Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (354) 30 сентября 2002 г. Общество

ХОЗЯИН У ЗАПИСЕЙ ЕСТЬ. Главное - с ним разобраться

30.09.2002
Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

После выхода публикации материала “У записи должен быть хозяин” (“Белорусская газета” N30) об отечественных проблемах в области авторских прав на музыкальные произведения в редакции раздался звонок из компании Vigma, крупнейшего белорусского производителя лицензионных аудиокассет. Прозвучавшие доводы и приведенные данные мы сочли достаточно серьезными, чтобы продолжить разговор о музыкальном пиратстве с Александром ЛОСЕВЫМ, заместителем генерального директора компании. О своих взглядах на проблему и ее решениях он рассказал музыкальному обозревателю “Белорусской газеты”.

- Мы считаем, что в целом Владимиром Пугачем (директор Белорусского музыкального агентства, которое занимается защитой авторских прав. - Д.Б.) неправильно охарактеризована ситуация с авторскими правами на тиражирование аудиозаписей, т.н. “механическими” правами, что особенно хорошо прослеживается на наиболее крупном сегменте белорусского рынка музыкальной аудиопродукции - кассетах. Если исходить из его слов о том, что 95% рынка занимают пираты, то получается, что авторам никто ничего за эти носители не отчисляет. Но я вам могу показать все необходимые бухгалтерские документы нашей компании о ежемесячных отчислениях автор-ских вознаграждений российским правообладателям в лице НААП, Первого музыкального издательства, РАО и т.п.. За 2001г. сумма этих отчислений составила в эквиваленте около $10 тыс., а за первую половину 2002г. превысила $7,5 тыс. Более того, каждая наша кассета официально зарегистрирована у местных представителей правообладателей. А ведь российская музыка - это около 80% кассетного рынка Беларуси. Если учесть, что он у нас в четыре раза больше рынка CD, то вообще сложно понять, как можно говорить о 95% пиратства. Думаю, что это вопрос чести не только компании Vigma, но и остальных крупных отечественных выпускающих компаний и производителей. Возникает вопрос: неужели мы зря тратим деньги на отчисления?

- Стало быть, не все так страшно?

- Да, в сфере авторского права неоправданно нагнетаются страсти. Те же представители БМА в другом недавнем интервью много говорили о бездействии правоохранительных органов, хотя на деле они работают в настоящем смысле этого слова. Может, не всегда оперативно, но ни одно заявление не остается без серьезного внимания. Более того, они постоянно проверяют выпускающие компании, в т.ч. и нас. Поймите, если фирмы, занимающиеся только ввозом и перепродажей, имеют возможность как-то уклониться от чего-то, то у нас такой возможности нет, поскольку мы занимаемся производством, а завод не спрячешь.

- И все же, какую долю рынка сейчас, на ваш взгляд, занимает пиратская продукция?

- По моим данным, на нашем рынке порядка 30% пиратских кассет. Насчет дисков мне, исходя из специфики нашей компании, сказать сложнее. Но вообще, официального производства CD здесь нет, следовательно, с их легальностью зачастую все очень условно. Однозначно лишь то, что с дисками ситуация гораздо хуже кассетной. Если говорить о конкретных регионах, то самые неблагополучные в плане пиратства - Витебская и Могилевская области. Тут, наверное, играет роль открытая граница с Россией. Даже в Гомельской области дела получше - благодаря хорошо закрытой границе с Украиной. Но стоит отметить, что везде ситуация постепенно изменяется в положительную сторону.

- Что сдерживает этот процесс?

- Да хотя бы распространенная у нас практика т.н. “мировых соглашений”, когда представители правообладателей находят нарушителей, но вместо того, чтобы вести их в суд, договариваются об определенной сумме компенсации. С одной стороны, и для нарушителя это весьма условное наказание, поскольку он, заплатив, чаще всего продолжает заниматься своим делом, а с другой, никто не гарантирует, что здешний представитель правообладателя отправит деньги в ту же Москву. Получается, что подобные представители лишь способствуют пиратству ради какой-то личной выгоды, а потом возмущаются, что якобы никто ничего не делает.

- Какие первоочередные шаги в сфере борьбы с музыкальным пиратством вы считаете важными?

- Тут, как мне кажется, достаточно правильно ведет себя

РУПИС. Есть намерение официально зарегистрировать всех представителей правообладателей, предварительно проверив соответствующие документы. Затем они, возможно, будут самостоятельно собирать деньги у производителей за тиражирование и самостоятельно передавать правообладателям. Это позволило бы покончить с “мировыми соглашениями” и злоупотреблениями представителей правообладателей на местах.

- Подобная практика сбора уже была при Комитете по авторским правам, и особых успехов она не принесла.

- Думаю, сам по себе и РУПИС ничего сверхъестественного тоже не сотворит. Просто в эффективной работе этого органа на сегодняшний день заинтересованы все, кто хочет иметь как можно меньше вопросов со стороны правоохранительных органов. Для этого им нужно будет вносить как можно больше заявок и платить как можно больше авторских. А контролирующие органы, тот же ОБЭП, уже сами проверят, насколько реальные объемы соответствуют документам. Естественно, к тем, кто подает мало заявок или делает мало отчислений, автоматически будет больше вопросов.

- Наверное, целиком полагаться на “заинтересованность” производителей было бы неправильно. Какие меры могли бы усилить контроль?

- Возможно, один из наиболее универсальных путей - введение акцизной марки. Прежде всего это позволило бы контролировать объемы производства и, следовательно, соответствие объемов выплат. Без занижений со стороны производителя, но и без завышенных требований со стороны представителей правообладателя. К тому же это упростило и ужесточило бы борьбу с пиратством, поскольку тогда подобные проверки мог бы делать любой участковый милиционер. Отсутствие акциза сразу бросается в глаза, а его подделка - это уже неотвратимая уголовная статья, а не непонятные большинству населения авторские права. И тогда всем стало бы не до пиратства.
Добавить комментарий
Проверочный код