Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№40 (356) 14 октября 2002 г. Тема недели

ХРОНИКА «БАРБЫ»

14.10.2002
Родион РАСКОЛЬНИКОВ

№ 40 [356] от 14.10.02 - Александр Лукашенко любит бороться с коррупцией. Борьба эта носит перманентный характер и за последние 8 лет не принесла ни ярких побед, ни очевидных поражений. То, что на втором году второго срока правления президент вынужден принимать антикоррупционную программу, - лучшее подтверждение, что жива еще гидра, недодушенная им в должности председателя антикоррупционной комиссии ВС 12-го созыва. Не имея удовольствия отследить плоды борьбы, проследим за тем, как изменялась внешность врага народа.

Являясь рядовым депутатом и рассказывая о выявленных его комиссией злоупотреблениях, Лукашенко только причитал. Никаких уголовно-правовых последствий эти причитания не имели. Зато в другой, не правовой, а политической области популизм принес свои плоды: результатом антикоррупционного доклада стали высокий рейтинг и победа докладчика над Вячеславом Кебичем.

В последующий год Александр Григорьевич хронически не мог вжиться в новую роль. И продолжал бороться с коррупцией все теми же не имеющими правовых последствий причитаниями.

ДЕЛО БАНКИРОВ

Первой жертвой борьбы с коррупцией в Беларуси стал Станислав Богданкевич. У Лукашенко в тот момент еще не было выдрессированной репрессивной системы, воспринимающей любую фразу, выпавшую из величайших уст, как сигнал к прямому и немедленному действию. А потому, когда Лукашенко сформулировал свои «15 обвинений Богданкевичу», на последнего и не подумали одевать наручники. Мало ли кто что сформулировал. Вместо массированной информационной кампании (которая непременно случилась бы сейчас), в государственной прессе развернулась полемика (!) на тему, справедливо ли Александр Григорьевич обвинил Станислава Антоновича. Должность свою последний потерял, но от тюрьмы его Бог миловал. Можно, конечно, предположить, что против Богданкевича просто не смогли накопать компромат, но разве смогли доказать что-то существенное в отношении Тамары Винниковой? А ведь продержали ее на нарах больше полугода.

Тамара Дмитриевна стала вторым председателем правления Нацбанка, попавшим «под раздачу». Случилось это уже в разгар «антикоррупционной» борьбы, 14 января 1997г. Она была арестована по обвинению в финансовых преступлениях, совершенных на должностях председателя правления «Беларусбанка». Ее продержали в изоляторе с 14 января по 7 ноября, потом посадили под домашний арест. Спустя еще полтора года, 7 апреля 1999г., она исчезла, а человек, похожий на нее, объявился в Лондоне.

КОРРУПЦИЯ В КОЛХОЗЕ

Впрочем, 1997г. запомнился не январским арестом Винниковой, а начавшимися осенью зачистками в сфере сельского хозяйства. Аресты и допросы колхозников и чиновников, имеющих отношение к аграрному сектору, продолжались вплоть до 1998г. Но действительно запоминающимися оказались только два дела, ставших символом наведения порядка в сельском хозяйстве. Речь идет о деле Василия Старовойтова, устроившего коррупцию в своем колхозе «Рассвет», и Василия Леонова, «злоупотреблявшего» в Минсельхозпроде.

74-летнего Героя Соцтруда Старовойтова задержали осенью 1997г. Сначала предъявили обвинение в совершении краж в особо крупном размере на должности председателя АО «Рассвет», потом список расширили до нескольких эпизодов. В итоге старик получил два года лишения свободы в колонии усиленного режима. В течение всего следствия Старовойтова держали за решеткой.

Вторым кандидатом на звание «Коррупционер-1997» был арестованный 11 ноября 1997г. министр сельского хозяйства и продовольствия Василий Леонов. Арест был ярким и запоминающимся, в стиле 30-х гг. С той лишь разницей, что вместо фотографа опергруппы ГПУ ответственный момент протоколировало Белорусское телевидение. Леонову одели наручники прямо в рабочем кабинете. Этот сюжет еще долго крутили по БТ.

Лукашенко, возбужденный закрутившейся антикоррупционной кутерьмой, не удержался от комментариев. «Я убедительно прошу Глуховского - самым жестким образом вести следствие! Действуйте несмотря ни на что!» - заявил человек, назначающий судей в Республике Беларусь. На этом же собрании он публично обвинил Леонова в причастности к убийству Евгения Миколуцкого.

Министр угодил за решетку. Борьба с коррупцией вступила в новую стадию.

УЧЕНЫЕ-КОРРУПЦИОНЕРЫ

Среди обитателей белорусской деревни распространено заблуждение, что профессорско-преподавательский состав вузов - сплошь взяточники и крохоборы, и, не «дав на лапу», поступить в высшее учебное заведение невозможно. Заблуждение это базируется преимущественно на низком уровне начального образования белорусской деревни, а также хроническом раздражении, которое экзаменационная комиссия любого вуза выражает, услышав характерное фрикативное «г» и сочетание согласных «шч» вместо «щ».

По целому ряду причин носителем этого заблуждения стала белорусская власть. А вслед за ней и правоохранительные органы. Примерно с 1999г. в стране начата массовая борьба со злоупотреблениями в ходе вступительных экзаменов. Президент создает комиссию по проверке хода вступительных экзаменов, которой на некоторых этапах руководит известный ученый В.П.Заметалин. По стране прокатывается первая волна арестов членов приемных комиссий вузов (вторая случилась весной 2002г.).

Знаменем борьбы с коррупцией в среде профессорско-преподавательского состава стало дело ректора Гомельского государственного мединститута, профессора Юрия Бандажевского. Ученого арестовали 13 июля 1999г. 4 августа ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 169 «получение взятки, совершенное служебным лицом, которое занимает ответственный пост, либо лицом, которое ранее было осуждено за получение взятки, либо получение взятки в особо крупных размерах».

ВРЕДНЫЕ ДИРЕКТОРА

В Беларуси нет олигархов. Их место занимают «красные директора», державшие в руках еще хозяйство БССР. Лукашенко терпел их долгие 7 лет. Терпение лопнуло в октябре 2001г., сразу после выборов. Аресты руководителей госпредприятий приобрели осенью массовый характер и продолжаются до сих пор. По некоторым данным, в рамках этой кампании арестовано около 2 тыс. руководителей среднего и высшего звена промышленных предприятий. Самые запоминающиеся фамилии: Калугин («Атлант»), Рахманько (БЖД), Леонов (МТЗ).

О том, кто подпадет под «раздачу слонов» в ближайшее время, можно судить из перечня «наиболее уязвимых» для коррупции видов деятельности. Перечень этот приведен в госпрограмме по усилению борьбы с коррупцией на 2002-2006 гг. Итак, в ближайшее время можно ожидать массовых арестов товарищей, задействованных в: нормотворческой деятельности; службе в госаппарате и местном самоуправлении; судебной и правоохранительной деятельности; лицензировании; экспертизе и сертификации продукции и услуг; предпринимательстве (конечно же!); приватизации и разгосударствлении; банковской деятельности; бюджетном процессе и кредитовании; эмиссии ценных бумаг; госзаказах и закупках; получении и оказании гуманитарной помощи.

Вы занимаетесь чем-то из вышеперечисленного? Задумайтесь, может, вы - коррупционер?
Добавить комментарий
Проверочный код