая. Мы всегда голосуем на экспертном совете. Бывают очень спорные вещи. Ведь правила по закупке каковы? В управлении как бы аккумулируют предложения. Художники, скажем, обращаются: прошу купить мою работу. В таком случае мы обращаемся в музеи, поскольку покупка должна быть адресной. Работа должна находиться в коллекции, участвовать в выставках. Обычно мы находим, куда определить работу. Бывает, что музей обращается в Минкульт с просьбой о покупке произведения. Словом, все заявки аккумулируются у нас, и заочно у нас ничего не происходит. По каким-то работам цены возрастают, по каким-то - наоборот. Так что нельзя говорить и о том, что принятием этих ставок мы ухудшим положение художника.

- Тем не менее руководство Союза художников обвиняет вас в том, что решение было принято кулуарно. Мол, вам поступали предложения о создании совместного экспертного совета, но вы все предложения проигнорировали.

- Ситуация, мягко говоря, совсем иная. Мы разослали проект постановления Совмина заинтересованным ведомствам, в т.ч. руководству творческих союзов (Союзу дизайнеров, Союзу художников). Если говорить о ведомствах, рассматривавших этот проект, то это - министерства информации, юстиции, экономики, финансов, а также Комитет по науке и технологиям. Все, кроме Союза художников, дали ответ и высказали свои замечания. Поправки были учтены. Мы обращались после этого в БСХ и услышали, что замечания свои они направили прямо в Совмин. Потом, кстати, мы попросили у них копию этих замечаний. Так что упрек в том, что мы чего-то не учли, несправедлив. Как несправедливо упрекать нас и в том, что не было попыток найти с художниками общий язык. Такие попытки были. Я разговаривал с руководителями секций, поскольку Басалыга - еще не весь Союз.

- С кем конкретно?

- К примеру, с Георгием Лойко, с рядовыми членами, фамилии которых просто сейчас не могу вспомнить, с членами экспертной группы.

- 40% выделяемой художником суммы - затраты.

- Если автор документально подтверждает свои затраты, то мы все это учитываем при выплате вознаграждения. Однако стоит при этом не забывать, что мы используем суммы, которые выделяются нам из бюджета. Мы вынуждены варьировать между тем, что хотелось бы, и тем, что можем.

- Установленные суммы уравнивают профессионалов с любителями. Это справедливо?

- А справедливо ли дискриминировать человека, не имеющего образования, но одаренного природой?

- С чем связано столь длительное рассмотрение предложений Союза художников?

- Дело в том, что я возглавил управление в декабре 2001г. и принял на себя весь груз нерешенных до меня проблем, в т.ч. вопрос о минимальных ставках авторского вознаграждения. Задержка связана как раз с тщательностью, с которой мы его рассматривали. Правда, нельзя сказать, что тема эта уже окончательно закрыта, поскольку постановлением Совмина нам предписано подготовить вместе с Минфином и Минэкономики, Комитетом по науке и технологиям еще один документ - о порядке выплат вознаграждений. Поверьте, все мы делаем только в интересах автора и для его защиты. Мы хотя и не финансируем БХС, но всячески ему помогаем.
Добавить комментарий
Проверочный код