Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (354) 30 сентября 2002 г. Тенденции

ВЫБЕРИ СЕБЕ ОПРОС. ПОКА ЕЩЕ РАЗРЕШЕНО

30.09.2002
Виктор МАРТИНОВИЧ

Два социологических опроса, проведенных почти одновременно независимым НИСЭПИ и президентским ИСПИ, продемонстрировали диаметрально противоположные ответы на практически одинаковые вопросы. В товарищах социологах до такой степени согласья нет, что разница в их результатах по некоторым тематическим блокам составляет более 100%. Белорусам остается выбрать себе службу-фаворита и слепо уверовать во все, что она выдает на-гора. Благо двойственность в социологии власть намерена терпеть еще несколько месяцев.

С 15 августа по 3 сентября Институт социально-политических исследований (ИСПИ) провел оперативный опрос, одним из вопросов которого была оценка социально-экономической ситуации в Беларуси за год после президентских выборов. 21,7% респондентов заявили, что ситуация постепенно улучшается, 52,7% - что остается стабильной. Так что, если верить ИСПИ, 74,4% нации в целом довольны тем, как президент руководил страной.

А вот распределение ответов на вопрос «Удовлетворены ли вы тем, как Лукашенко управляет страной?», который задавал в сентябре Научно исследовательский институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ): 20,7% отчасти не удовлетворены, 36,5% - скорее не удовлетворены.

Данные президентских и независимых социологов разнятся на 131,6%! Такое ощущение, что НИСЭПИ и ИСПИ проводили опросы в разных странах. Этот феномен можно было заметить и ранее. Что говорили люди в камеру до и после запоминающегося спича Владимира Путина о «мухах и котлетах»? Сначала нация представала с экранов маниакально стремящейся сдать независимость, потом - столь же маниакально готовой ее защищать.

Но социология, в отличие от БТ, - очень мощный пропагандистский инструмент, и с ней шутки плохи. Одним из наиболее интересных моментов в результатах сентябрьского опроса НИСЭПИ оказались данные о влиянии самой социологии на свои же результаты. Оказывается, «самым сильным фактором, определяющим отношение белорусов к третьему сроку Лукашенко путем изменения Конституции, стала их информированность о... действительном рейтинге президента и его возможном конкуренте!» (НИСЭПИ). Среди тех, кто думает, что за время после президентских выборов рейтинг Лукашенко повысился, 51,1% готовы голосовать за продление полномочий президента на референдуме (против - всего 14%). Среди тех же, кто убежден, что рейтинг понизился, - только 4,7% (против - аж 71,7%). С другой стороны, среди респондентов, готовых голосовать за третий срок, 56,6% думают, что Лукашенко за год стал популярнее, и только 18,1% - что он утратил любовь электората. А среди противников изменения Конституции убежденных в снижении рейтинга - 84,6%! НИСЭПИ делает вывод, что «если бы абсолютное большинство белорусов знали о падении рейтинга Лукашенко, представляли себе его возможного конкурента, шансов на такое изменение Конституции через референдум практически не осталось бы». Это, кстати, одно из немногих абсолютно бесспорных заключений, сделанных социологами с обеих сторон.

А потому реакция государства на публикацию данных обвалившегося рейтинга Лукашенко большим сюрпризом не выглядит. Сочный «наезд» на итоги сентябрьского опроса опубликовала «Советская Белоруссия», которую не удовлетворила размытость возрастной категории респондентов НИСЭПИ: «...в сентябре проведен «национальный опрос» людей в возрасте от 18 лет и старше. На сколько месяцев старше? А какое отношение к науке может иметь такая «социология», когда юношей спрашивают о серьезнейших вещах, а их мнение потом выдают за голос всего народа?»

Однако публикация в «СБ» может показаться детским лепетом по сравнению с теми проблемами, с которыми независимые социологи, столкнутся уже через три месяца. В СССР независимые социологические исследования были запрещены, а «зависимые» никогда и нигде не публиковались, дабы не дестабилизировать обстановку в стране. Похоже, с декабря, когда все опросы общественного мнения перейдут под жесткий контроль специально созданной комиссии по опросам общественного мнения при Национальной академии наук, нас ожидает нечто подобное. Скоро даже сам президент не будет уверен в том, каким в действительности рейтингом обладает. Он-то наверняка знает цену официальной социологии.

Впрочем, объективные процессы в обществе чувствуются и без социологии, а доли процентов для тех, кто ездит в метро, не так уж важны. Ясно, что Лукашенко доверяют меньше, чем в сентябре 2001г. Тогда любое недоверие испытывалось подспудным вопросом: если не он, то кто же? Теперь выбирать из фамилий на бюллетене вовсе не обязательно. Народ может тихо ненавидеть того, кого совсем недавно почти полюбил из-за отсутствия альтернативы.

Но и сам Лукашенко в 2002г. для падения своего рейтинга сделал очень многое. Помимо закручивания гаек во всех областях - от гражданских свобод до налоговой политики - основным фактором обвала рейтинга стал резкий разворот страны в сторону от России. Поскольку с Западом отношения мы испортили уже давно, после отказа от восточного вектора нам останется только взлететь. Впрочем, мало осведомленных в геополитике жителей волнует не отсутствие внешнеполитических перспектив, а то, что плохим стало называться то, что долгое время признавалось хорошим. На языке социологов это звучит вот как: «Все 8 лет своего пребывания у власти он (Лукашенко) постоянно эксплуатировал образ «собирателя славянских земель», православного «духоборца» и последнего бастиона на пути западной экспансии. В результате такой политики оказались маргинализированы, вытеснены на периферию социально-политического процесса как раз те политические субъекты и группы электората, которые выступали за независимость, демократию, конфессиональное многообразие и европейский путь развития. Это значит, что сейчас у власти нет электоральных ресурсов, на которые она бы могла опереться».
Добавить комментарий
Проверочный код